Архив:

Жизнь после смерти

Суд города Волжского поставил точку в затяжном процессе. Мать военнослужащего Евгения Герасимова, который стал инвалидом после банальной операции по поводу аппендицита, получит компенсацию.

Роковой аппендицит

На срочную службу в Волжский 19-летнего Евгения Герасимова направили из далекого города Ишима Тюменской области. Семья с нетерпением ждала первых писем от Жени: очень переживали, как сложатся у него отношения с сослуживцами. Сын писал, что дела идут неплохо, служится нормально.
Но через полтора месяца у него начались проблемы со здоровьем. Женю мучили боли в животе. Он полагал, что это расстройство желудка, обычное явление в первые недели службы при переходе с привычной домашней кухни на армейский рацион.

Мама постоянно разговаривает с Женей, рассказывает обо всем, что происходит. И даже пишет ему стихи, в которых просит его "вернуться" в наш мир.

Очевидно, то же самое предполагали и командиры, которые собирались направить молодого бойца на гастроэнтерологическое обследование. Но вскоре боли стали нестерпимыми, и рядового Герасимова с острым приступом доставили в первую городскую больницу города Волжского. Врачи поставили диагноз: аппендицит, и стали готовить пациента к срочной операции. В тот день за самочувствием Жени в операционном зале наблюдал анестезиолог Игорь Николаенков.

Во время операции у Жени содержимое желудка попало в бронхи. Он перестал дышать. Сердце остановилось, но анестезиолог заметил это слишком поздно. Врачи провели реанимационные мероприятия и смогли вернуть парня с того света, но было потеряно драгоценное время, в результате кислородного голодания мозг Жени умер.

Жизнь после смерти

Как только мама Евгения Ольга Игоревна узнала о несчастье, случившемся с сыном, бросила работу и дом и в тот же день отправилась в далекую Волгоградскую область. Из волжской больницы Женю перевезли в Волгоград, а уже оттуда на поезде три дня они ехали до Тюмени. Риск был огромный: если бы состояние Евгения ухудшилось на длительных перегонах, то рассчитывать на проведение интенсивной терапии не пришлось бы.

В родном Ишиме молодого человека определили в больницу, где он под присмотром мамы провел несколько месяцев. Врачи не скрывали от матери, что шансов на выздоровление у молодого человека нет, и надеяться можно только на чудо. Даже инвалидность оформили всего на два года, полагая, что больше Женя не проживет. Но Ольга Игоревна не перестает надеяться, что ее мальчик вернется к нормальной жизни, она уверена, что родной дом поможет сыну выздороветь.

Сейчас Евгений Герасимов находится в беспомощном состоянии и нуждается в постоянном уходе. Мама смотрит за ним, как за младенцем. Только хлопот гораздо больше. Каждый день она бреет сына, купает его, кроме того, чтобы не было пролежней и дистрофии мышц, по несколько раз в день делает ему растирания и массаж. Она постоянно разговаривает с Женей, рассказывает обо всем, что происходит. И даже пишет ему стихи, в которых просит его "вернуться" в наш мир.

Чтобы находиться 24 часа рядом с сыном, Ольга Игоревна вынуждена была уволиться из роддома, где больше двадцати лет проработала медсестрой в отделении новорожденных. Семья живет на пенсию Жени (это около 6 тысяч рублей) и пособие в 1380 рублей Ольги Игоревны за то, что она постоянно находится рядом с сыном.

Врача признали виновным

Чтобы установить, кто виноват в случившемся с молодым солдатом, было проведено три судебные экспертизы. Все они дали заключение: в трагедии есть вина врача-анестезиолога. На суде Игорь Николаенков, анестезиолог с десятилетним опытом работы, свою вину полностью отрицал. Но тем не менее суд признал его виновным. По решению суда врачу дали год условно и запретили заниматься врачебной практикой в течение двух лет.

Интересы родственников залеченного врачами военнослужащего в суде представляла организация "Материнское право".

- Мы подали исковое заявление к больнице о возмещении морального вреда и компенсации утраченного мамой заработка, - рассказала председатель общества Нина Пономарева. - С компенсацией заработка представители медучреждения согласились. Но, как и следовало ожидать, по поводу морального вреда заявили: вины больницы в случившейся трагедии нет, следовательно, компенсировать его они не обязаны. Но суд согласился с нашими доводами. "Сможем создать условия для Жени!"

По решению суда больница № 1 города Волжского должна выплатить Ольге Герасимовой 571 тысячу рублей за утраченный заработок за 5 лет и 450 тысяч рублей морального вреда. Кроме того, ежемесячно мама будет получать от больницы по 11 тысяч, эта сумма равна бывшему заработку Ольги Игоревны. Если зарплата медсестер в стране будет повышаться, пособие мамы также будет индексироваться.

Мы созвонились с Ишимом, и Ольга Игоревна призналась, что до последнего момента не верила в торжество справедливости.

- Мы простая семья, не олигархи. Мой сын не звезда, не представитель золотой молодежи, - сказала мама Евгения. - Мы все очень рады, что суд вынес решение в нашу пользу. На эти деньги мы сможем создать наилучшие условия для Жени. Я очень довольна решением.

Лариса Шеремет

Источник: vlg.rodgor.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ