Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Рапира, без которой им не жить

До года Ира Видрашко была самой обычной девочкой — жизнерадостной и, что самое главное, здоровой. В год и два месяца после прививки от полиомиелита стала инвалидом. — Я даже дышать не могла самостоятельно, — вспоминает Ира. Знает она об этом, конечно, только по рассказам мамы.

Врачи настоятельно советовали ее маме отказаться от дочки:

— Она будет куском мяса, — пророчили эскулапы.

Сейчас Ире 20 лет, она студентка Московского государственного социально-гуманитарного института. Объездила всю Россию и понемногу осваивает другие страны. Кстати, мир она увидела благодаря фехтованию. А за все свои достижения благодарит прежде всего маму и тренеров.

Любовь с первого взгляда

— Всегда думала, что спорт и я несовместимы, — смеется Ира. — Полтора года назад пришла на урок физкультуры, а в нашем спортзале — чемпионат России по фехтованию на инвалидных колясках. Майский день, солнце шпарит вовсю, все в белой форме, звон оружия, блеск металла… Я смотрела на все происходящее, ничего не понимая, смотрела-смотрела и влюбилась. Захотелось точно так же надевать белую форму, держать шпагу, сражаться.

В сентябре на первую в своей жизни тренировку в спортзал института пришли кроме Иры еще 25 человек.

— Нас предупредили, что через две недели будет отбор. Я так старалась, но ровным счетом ничего не получалось. А меня взяли, — заливается смехом девушка.

Через 3,5 месяца Ирина Видрашко на открытом чемпионате Москвы, куда съехались фехтовальщики на инвалидных колясках из пяти стран (России, Белоруссии, Украины, Эстонии и Болгарии), остановилась в шаге от финала — заняла третье место. В ноябре прошлого года на чемпионате России она взяла “бронзу” в личном первенстве саблисток, а уже в этом году на открытом чемпионате Москвы завоевала “золото” в личном первенстве саблисток и “бронзу” — в личном первенстве по шпаге. В командных соревнованиях российские саблистки стали серебряными, шпажистки — бронзовыми. Соответственно, и у Иры прибавилось “бронзы” и “серебра”.

— Для меня фехтование — это жизнь, — признается Ира Видрашко. — Занимает все свободное время. Я тренируюсь шесть раз в неделю по 3—4 часа. Но столько стала вдруг успевать!

Залог успеха

Паралимпийское фехтование в России стало развиваться с 2005 года. Елена Белкина, преподаватель Московского государственного социально-гуманитарного института, искала будущих чемпионов и паралимпийцев буквально по всем городам и весям. И всего за три года из новичков получилась отличная сборная России. А в Москве образовалась самая настоящая школа паралимпийского фехтования. Большинство учеников — 25 человек — студенты института, еще трое ездят из Подмосковья.

— Все — мои ученики, — улыбается тренер Елена Дубкова. — Потому что обучение начинается на рапире, а держать рапиру и колоть учу я. Колясочников тренируют так же, как и обычных спортсменов. Просто с некоторыми приходится подольше заниматься. Над каждым движением работаем порой по 10—15 минут. Но с какой же отдачей эти ребята работают! Они так пропитываются фехтованием, так самозабвенно ему служат, что не сравнятся ни с каким обычным учеником.

Об успехах паралимпийской школы фехтования судите сами. Колясочница Алена Червякова — чемпионка России и множества международных турниров, Сергей Баринов с травмой седьмого шейного позвонка (таких фехтовальщиков в мире едва два десятка наберется) впервые поехал на Кубок мира в прошлом году и привез “серебро” и “бронзу”. Николай Лукьянов, тоже с травмой шеи, — бронзовый призер Кубка мира 2007 года.

Да, с ребятами работают великолепные тренеры — Елена Белкина (президент Федерации паралимпийского фехтования), Елена Дубкова, Анзор Гагулашвили (главный тренер по женской сабле ЦСКА), Михаил Александров, Александр Касатов, Екатерина Войнова. Кроме институтского спортзала ученики школы ездят в ЦСКА, где их партнерами становятся самые обычные фехтовальщики — чемпионы мира, Европы, призеры Олимпийских игр. Помощников много. Ректор МГСГИ В.Д.Байрамов предоставляет спортзал, Московское общество инвалидов дает автобус. Иначе невозможно. Цены на ту же экипировку кусаются, и даже очень. Рама, на которой неподвижно закрепляются коляски, до кризиса стоила 42 тысячи рублей, специальная коляска для фехтования в зависимости от материала — от 18 до 48 тысяч. Но, к счастью, ребята не платят ни копейки. В Москве нашлась фирма, которая делает рамы и коляски, а экипировку и оружие фехтовальщики покупают за счет фонда “За будущее фехтование”.

Но есть и еще один секрет успеха: ребята — студенты МГСГИ — живут в одном общежитии, тренируются в спортзале, который приспособлен для колясочников и находится здесь же, на территории института, в учебном корпусе, где все приспособлено под нужды колясочников. Поэтому со спаррингом проблем нет.

Ох уж эти лестницы

— В этом году у нас много пятикурсников, — говорит тренер Елена Дубкова. — Среди них две москвички, у девочек есть машины, поэтому они продолжат занятия фехтованием. Сейчас президент Федерации паралимпийского фехтования Елена Белкина договаривается с институтом физкультуры, чтобы на его базе наши фехтовальщики могли получать второе высшее тренерское образование. Они институт закончат, разъедутся по России и будут уже у себя в городе организовывать секции паралимпийского фехтования. Главное только, чтобы к этому спортзалу ступенек не было.

Да уж, ступеньки и отсутствие пандусов — основная проблема. Страдают из-за этого прежде всего дети. Если взрослый колясочник, купив машину, становится независимым и для него доехать до заветного спортзала, где есть рамы и коляски для фехтования, большой проблемы не составляет, то ребенка должны сопровождать родители.

— Детей действительно искать очень сложно, — сетует Елена Дубкова. — Сейчас в нашей школе два 15-летних подростка. Чтобы на них выйти и узнать их координаты, я три полных рабочих дня обзванивала социальные учреждения района. Чиновники просто не понимали, чего я хочу. Говорила: я тренер по фехтованию, даю бесплатные уроки колясочникам, мы бесплатно экипируем. Но спортзал очень далеко, на Лосиноостровской улице, 49. Нужно, чтобы родители согласились возить ребенка на занятия. А в ответ слышала: так присылайте автобус! В результате я нашла трех детей. Но мама одного мальчика повозила сына на занятия и, видимо, больше не смогла. Осталось двое.

Вот если бы сделать нормальные спортзалы по месту жительства колясочников! Всего-то и нужно — небольшая комната (рама для колясок занимает совсем немного места), две рамы, четыре коляски, тренер и три ученика. Правда, чтобы тренеры нашлись, надо им предложить зарплату.

Зачем им это нужно?

Вопрос интересный. Тем более что не все ребята выходят на международный уровень, а уж в Паралимпиадах участвуют вообще единицы.

Но та же Ира Видрашко, которая занимается фехтованием сидя, вдруг обнаружила, что стала быстрее соображать и лучше ходить. А Марианна Клепова, которая из-за сильного ДЦП еле ходила и практически не могла стоять, теперь уверенно, без поддержки, стоит, хотя занимается фехтованием всего с ноября прошлого года. Юлия Игнатова ходит с палочкой, когда пришла на тренировки, не могла держать спину, еле-еле двигала пальцами. Теперь не только спину держит, но и вышивать стала. Ксения Овсянникова с переломом седьмого шейного позвонка под тяжестью маски не могла сначала даже голову держать — настолько шея была слабая. Теперь выдерживает трехчасовые тренировки. Объездила пять Кубков мира. Чудеса?

— Да ничего удивительного, — заявляет доктор команды Иван Пенкин. — Мы делаем упражнения на обе руки. Благодаря этому можно при помощи фехтования нивелировать проблемы, с которыми сталкивается колясочник: сколиозы, искривления. В фехтовании задействованы мышцы спины, кисти, предплечья, живота. Так что наши спортсмены получают очень равномерную нагрузку.

Но, чтобы стать фехтовальщиком, этого мало. Нужно научиться концентрироваться, осознать и проанализировать ситуацию, быстро соображать и реагировать. Таким образом, во время тренировок физическая деятельность сочетается с умственной. Заодно развиваются и оба полушария головного мозга.

Наши ребята становятся социально-активными людьми: они ездят на общероссийские и международные соревнования, изучают иностранные языки (Ксения Овсянникова знает четыре языка, сейчас учит пятый — японский), свободно передвигаются по городу.

Сейчас ребята готовятся к чемпионату России. После него окончательно будет ясно, кто войдет в сборную команду страны. А уж за одно за это можно все отдать!

Практически каждый вечер в спортзале на Лосиноостровской раздается звон оружия и идут учебные бои без всяких скидок на физические недостатки. Фехтование — это действительно жизнь. И здоровье.

СПРАВКА

В отличие от классического фехтования в паралимпийском фехтовании бой ведется в статичном положении на четырехметровой дорожке, при этом коляски с помощью специальных металлических конструкций фиксируются на месте. По правилам дистанцию, на которой будет идти поединок, выбирает тот из участников боя, у кого короче руки. Во время схватки фехтовальщик должен держаться свободной рукой за кресло. Правилами не разрешается также приподниматься в кресле или отрывать ноги от подножки.

У рапиристов и саблистов поражаемая поверхность такая же, как в обычном фехтовании, у шпажистов — все тело выше пояса. Попадания регистрируются с помощью электрофиксатора. Укол в поражаемую поверхность приносит очко.

Фехтовальщики распределяются по категориям. Принадлежность к той или иной категории определяется характером заболевания и связанной с ним степенью подвижности спортсмена:

к категории А относятся атлеты с ампутацией нижних конечностей и детским церебральным параличом (ДЦП);

к категории В — спортсмены с травмами грудного отдела позвоночника;

к категории С — фехтовальщики с травмами шейного отдела позвоночника.

Перед соревнованиями паралимпийцы в обязательном порядке проходят медицинское освидетельствование.

Светлана Любошиц

Источник: mk.ru