Архив:

Отношение окружающих к инвалидам: все в наших руках!

Установившиеся в обществе взгляды на инвалидность, как социальное явление и на инвалидов формировались годами. И даже при значительном прогрессе в процессе социальной интеграции инвалидов и их «выходе из тени» мифы о них практически никак не изменились. Меня не особо волнует это как явление в глобальном масштабе, но когда сталкиваешься с этими мифами сам, то начинаешь задумываться о том, как их изменить.

Многочисленные попытки опровергнуть наиболее распространенные мифы и домыслы в отношении инвалидов к каким-либо результатам не приводят, т.к. устоявшееся мнение можно изменить не уговорами и призывами к здравому смыслу, хотя на более-менее здравомыслящих людей это все-таки действует, а практическими действиями - как со стороны власти, социальный служб, общественных организаций, так и со стороны самих инвалидов (как по мне - это важнее всего). В большинстве случаев материалы в прессе и на ТВ из серии «Инвалидность: мифы и реальность» большинством людей воспринимается как сюжет о симпатичных пингвинах с земли Королевы Мод или землетрясении в Японии, т.е глубоко индифферентно.

Меня, честно говоря, как-то не особо волнует отношение ко мне всего общества, пусть общество само решает его проблемы, мне и своих хватает, но отношение людей, меня окружающих и тех, с которыми приходится контактировать, мне все же не совсем безразлично. Я могу, конечно, петушиться и делать вид, что мне абсолютно безразлично отношение ко мне персонала супермаркета, бармена в ближайшей пивнушке или официантов в клубе, но все-таки постоянно пребывать в состоянии «мне всё пофиг и вы все - тоже» утомительно даже для человека с довольно устойчивой психикой. Да и зачем надевать маску безразличия и нигилизма, если я, по большому счету, человек далеко не агрессивный, довольно коммуникабельный и очень даже приятный во всех отношениях - как Карлсон, который, как известно, и красивый, и умный, и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил )).

Я бы уже был и не против, если бы на меня вообще не обращали внимания, могу обойтись и без симпатии к своей особе. Однако окружающие меня люди частенько не только не желают меня принимать таким, как я есть, но даже в покое оставить не хотят и относятся ко мне, как к собирательному образу всех известных им мифов и слухов об инвалидах. В собесах к инвалидам обычно относятся как к назойливым просителям, которые «... только и делают, что мешают работать». Обычные граждане могут «копеечку» предложить, кружку пива с барского плеча выставить, бабульки в парке часто заводят песню «бідна дитина, і як же воно ото тобі?». Другой вариант - презрительно-покровительственное отношение, коим страдают в основном водители городского транспорта и окрестный пубертат в парках и зонах отдыха. А есть откровенно агрессивно настроенные особи, у которых ненависть ко всему непохожему на них - на уровне рефлексов.

С этим можно бороться? Можно, конечно, и, наверное, даже нужно, но очень уж бесперспективным мне это кажется в масштабах всей страны. И что же, воспринимать это как должное? Тоже можно, но так и с катушек съехать недолго от всего этого. Фиг с ним, раз в неделю с таким столкнуться, но регулярно...

А вот не надо заниматься глобальными проектами по переубеждению сограждан в том, что инвалиды на самом деле такие же, как и все, вот только немногие не такие. Да и не совсем такие, как и все, если уж быть до конца честным (см. «Аватар»). Если не получается изменить мнение всей страны, то надо попытаться переубедить хотя бы тех, с кем сталкиваешься непосредственно - в своем родном городе, микрорайоне, поселке.

Я, конечно же, не собираюсь составлять справочник рекомендаций по борьбе с предубежденным отношением к инвалидам, но кое-чем из личного опыта поделиться могу.

Охоту подавать милостыню я довольно быстро отбил просьбами положить «денюжку» мне в кошелек, потому как «... руки у меня больненькие, сам не справлюсь». В кошельке надо иметь сумму, эквивалентную 200-300 гривнам (около $25-40), лучше крупными банкнотами. У меня кошелек на магнитах, так что при попытке открыть кармашек для мелочи сразу становится видно все его содержимое. Чаще всего, увидев пусть и не большую, но, по сравнению с вручаемой мелочью, достаточно приличную сумму денег, дарители оскорбляются, иногда смущаются. Первым я совершенно честно говорю, что я их ни о чем не просил и это было их собственной инициативой: «... не хочешь давать - забирай обратно». Вторые обычно краснеют, глупо улыбаются и молча уходят. Память на лица у меня не ахти какая, но последние 2-3 года у нас на районе «копеечку» мне практически не предлагают.

В кафешках и барах на корню пресекаю попытки угостить меня пивом или рюмкой чего-то покрепче. Один раз поверил в искренность такого жеста и тут же был награжден жалостливо-покровительственным взглядом тетки-барменши. Платить надо самому всегда, это правило исключений не имеет. Не знаю почему, но обычно официанты, бармены и обслуживающий персонал очень тонко чувствуют твое психологическое состояние (все-таки с азами практической психологии они знакомятся непосредственно в процессе работы), будешь вести себя с ними заискивающе или показушно-вежливо - получишь в ответ покровительственное отношение. Стараюсь быть предельно вежливым, но сразу ставить перед фактом: я - посетитель, они - обслуживающий персонал. Ну, иногда с симпатичной официанткой можно и пофлиртовать, не без этого )).

Водители городского транспорта обычно реагируют, если видят человека в инвалидной коляске и выходят, чтобы опустить пандус для заезда в автобус. Года два назад нарвался на одного, как бы это сказать, чтобы модераторы не вскинулись, - «нехорошего водителя». Когда он первый раз он закрыл дверь и уехал, то я решил, что просто меня не заметил. Автобус с пандусом у нас на маршруте один и, когда он вернулся часа через полтора и снова уехал без меня, то я понял, что водиле просто лень было выходить из автобуса. Вернулся домой, позвонил в диспетчерскую, выяснил фамилию водителя и не пожалел полдня для рассылки жалоб, начиная от местного райсовета, заканчивая уполномоченным по правам человека. Собственно говоря, писал я недолго, в Word текст набил и растиражировал по всем доступным адресам электронной почты (вот эти адреса пришлось поискать). Через два дня позвонили и милостиво предложили прокатиться на их автобусе, мол, хрен с тобой, на этот раз возьмем. Через три - извинились вполне искренне и пообещали проинструктировать водителей, чтобы не только пандус выдвигали, но и помогали заехать в салон и обратно. Через неделю - ревели белугой, что не имеют никакой возможности подать автобус к дверям квартиры. С тех пор с автобусами проблем нет, даже если я еду куда-то сам, без сопровождающих.

С собесом стиль общения выработал при получении первой коляски, он точно такой же, так и в предыдущем случае - сначала попросил, получил отказ. Попросил еще раз - пообещали сделать «чуть позже». И та же история с письмами во все инстанции, адреса которых удалось найти. С тетками из собеса я практически не общаюсь, от них мне ничего не надо, но путевка в санаторий 1 раз в 2 года у меня есть гарантированно, они даже заикаться бояться по поводу каких-либо форс-мажорных обстоятельств и отсутствия путевки.

С местными гопниками немного сложнее. Эта публика понимает только тот язык, на котором обычно и общается: «кто сильнее физически, тот и прав». Могут наехать ради развлечения - сигареты отобрать, пошутить не очень приятно, но тех, кто сильнее их (или кого они считают более сильным), почитают свято. Мне в этом плане немного повезло, т.к. в детстве занимался велоспортом с одним товарищем, которого из нашего клуба забрали чуть ли насильно. Причина в Пашкиных габаритах - не то, чтобы велосипедов под него подобрать не могли, но тренер по регби чуть ли не на коленях умолял Пашку перейти к нему. 2,04 - рост и 120 кило весу уже в 18 лет кого угодно впечатлили бы. К 30 годам росту у Паши не прибавилось, а вот вес зашкалил за полтора центнера. Говорит, ему по должности положено (он совладелец сети фитнесс-центров). Когда Пашу увидели со мной на террасе местной кафешки, то проблемы с гопниками отпали сами собой, тем боле после Пашкиного монолога с ними: «Ну..., это..., чтобы это... А то... Ясно?». Им стало ясно.

Ну, а с бабульками у подъезда проблем у меня вообще никогда не возникало. Уж кто-кто, а они прекрасно помнят меня еще до травмы, так что особой жалости я у них не вызываю и сейчас, будучи уже в инвалидной коляске. Общение с Пашей и другими моими друзьями авторитета в их глазах мне тоже не добавляет, а о жалостливом отношении даже речи не идет.

Всех, с кем сталкиваешься по жизни, конечно же, не переубедить в глупости их представлений об инвалидах, но очень многих из тех, с кем контактируешь часто - можно. Может, для кого-то и не приемлемо, но мне помогает.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ