Архив:

Неудобный город

После окончания Года равных возможностей инвалидам по-прежнему неуютно на московских улицах. Госдума приняла техрегламент о безопасности зданий и сооружений. Одним из революционных новшеств документа стало установление требований по доступности домов для людей с ограниченными возможностями.

После того как нормативный акт вступит в силу, ни одну новостройку не примут в эксплуатацию, если там не будет достаточно широких дверных проемов, лестничных маршей и площадок, пандусов и проходов.

К слову, похожие нормативы уже работают в Москве. Ни одно здание – новое или прошедшее капитальный ремонт – не может быть сдано, если комиссия признает его недоступным для инвалидов. Однако все это на бумаге; как показывает практика, обязать строителей заботиться о маломобильных гражданах, пусть и законодательным путем, – недостаточно. Нередко оказывается, что даже в приспособленные к специфическим нуждам объекты попасть непросто.

В конце прошлого года были подведены итоги московского смотра-конкурса «Город для всех» – за успехи в создании безбарьерной среды. Среди лауреатов оказался Мемориальный музей космонавтики. Действительно, выглядит здание весьма современно: раздвижные двери, отсутствие порожков и надоедливых ступенек. Вот только окружающая территория – Аллея Космонавтов – не может «похвастаться» ни пандусами, ни удобными съездами. Забраться к монументу «Покорителям космоса» «колясочник» сможет разве что по воздуху. У расположенного по соседству подземного перехода – полоса из рельефной плитки. Беда, однако, в том, что шатаются плитки так, что даже зрячему человеку приходится передвигаться по ней с осторожностью.

Картина типична для многих столичных уголков, названных образцово-показательными. «Внутри Гостиного Двора спокойно могут передвигаться маломобильные граждане, но прилегающая территория – тротуары, улицы, парковка – делают посещение этого памятника архитектуры невозможным для инвалидов, – рассказал «НИ» зампредседателя Всероссийского общества инвалидов Олег Рысев. – А ведь если нет доступа снаружи здания, инвалид не сможет ознакомиться с тем, что внутри, сколько бы пандусов и лифтов там ни было. У каждого гражданина России, являющегося «колясочником», есть конституционное право на образование, но, стоя перед огромными ступенями МГУ, он не может этим правом воспользоваться, потому что в здание попасть ему нельзя. Хочется сходить на фильм, например в кинотеатр «Пушкинский», но не получается. Здание отлично подходит для торжественного дефиле знаменитостей по ковровой дорожке, но не для посещения его инвалидами».

На пунктирность при работах по адаптации городской среды к нуждам инвалидов москвичи сетуют давно. У столичных чиновников ответ один – дело это, как и любая «социалка», длительное и затратное. В прошлом году на поддержку инвалидов, в том числе и на обеспечение доступности жилых домов и объектов инфраструктуры, было выделено около 4,7 млрд. рублей. Из этих денег столичные власти постарались выжать максимум: закупили почти две тыс. низкопольных автобусов и троллейбусов, сделали около семи тыс. сходов на проезжую часть, обустроили 2,3 тыс. подъездов, в два раза увеличили число комфортных для инвалидов объектов социальной сферы...

Проблема в том, что желание чиновников как можно бодрее отчитаться о проделанной работе стало нестерпимым ближе к концу прошлого года. К этому моменту процесс адаптации домов к нуждам инвалидов больше напоминал конвейер китайской фабрики в горячий сезон: быстро, дешево и очень сердито. «При строительстве домов чаще всего «забывают» о пандусах, поручнях, подъемниках, лифтах нужного размера, а также специальных тактильных отметках для слепых, – рассказали «НИ» в московском Департаменте соцзащиты населения. – Часто нет специальных разметок на местах парковки для инвалидов, не всегда бывают предусмотрены нескользящее покрытие на пандусах и ступенях, рельефная плитка, яркая окраска на ступенях».

Впрочем, даже наличие всех этих приспособлений вовсе не означает, что инвалиды могут вздохнуть спокойно. «Часто «модернизация» домов идет неравномерно: к подъезду пандус есть, а в самом подъезде к лифту никакого плоскостного доступа нет: либо подъемная платформа, которая часто ломается, а то и вовсе не работает, либо карабкайся, как хочешь, по ступенькам, – рассказал «НИ» Олег Рысев. – В некоторых домах проблему решают установкой швеллеров – своеобразных рельсов для колясок. Однако угол их наклона идентичен углу лестницы, что для самостоятельного подъема «колясочника» слишком круто. Поэтому, чтобы подняться по лестнице, его надо будет кому-то подталкивать, чтобы спуститься – придерживать».

В ряде случаев об уместности того или иного приспособления, видимо, даже не задумывались. «НИ» уже писали о неудобно установленном пандусе в московском районе Южное Бутово (материал «Неадресная помощь» в номере от 10 декабря 2009). Из-за формального подхода строителей добраться от лифта до улицы или наоборот сейчас проблематично и для маломобильных горожан, и для здоровых жильцов. При этом ни одного «колясочника-аборигена» за семь лет замечено не было.

В похожей безвыходной ситуации сейчас находятся жители одного из домов в столичном районе Коньково. Местные власти решили оснастить подъезды пандусом – двумя желобками-рельсами – и перилами. Дело хорошее, вот только конструкция была установлена бездумно. «Колясочники», живущие в доме, предпочитали съезжать с крыльца сбоку, чтобы не врезаться ни в прохожих, ни в припаркованные прямо у подъезда автомобили. «После ремонта машины никуда не подвинулись, так что съехать по пандусу все равно нельзя, – рассказала «НИ» жительница злополучного дома Светлана Штаркова. – Но пойти в обход тоже не получается: сбоку, где мы съезжали ранее, путь перегорожен перилами. Остается только одно: прыгать с коляской по ступенькам. Кроме того, сама конструкция пандусов подходит лишь для одной модели колясок, что делать остальным – совершенно неясно. Я не понимаю, почему нельзя было сделать два цементных ската – это и дешевле, и проще».

По словам экспертов, причина такой неравномерности кроется в отсутствии единых критериев и нормативов. «Например, за участки у переходов, где укладывается рельефная плитка с рубцами, отвечают разные организации, – пояснил «НИ» председатель московской городской организации Всероссийского общества слепых Александр Машковский. – Некоторые из них выбирают узор, исходя из собственных эстетических соображений. Нет единства, из-за чего незрячие и слабовидящие граждане путаются». Не хватает четкости существующим строительным нормативам и правилам, к тому же они носят рекомендательный характер. Само собой, нельзя не отметить пресловутый «человеческий фактор».

«Достаточно остро стоит проблема контроля работы, – рассказал «НИ» депутат Госдумы, паралимпийский чемпион Михаил Терентьев. – Чиновники не всегда хотят привлекать к этому общественные организации, предпочитая обходиться своими силами. Об объективности решений сдачи зданий в такой ситуации судить достаточно сложно. Кроме того, многие из представителей муниципальных властей только в этом году похоже осознали, что в городе есть такая категория граждан, как инвалиды. Сложно сделать все идеально, если нет ни навыков, ни практики, ни помощи со стороны «бывалых» общественников».

За прошедший год Объединение административно-технических инспекций Москвы выявило почти три тыс. нарушений при работах по адаптации городской среды к нуждам инвалидов. В более чем 330 случаях были выписаны штрафы на сумму около 4 млн. рублей. Будут ли расти цифры и дальше – зависит от того, какие выводы чиновники сделают из работы над ошибками. Да и будет ли она проведена вообще?..

Анна Семенова, Нуне Егян

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ