Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Аргументы и фашисты. Часть первая

«Пусть мои слова жестоки, но я не хочу, чтобы адекватные дети учились с даунами и аутистами» - так пишет автор статьи «Зачем им учиться вместе?», опубликованной в «Аргументах и фактах».

Товарищу Жукову идея инклюзии не близка - это его право, но в статье так много неточностей, вымысла и откровенного фашизма, что захотелось поспорить. Поправить все ошибки - места не хватает, поэтому спорить буду не с автором текста, а с мифами об инклюзивном образовании, почти полный комплект которых выписан в названном опусе.

Итак, ложь и правда об инклюзии.

Ложь: Дети - жестоки. Задразнят и затравят.
Правда: Все дети разные. Если говорить о внешних отличиях, то сейчас в одном классе учатся и очкарики, и рыжие, и толстые. В худшем случае их дразнят, в лучшем - дети просто привыкают к отличительной черте одноклассника и не обращают на нее внимания. В личном общении ценится не внешность, не цвет волос, а характер человека - доброта, харизма, умение сопереживать, умение поддержать в трудную минуту - эти качества от коэффициента IQ или от количества ног не зависят.

Ложь: Для детской психики видеть страдания других - сильный стресс.
Правда: Сильный стресс может испытать человек, который впервые вдруг случайно кратковременно увидел человека с ограничениями. Он ничего не знает о таких людях, он испытал шок, ему никто ничего не объяснил.
Результатом испытанного стресса являются страх и отчуждение, которые действуют на психику гораздо сильнее первоначальной эмоции, т.к. остаются с человеком на всю жизнь или до тех пор, пока человек не получит возможность понять и осознать, что именно его пугает.
В инклюзивном классе дети общаются друг с другом, они спрашивают о непонятном и пугающем либо у самого ребенка, либо у взрослых. С детьми занимается психолог. Проводятся семинары по пониманию инвалидности. В таких условиях не остается места стрессам и страхам, зато появляется место для чуткости и любви к людям.

Ложь: Мамы здоровых детей будут протестовать, если в одном классе с их ребенком будет учиться сверстник с синдромом Дауна или ДЦП.
Правда: Часть родителей, действительно, будет не то, чтобы протестовать, а скорее выбирать. Это их право - выбирать школу для своего ребенка - инклюзивную, или обычную, или специальную, или еще какую. Никто не настаивает на конкретном варианте, важно, чтобы было из чего выбирать.
Однако в инклюзивные школы и сады сейчас стоят очереди именно из здоровых детей.

Ложь: В школу придут агрессивные и асоциальные дети, например дети с синдромом Дауна.
Правда: В инклюзивные школы и детские сады придут дети, которые могут быть частью социума. Дети, которые могут нанести вред себе или окружающим, будут получать психолого-педагогическую помощь индивидуально до тех пор, пока не смогут стать частью класса.
Диагноз не является исчерпывающей характеристикой человека, каждого ребенка надо оценивать индивидуально - говорить, что все дети с рыжим цветом волос убили дедушку, может только глупый человек.
А что касается детей с синдромом Дауна, то про их агрессивность говорят люди, которые не видели ни одного человека с этой особенностью или видели их только в интернатах закрытого типа, где из-за жестокого обращения, агрессивными и асоциальными становятся абсолютно все заключенные.
Люди с синдромом Дауна не очень умны, но эмоционально и социально чрезвычайно талантливы. Они прекрасно знают, как вести себя в обществе. В развитых странах люди с синдромом Дауна работают в сфере обслуживания - горничная, кассир, официант - агрессивным людям в этих профессиях не место.

Ложь: Да здоровые дети в средних и старших классах будут просто смеяться над инвалидами!
Правда: Инклюзия в средней школе - это, действительно, очень сложно, у детей - подростковый возраст, у каждого подростка много своих проблем. Это сложно. Но до средней школы надо еще дожить!
Сначала дети ходят в детский сад и начальную школу и опыт - уже российский опыт, а не только западный - показывает, что дети учатся вместе хорошо. Особенные дети лучше развиваются и достигают больших успехов рядом со своими обычными сверстниками, а здоровые дети в обществе своих особенных одноклассников вырастают более добрыми и умными людьми.
В любом случае, человек, ходивший в детский сад и начальную школу вместе с ребенком с особыми потребностями, в подростковом возрасте будет относиться к людям с инвалидностью иначе, чем тот, кто впервые увидел инвалида в 13 лет.
Кроме того, жизнь школой не заканчивается. Подростковый кризис пройдет, и останутся любовь к людям и уважение к жизни.

Мифов об инклюзии много. Много глупостей. Но это и хорошо по-своему. Лучше вдохновенное вранье и страхи, чем равнодушие. Так что продолжение следует... :)

Читать вторую часть: /flow/theme/665/