Архив:

Где-то в тридевятом царстве...

Отправляясь на встречу с очередным героем нашей рубрики, я подумала: Алеша-то — действительно герой. Он ведь не только скульптуры ваяет, он по крохам, по крупицам лепит свою собственную жизнь, почти лишенную звука. Каждый день с сурдопедагогом 14-летний подросток учит по специальной методике слова, чтобы уметь разговаривать, как все, и быть полноправным членом общества.

Слушая тишину

На первой встрече с Данилкиными мы больше общались с мамой мальчика Ольгой.

«Я плохо говорю!» — объяснил Алеша свое нежелание поддерживать разговор и удалился в другую комнату. «Стесняется, — вздохнула Ольга. — У него ведь речь специфическая, и он немного боится, что незнакомые люди его плохо поймут».

Но когда мы увиделись во второй раз, мальчик был гораздо смелее.

...Поначалу ничего не предвещало беды. Ольга с мужем были счастливы, поскольку давно хотели иметь сына. Но когда малышу исполнилось четыре месяца, родители начали замечать, что он не так, как другие дети, реагирует на звуки: не откликается на погремушки, засыпает под гул пылесоса. Правда, стоит маме сделать шаг в комнате — сразу поворачивает голову. Врачи почему-то назвали это аутизмом и спрогнозировали, что в будущем ничего страшного не произойдет. А заговорит Алеша, когда ему самому это будет нужно.

— Сын пошел в садик в три года, зная шесть–семь слов, которыми на тот момент пользовался. То есть какой-то слух у него был, — вспоминает Ольга. — Физиологически и интеллектуально мальчик развивался нормально, и воспитатели в садике только через полгода обратили внимание, что Леша отличается от остальных деток в группе. У них была такая игра: пока бьет барабан, дети стоят спиной к воспитателю, а когда дробь стихает, должны как можно быстрее повернуться. Леша же никогда не поворачивался… Только тогда мы впервые пошли к врачу проверить слух. Доктор взяла баночки из-под кофе, в которые были насыпаны гречка, сахар, горох, какие-то болтики и… стала по очереди греметь ими у ушей сына. В итоге поставила диагноз — полная глухота. Мне сразу выписали направление в садик-интернат и сказали: мамочка, дескать, успокойтесь, вашего ребенка мы пристроим куда надо, там его достойно воспитают, ему не место в мире обычных людей. Мол, в нашей стране давным-давно придумана система, по которой такие люди живут, не мешая другим. Короче говоря, мне предложили отказаться от ребенка. Но тогда кому, если не родителям, он нужен в этом мире?

Эх, нелегкая это наука!

Вскоре семья узнала о специализированном центре, где занимаются реабилитацией глухих по авторской словацкой методике, которую в Украине применяют всего 15 лет. Детей учат воспринимать звуки физически, и на базе этого развивают речь. Как это происходит? Сдувают губами пылинку с пальца и объясняют, что это — звук «п». Потом просят ребенка повторить. Показывают, как дребезжит щечка, когда мы говорим «м-м-м», и просят сделать так, чтобы и щечка малыша тоже так задрожала… Вот так, играя, дети входят в мир звуков. Все это возможно, конечно же, только при помощи слухового аппарата.

С тех пор Леша постоянно занимается с сурдопедагогом, поскольку оказалось, что он хорошо воспринимает высокие и низкие звуки. И диагноз, поставленный ранее, не точен. Мальчик постоянно разучивает новые слова, их произношение. У Леши акцент, как у иностранца, порой он неправильно ставит ударение и путается с окончаниями и временами глаголов. Но он способен изъяснятся с одноклассниками, друзьями. А уж для близких, поверьте, нет в мире более мелодичных и желанных звуков, чем Лешина речь!

Сурдопедагоги объясняют: обычному ребенку для заучивания и запоминания слова нужно повторить его в среднем семь раз, а тому, кто не слышит, это необходимо проделать 77 раз. К тому же, чтобы запомнить слово и научиться его выговаривать, Леше приходится задействовать свою зрительную и ассоциативную память. Она у него — дай бог каждому. Ольга говорит, что всегда удивлялась, как в начальных классах сын мог решать задачки по математике, по сути, не понимая условия, написанного в книжке, — он ведь не знал значения всех слов.

Где-то в тридевятом царстве…

Как бы ни гордились родители успехами сына, им не давал покоя вопрос: а что же дальше? Многие педагоги в средней школе, где раньше занимался Леша, считали, что ему следовало бы учиться в специализированном интернате. И совершенно не хотели тратить на мальчика свое время и силы. Ведь иногда, чтобы понять, насколько Алексей усвоил материал, надо было давать ему дополнительные письменные задания.

И тогда на «домашнем совете» было принято решение перевести сына в художественную школу. Теперь он с радостью занимается скульптурой.

Когда Леша показал мне пластилиновые замки, сделанные в тандеме со старшим братом Максимом, я ахнула. Это не просто стены-каркасы, вылепленные из отдельных «булыжников». В этих замках и двери в покои открываются, и комнаты уставлены крошечной мебелью да утварью (в кухне, представьте себе, на жердях висит крошечная колбаса!). У каждого входа — по двое стражников с пиками, в шлемах, а в покоях, — конечно же, жители…

— Когда Леша был еще маленьким, от столиков с его изделиями на выставках во Дворцах детского творчества ребят невозможно было отогнать! — вспоминают родители. — Ведь на мундирах офицеров он даже награды правильно воспроизводил!

Свои работы год назад Алексей показал известному украинскому скульптору Евгению Деревянко, чтобы узнать, есть ли у него способности. И настолько удивил профессионала, что он взял паренька к себе в мастерскую. Через год занятий с мэтром Леша сдал экзамен в художественную школу, где, кстати, Евгений Деревянко преподает скульптуру и композицию.

— В моем классе он, ей-богу, самый лучший! — отзывается мастер о своем ученике. — Когда ребята выполняют работы по моим заданиям, то Лешины среди них выделяются: у его фигур есть характер, у них правильные пропорции. В этих статуэтках чувствуется необъяснимая мощь, как будто внутри них заключен комок какой-то неимоверной силы. И этим они похожи на своего автора — у Леши внутри тоже есть стержень, этот мальчик очень силен духовно. Это чувствуют и остальные дети в классе, они готовы слушать его подсказки в работе.

Эту силу Лешиных скульптур мы смогли оценить, посмотрев его домашнюю коллекцию. Тут и красивые мускулистые греческие гимнасты, и казаки с суровыми лицами: в шапках, с саблями. Есть среди персонажей и шахматисты: он вылепил сценку состязания Карпова и Каспарова. Фигурки величиной в 20–30 см, которые можно рассматривать часами, — в них столько деталей и линий!

По мере того как талант парня проходит огранку под руководством Евгения Деревянко, мальчик уничтожает статуэтки, которые перестают ему нравиться. Домашние об этом сожалеют, но что поделать, раз мастер решил… Его право. Родители и так очень рады, что благодаря творчеству Леша нашел свою «сродну працю», как говорил философ Сковорода. Он чувствует в скульптуре опору, ту ось, с помощью которой, как неваляшка, всегда сможет вернуться в равновесие, как бы ни шатала жизнь.

Татьяна Когутич

Источник: vvnews.info

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ