Архив:

Ярослав и его музыка

- Я мечтаю выступить на конкурсе имени Ференца Листа, который проходит в Москве, - признается Ярослав.- Он очень престижный. И мне бы очень хотелось попробовать свои силы в таком серьезном соревновании. Этот юный пианист из Чернигова, который на различных областных, всеукраинских и международных конкурсах занимает первые и вторые места, не может нормально поднять правую руку. И, как говорят преподаватели, не опускает кисть на клавиши с нужной силой. При этом он играет просто виртуозно.

Мальчик даже участвовал в отборочных циклах программы "Україна маї талант". При встрече с Ярославом не сразу замечаешь, что у него одно плечо ниже другого и немного короче.

- Внук родился семимесячным, - говорит бабушка Ярослава Вера Петровна. - Очень уж он торопился появиться на свет. Врачи объяснили, что ребенок лежал поперек живота. Дочка из-за боли потеряла сознание, и малыша буквально вытащили за ножки. Из-за этого повредили руки: левое плечо сломали, а правую руку во время родов повернули так, что зажали отвечающий за ее работу нерв. Рука осталась парализованной.

- Ждала появления сына на свет, как чуда, а получилось все, как в страшном сне, - дополняет мама мальчика Оксана. - Ко мне пришел детский доктор со словами: "Ваш ребенок родился синим, ручками-ножками не двигает, еле дышит. Сделали рентген, который выявил перелом левой руки"... Все врачи мне говорили: "Мамочка, готовьтесь к худшему".

Оксане разрешали лишь на 15 минут в день заходить в реанимацию к сыну, который находился в кувезе. Молодая мама приносила малышу иконы и святую воду. Больше ничем она помочь не могла.

- Поломанная ручка была зафиксирована в лангете, - продолжает Оксана. - Через месяц сделали рентген и выяснили, что кость срослась неправильно. Пришлось ее снова ломать и делать вытяжение...

- Не страшно такое о себе слушать? - спрашиваю мальчика.

- Нет, - улыбается он в ответ. - Я же ничего этого не помню. А сейчас у меня ничего не болит. И я все делаю сам, без чьей-либо помощи.

"Сын был крошечным, как котенок. Я заворачивала его в большое одеяло, и сверток казался крупнее"

С Ярославом и его семьей мы встретились в Киевском музыкальном детском театре, куда мальчик приехал на выступление. Для разговора выбрали тихое место в холле возле рояля. "Только через полчасика мне нужно будет переодеваться во фрак. Скоро на сцену", - предупредил меня музыкант.

- Первое время после рождения сына я была в отчаянии, - рассказывает мама Ярослава Оксана. - Но педиатр отделения патологии новорожденных Черниговской областной детской больницы Тамара Буряк, к которой мы попали, не позволяла мне плакать. "У вас с сыном теснейшая связь, - говорила она.- Малыш все чувствует. Твое нервное напряжение ему передается". Ярослав был крошечным, как котенок. Я даже боялась брать его на руки. Заворачивала сына в одеяльце побольше, чтобы сверток казался крупнее. После того как выяснилось, что его правая рука парализована, ее начали укладывать в лангету. Чтобы не атрофировались мышцы, нужно было постоянно менять положение.

- Когда внуку был месяц, мы провели ему лечение иглоукалыванием, - добавляет Вера Петровна. - После этого проверили чувствительность в пальцах. И хотя сначала не было заметно никаких сдвигов, врачи сказали, что они есть. А вскоре пальчики Ярослава задергались.

Все это время малыш находился в детской больнице под постоянным наблюдением врачей. Домой Ярослава выписали, когда ему было уже три месяца.

- При выписке нам сказали: если будете заниматься ребенком, то улучшения наступят обязательно, - продолжает бабушка. - Мы тут же нашли массажиста, начали носить внука на водные процедуры.

- Все это делала моя мама, - говорит Оксана. - Я заканчивала учебу, необходимо было искать работу. Вскоре после рождения Ярослава от меня ушел муж. Больной ребенок был ему не нужен. Мама с коляской каждый день приходила ко мне в институт, чтобы я могла сцедить молоко для малыша. Она не прекращала поиски специалистов, которые помогут Ярославу.

- Нам встречались разные врачи, - рассказывает Вера Петровна. - Кто-то подсказывал, что делать дальше. Были и такие, кто в глаза мне говорил: "Лечить? Не советуем тратить время и деньги. Ваш внук не будет ни солдатом, ни военным. Он - инвалид". Но это слово мы в своей семье вслух не произносили. Более того, один из неврологов ошарашил меня: "У мальчика повреждено все шейное нервное сплетение, поэтому он никогда не будет ходить. Готовьтесь, он - колясочник!" Я не верила в эти слова. Как-то услышала о реабилитационном центре, где занимаются с детьми-инвалидами. Долго искала адрес. Каждый день, положив Ярослава в коляску и взяв бутылочку со сцеженным Оксаной молоком, отправлялась на поиски. Однажды, устав, я зашла в детскую поликлинику, чтобы перепеленать Ярослава. Пока меняла памперс, разговаривала с ним: "Сегодня мы снова не нашли реабилитационный центр, но завтра поищем на других улицах". Вдруг ко мне подошла санитарка: "Я слышала, что вы говорили ребенку. У нас в поликлинике работает невролог, которая знает о реабилитационном центре. Может, именно его вы и ищете?" Так мы познакомились с нужными нам врачами центра "Вiдродження" Василием Пасечником и Натальей Зенченко.

"Накануне Рождества, в Святвечер, Ярослав сделал первые шаги"

Бабушка уговорила неврологов заниматься с крошечным пациентом, которому не было еще и года.

- Ярослав подрастал, но, в отличие от других детей, не сидел и не ползал, - говорит Оксана. - Он не мог опираться на правую руку, как делают все малыши, когда ползают или поднимаются и переворачиваются, чтобы сесть. Но накануне Рождества, в Святвечер, он сделал несколько шагов. Мы с мамой замерли, чтобы не спугнуть его. Не все слова врачей исполнялись. Тогда мы поняли: парализованная рука тоже будет работать. Все сделаем для этого.

- В реабилитационном центре с Ярославом занимались лечебной физкультурой и объяснили, что очень важно развивать так называемую мелкую моторику - работу пальцами, - объясняет бабушка. - Придумывали самые разные "упражнения" для Ярослава. Он еще толком не разговаривал, но уже пришивал пуговицы. В три года начал вязать на спицах и крючком, вышивать крестиком. Ярослав не очень любил играть игрушками. А вот кастрюли переставлял с места на место с удовольствием. Это тоже было полезно для его правой руки.

Сейчас никто не может сказать, связано ли это с родовой травмой, но Ярослав - левша.

- Конечно, в первую очередь он все брал левой рукой, поэтому она более активна, - продолжает Вера Петровна. - Мы даже привязывали ее к телу, чтобы Ярослав больше разрабатывал правую. Когда внуку шел пятый год, нам предложили оформить его в детский сад, в специализированную группу. В обычную мы не могли его отдать, ведь малыш не в состоянии был самостоятельно одеваться из-за того, что правая рука работала не в полном объеме. Он, кстати, до сих пор не может нормально надеть шапку.

- Когда Ярослав начал заниматься музыкой?

- Ему очень нравилась музыкальный руководитель садика, - отвечает мама. - С удовольствием слушал, как она играет. У нас дома был игрушечный синтезатор, и Ярослав на нем подбирал мелодии. До сих пор для меня загадка, как он это делал, ведь с ним никто не занимался. Увидев, насколько серьезно Ярослава увлекает музыка, моя мама решила найти для него учителя.

- Но никто не хотел его брать, - улыбается Вера Петровна. - Видя, как внук неловко ставит кисть на клавиши, неестественно выворачивая руку, преподаватели отказывались. Как-то я зашла к совсем юной учительнице. Глядя на нее, подумала: "Она побоится взять нашего мальчика". Но Наталья Савельева, услышав, как играет Ярослав, решила попробовать свои и его силы. Уже через месяц Ярослав поехал на свой первый конкурс. И занял второе место среди пианистов его возраста. Я плакала от восторга. Награду получил мой внук, которого врачи называли инвалидом и колясочником.

"Активизировать поврежденный нерв можно с помощью стимулятора"

Как только Ярослав начал серьезно заниматься, семье пришлось купить пианино. Ведь без инструмента музыканту никак нельзя. Правда, место для него нашлось только в коридоре, возле входной двери.

- Ярослав приходит со школы, ставит портфель, снимает куртку и сразу садится за пианино, - говорит бабушка. - А если мы, не дай Бог, задерживаемся в гостях, начинает нервничать и на ухо мне или Оксане говорить: "Когда же я позанимаюсь?"

- Произведения каких композиторов тебе нравится играть? - спрашиваю Ярослава.

- Ференца Листа, Фредерика Шопена, Сергея Рахманинова, - серьезно отвечает мальчик.

- А по моей просьбе он легко подбирает любые мелодии, - добавляет мама. - Занятия музыкой заставляют больную руку Ярослава работать активнее. Это тоже своеобразная реабилитация. На одном из конкурсов член жюри спросил о Ярославе: "У него, что, рука в гипсе?" Когда ему начали объяснять, ответил: "Ребенок прекрасно играет. Даже если бы он делал это носом, мы бы его отметили".

- Мы очень гордимся Ярославом, - говорит бабушка. - На конкурсах внук часто оказывается самым младшим в своей категории участников. Среди них многие начали заниматься музыкой с двух лет. Он сам захотел участвовать в конкурсе "Україна маї талант". О нем даже отсняли большой сюжет. Ждем теперь, когда начнутся эфиры. Правда, в следующий тур его пока не приглашали. Но мы не теряем надежды.

Несколько месяцев назад Ярослава показали столичным нейрохирургам. Они предложили поставить стимулятор в плечо, чтобы активизировать поврежденный нерв. Сейчас мама и бабушка Ярослава консультируются и думают, стоит ли делать мальчику такую операцию. Кроме того, хороший стимулятор американского производства стоит 17 тысяч долларов. Эту сумму нужно где-то взять.

- Мы должны использовать все шансы, чтобы Ярослав никогда не чувствовал себя инвалидом, - говорит мама. - Поэтому и собираем сейчас средства на стимулятор.

- Папа Ярослава не пытался вам помочь?

- Мы от него никогда не получали ни алименты, ни другую помощь, - отвечает Оксана. - Несколько лет назад он объявился. Пришел к нам пьяный, с пустыми руками: "Я хочу общаться со своим сыном". Когда Ярослав вышел на кухню и узнал его (он же видел отца на фотографиях), сел ко мне на руки. "Знаешь, кто это?" - спросила я. "Противно", - ответил сын... А вечером забрался ко мне в постель, чего давно не делал, показал на свое сердце и сказал: "Тут болит". И ладошки у Ярослава были мокрыми. С тех пор мы его отца не видели и не слышали. Это даже к лучшему. У нас и без него все хорошо.

P.S. Для тех, кто хочет помочь этой замечательной семье, поддержать талантливого мальчика и передать деньги на стимулятор, мы оставляем телефон бабушки Ярослава Веры Петровны: 050-388-47-87.

Виолетта Киртока

Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ