Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Прогнившая дерюга проблем третьего сектора

Становление и укрепление демократического государства зависит от формирования современного гражданского общества. А базисом для развития такого общества являются общественные организации — так называемый третий сектор. Однако положение третьего сектора в Украине чрезвычайно сложное.

Гипертрофированная роль государства и жесткая вертикаль исполнительной власти не создают условий для развития горизонтальных связей между властью и обществом на всех уровнях, а следовательно — не стимулируют участие граждан в объединениях для защиты своих интересов.

Можно ли назвать третий сектор в государстве влиятельным? Над этим и другими вопросами размышляет председатель Всеукраинской общественной организации инвалидов «Всеукраинский профсоюз трудоспособных инвалидов» Владимир Петровский.

— К величайшему сожалению, влиятельные общественные организации можно сосчитать по пальцам одной руки. Все они начинали свою деятельность еще в Советском Союзе (как, например, Хельсинкская правозащитная группа). При этом существует целый пласт относительно молодых общественных организаций (ОО), которые только по названию общественные, а на самом деле ручные для определенных государственных структур или партий, поскольку служат для них средством «решения определенных вопросов». Третий сектор находится в плачевном положении. Законодательная база, регламентирующая его деятельность хотя и существует, но реально работа независимых общественных организаций заблокирована. Обуздать организации третьего сектора пытаются и с помощью недофинансирования. Особенно действенный этот метод против ОО инвалидов, получающих средства из специального фонда государственного бюджета.

Но о прозрачности государственной поддержки речь не идет, поскольку организации, которыми руководят народные депутаты или близкие к органам власти структуры, имеют преференции. Неинвалидным же ОО государство не предоставляет финансовой поддержки, поэтому им приходится надеяться на средства меценатов и благотворительных фондов. А это слишком ненадежный источник поступлений, ведь с общественными организациями конкурируют государственные структуры, которые по закону также имеют право на благотворительные спонсорские взносы. Меценату выгоднее платить властям. О какой-либо помощи третьему сектору не может быть и речи. Спасательной соломинкой для общественной организации остается получение грантов и сотрудничество с международными благотворительными организациями. Эти поступления, конечно, небольшие, но они дают возможность выживать. Правда, инвалидным организациям в этом плане сложнее, поскольку проекты международных фондов касаются преимущественно правозащиты, медицины, экологии.

— Какую цель ставит перед собой ваша общественная организация? Какую роль хотите сыграть в обществе, какие проблемы решить?

— Организация, которую я возглавляю, называется Всеукраинский профсоюз трудоспособных инвалидов. Основные направления работы — реабилитация, трудоустройство и юридическая защита инвалидов. Инвалидность — это шок для человека. После автокатастрофы или болезни остается психологическая травма, человека гложет мысль: зачем мне жить, я никому не нужен. И, к величайшему сожалению, это правда, поскольку вчерашние друзья, коллеги куда-то исчезают, оставляя инвалида один на один с проблемами. Хорошо, если рядом близкие. Вывести человека из шока, провести психологическую реабилитацию, убедить, что можно жить и приносить пользу и себе, и семье, и обществу, очень сложно. Чтобы доказать человеку, что судьба в его руках, что нужно бороться за свою жизнь, что ограниченные физические возможности не делают человека хуже других, члены нашей организации осуществили первый в мире массовый прыжок с парашютом незрячих инвалидов в открытое море.

— Названные вами проблемы касаются социальной защиты инвалидов. Этими вопросами должны заниматься определенные государственные структуры, это их прямая обязанность.

— С одной стороны — да. Но с другой — скажем прямо — в нашем государстве сегодня не существует ни гуманитарной, ни социальной политики, ни каких-либо конкретных программ для решения проблем инвалидов. Такое положение дел позволяет манипулировать инвалидами и проблемами инвалидности в частных интересах, не решая этих проблем. А отдельные законодательные акты вызывают, мягко говоря, удивление. Как, например, «Государственная программа развития системы реабилитации и трудовой занятости лиц с ограниченными физическими возможностями, психическими заболеваниями и умственной отсталостью на период до 2011 года», утвержденная Кабинетом министров Украины (постановление №716 от 12.05.2007 г.): «Выполнение Программы даст возможность сэкономить средства государственного бюджета, Пенсионного фонда Украины и других источников путем прекращения выплаты гражданам пенсий, государственной социальной помощи, компенсаций и других затрат в сумме около 114,7 млн. грн. в результате проведения реабилитационных мероприятий, способствовавших снятию инвалидности или переведению в низшую группу инвалидности». Судя по приведенному фрагменту, программа направлена не столько на реабилитацию инвалидов, сколько на экономию государственного бюджета за их счет. По логике составителей программы, пройдя несколько ее этапов, инвалид сможет чудесным образом исцелиться от всех болезней. Ясно, что такой документ создает разным прохиндеям от медицины почву для злоупотреблений.

Базовые принципы трудоустройства инвалидов регламентируются законами Украины «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине» и «О реабилитации инвалидов в Украине». Первый из них не содержит механизмов контроля за его выполнением, не говоря уже об ответственности за его нарушение. Поэтому неудивительно, что закон не выполняется ни органами государственной власти, ни, тем более, негосударственными институциями. Закон о социальной защите — декларативный и никого не способен защитить. Единственными четко выписанными его статьями являются те, которые содержат положения о Фонде социальной защиты инвалидов и Комиссии по социальной защите инвалидов с очень широкими полномочиями. И это не радует. Поскольку упомянутая комиссия, по замыслу законодателей, стала для инвалидов всем: и налоговой с функцией регистрации предприятий и учреждений и правом предоставлять льготы, и контролирующим органом, и гарантом Конституции — то есть неким автономным государством в составе государства Украина. Это ненормально, поскольку не отвечает европейским стандартам и демократическим принципам. Стабилизация работы Фонда социальной защиты инвалидов крайне необходима, а законодательно закрепленные за ним функции серьезно дестабилизируют отношения между работодателями, инвалидами и обществом.

— Как сообщило информагентство МедиаПорт, ГлавКРУ проводило плановую проверку использования государственных средств в сфере социальной защиты инвалидов на протяжении 2007—2008 годов. Ревизоры сделали вывод, что Фонд социальной защиты инвалидов не контролирует надлежащим образом использование денег предприятиями общественных организаций, из-за чего 52 миллиона бюджетных средств были потрачены неэффективно. КРУ сообщило о результатах проверки Кабмину, Минтруда и направило соответствующие материалы в Генпрокуратуру. А как именно Фонд распределял средства для общественных организаций инвалидов?

— В Минтруда проходят совещания, на которых якобы коллегиально, при участии руководителей министерства и членов общественных организаций, осуществляется распределение средств. Но это формально. Реально подписывает документы с выделенной суммой на каждую организацию Минфин, он же и выплачивает средства. Однако решает эти вопросы даже не Минфин — в ВР есть соответствующий комитет. Почти каждая общественная организация находится под патронатом определенной политической силы или народного депутата. Сегодня в нашем государстве сложилась фактически двупартийная система, когда наибольшее влияние на общественную жизнь имеют БЮТ и ПР. Такая же ситуация и в «инвалидном государстве в государстве»: есть два мегаблока общественных организаций инвалидов — «Национальная ассамблея инвалидов Украины» (под патронатом БЮТ) и «Конфедерация общественных организаций инвалидов» (ПР). Именно эти организации получили больше всего средств из специального фонда государственного бюджета — свыше двух миллионов гривен. Для сравнения — наша организация получила 30 тысяч. Кстати, согласно законодательству, госбюджет может предоставлять финансовую поддержку конкретным общественным организациям инвалидов, а не их объединениям, тем более если эти объединения политические.

— Эксперты говорят о низкой эффективности сотрудничества третьего сектора с органами государственной власти. А как у вас с таким сотрудничеством? Или это, скорее, борьба?

— Наверное, борьба. К сожалению, практически никакой помощи от органов государственной власти мы не получаем. В том числе и финансовой. Из выделяемых нам денег по закону только 35% можем использовать на зарплату. Один наш сотрудник получает 600 грн. в месяц, другой — полставки, то есть 300 грн. Попробуйте представить, как может работать всеукраинская общественная организация при таком финансировании. Это делается умышленно, чтобы уничтожить действительно независимые организации. Мы говорим: «Нам не нужно никакой помощи, только бы чиновники решали то, что должны согласно законодательству, и не мешали нам работать, этого было бы достаточно». Громоздкий государственный аппарат не может решить наши проблемы. И одна из причин — отсутствие специалистов. Складывается впечатление, что люди, занимающиеся вопросами инвалидов в Минтруда, в проблемах инвалидов ничего не понимают или же делают вид. Когда мы встречаемся на совещаниях, пытаемся доказать элементарные вещи.

Инвалиды — огромный финансовый ресурс, управляемый госаппаратом. Кто же захочет выпустить такие средства из рук? Мы предлагаем очень простой и эффективный выход из ситуации: во всех органах государственной власти, от Кабмина, секретариата президента до отдельных министерств и ведомств, создать специальные комиссии или советы, куда будут входить представители общественных организаций инвалидов. Эти комиссии должны наделяться правом контролировать деятельность органов власти, наблюдать как используются средства, как осуществляется политика относительно инвалидов, кто за что отвечает, и если не отвечает — почему, нет ли злоупотреблений. В резолюциях наших конференций все обосновано по пунктам. Но государственная власть не идет на то, чтобы создать упомянутые структуры. Возможно, чего-то боится? Если это не так, то непонятно, какой вред принесет то, что третий сектор будет осуществлять реальный контроль за деятельностью чиновников. Тогда мы могли бы сказать: органы власти работают как могут, просто не хватает средств, законодательной базы, еще чего-то. А если что-то скрывают — складывается впечатление, что нас обманывают.

Нужно принимать меры, чтобы ситуация изменилась и органы государственной власти работали на общество, а не на себя. Между прочим, это тоже было целью нашей парашютной акции — привлечь внимание органов государственной власти. С этим связан, кстати, еще один неприятный опыт сотрудничества с чиновниками. Мы хотели отметить пятерых участников прыжка, предоставили документы на награждение в секретариат президента, Кабмин, ВР, госадминистрации. Местные органы власти и г-н Литвин поддержали предложение, а Кабмин спустил письмо Минсемьи. Представьте себе цинизм министерства, представители которого сказали, что парашютного спорта для инвалидов не существует, поэтому награждение невозможно. Секретариат президента направил наше письмо в Минтруда, которое также отказало людям, прославившим Украину на весь мир (наш прыжок вошел в Книгу рекордов Гиннесса).

— С какими еще предложениями вы обращались в органы власти?

— Сегодня нет специалистов, которые были бы готовы работать с инвалидами. Раньше существовали специалисты по физической реабилитации. В 2008 году эту специальность отменили. Есть несколько образовательных учреждений, которые готовят специалистов для работы с инвалидами (Институт коррекционной педагогики при Университете им. М.Драгоманова и Университет «Украина»). Но реально выпускники этих вузов не работают по специальности из-за небольшой зарплаты. Приближается Евро-2012. Мы обращались в Минобразования с предложением относительно подготовки таких специалистов, поскольку приедут люди с особыми потребностями со всего мира и с ними нужно будет работать. Минобразования пока не дало согласия на специальную подготовку МЧСников, работников милиции, волонтеров. Или это солидное учреждение не понимает важности вопроса, или его не интересует указанная проблема.

Однако существует и положительный опыт сотрудничества: наша организация приняла участие в разработке строительных норм для парков, скверов, придомовых территорий. Но этого мало. Мы выдвигаем много законодательных инициатив, и если бы не партийные и клановые интересы, сделать можно было бы немало. Попытки изменить что-либо кардинально вызывают сопротивление партийно-клановых лобби. Решить мелкие несущественные вопросы — пожалуйста. Но латать прогнившую дерюгу нет смысла. Европа давно пошла вперед и решила проблемы инвалидов и других малообеспеченных слоев населения. Мы направили много предложений в Международную организацию труда относительно кардинального изменения ситуации в стране.

— Недавно ваша организация провела конференцию по поводу инициативы власти заменить льготы для инвалидов адресной социальной помощью. Было решено не допустить этой реформы, принята специальная резолюция. Вы направили ее в государственные органы власти?

— Конечно, направили. Инвалиды сегодня находятся за чертой бедности, без льгот им будет трудно выжить. Ни одна адресная помощь (мизерные доплаты к пенсии) не помогут. В этом убеждает и негативный опыт России, где была проведена такая реформа. Мы уже несколько раз срывали попытки Минтруда совместно с общественными организациями инвалидов, отрабатывающими патронат влиятельных должностных лиц, поддержать эту идею. Но попытки не прекращаются.

— Сотрудничаете ли вы с другими общественными организациями, в частности, неинвалидными?

— Безусловно. Прежде всего — с организациями, занимающимися правовой защитой граждан, вопросами экологии и т.д. Эти проблемы волнуют всех. Что касается организаций инвалидов, то мы плодотворно сотрудничаем с теми, кто не находится под влиянием политических и клановых интересов. Хотя пытаемся наладить партнерство со всеми.

Оксана Онищенко

Источник: zn.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ