Архив:

Отношение России к собственным гражданам признано пытками

История Дениса Васильева и его семьи способна поразить даже циников. В один день счастливый подросток оказался на краю смерти, превратился в инвалида и уже 8 лет каждый его день - это борьба за собственную жизнь.

На зло ментам, врачам, судьям, администрациям двух президентов России, он выжил. И даже сумел вместе со своей матерью в Страсбургском суде доказать, что Россия - страна с бесчеловечным отношением власти к собственным гражданам, которое было приравнено к пыткам.

Денис Васильев - сын Героя России, подполковника Владимира Васильева. Командира батальона, погибшего в Чечне 1 декабря 1999 года. В 2001 году в Восточном округе столицы москвич Денис, тогда 18-летний студент, стал инвалидом из-за того, что милиционеры Волков и Жаров бросили его сильно избитого на помойке. Там он пролежал ночь. Врачи больницы, в которую его отвезли утром, тоже не торопились оказать ему помощь - 33 часа Денис без сознания, почти голый пролежал на каталке в коридоре. В итоге, он впал в кому. Когда у медиков дошли руки до умиравшего пациента, при переливании крови его инфицировали. Каким-то чудом Денис все же выжил, но стал инвалидом 2 группы с утратой «100% профессиональной трудоспособности».

Виноватых в череде вопиющих фактов, разумеется, не оказалось. Денис и его мама Марина Анатольевна бессчетное количество раз обращались в прокуратуры разных уровней, в МВД, в Минздрав, в администрацию президента, в суды - всюду. Милиционеров - оправдали. Врачей вообще не стали привлекать к ответственности. Поняв, что в стране, за которую погиб отец и которая искалечила ребенка, они ничего не добьются, мать и сын подали иск против РФ в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

ЕСПЧ постановил, что в отношении Дениса российские власти нарушили три статьи Европейской конвенции о правах человека: 13 (право на эффективное средство правовой защиты), 2 (право на жизнь), а так же пять раз нарушили статью 3 (запрещение пыток, унижающих человеческое достоинство). По приговору РФ должна выплатить €153 тысячи в качестве компенсации материального и морального ущерба. Отношение российских властей к потерпевшему в Страсбурге определили как бесчеловечное и приравняли к пыткам. Сумма компенсации по иску стала одной из крупнейших в истории.

Спустя несколько дней после оглашения приговора корреспондент «Свободной прессы» поговорил с Мариной Анатольевной Васильевой. Самому Денису сейчас 26 лет и он по-прежнему нуждается в систематическом дорогостоящем лечении. Все эти годы его мама жила тем, что помогала выживать сыну и пыталась найти виновных в этой трагедии. Бесконечные суды в России дело прекращали и возобновляли 14 раз, подорвали так же и ее здоровье, и жизненные силы.

- Восемь с половиной лет мы шли к этому. В последние два года, уже просто сложно стало выживать, не осталось никаких сил, ни физических, ни моральных, - говорит она. - Сейчас, конечно, мы очень рады, что преодолели это, и наша жалоба все-таки была удовлетворена. Я просто мама и, наверное, это было делом моей жизни и моим материнским долгом. Мне хочется верить и надеяться на то, что, возможно, благодаря и нашей истории, в России однажды наступит такое время, когда больше не будут умирать люди, потому что их оставили в больнице без помощи на каталке в коридоре. И милиционеры не будут относить избитых людей на свалку...

- Марина Анатольевна, как Денис живет сейчас?

- К сожалению, сотрудниками государства были созданы такие условия, что жизнь нашей семьи оказалась искалечена. Остаться жить - это, безусловно, здорово. Но нужно еще достойно жить. После того, что Денис пережил - месяц комы, две клинические смерти, 14 операций - каждые полгода ему необходима госпитализация, чтобы останавливать остеомиелит (последствие внесенной инфекции и множественных нагноений, получившихся, когда сыну с проломленным черепом не оказывали медицинской помощи). А в Российской Федерации сейчас даже получить путевку на санаторное лечение практически невозможно. Инвалидам так же невозможно обучиться и трудоустроиться. По факту у нас инвалид вычеркнут из жизни. Я старалась сделать все, для того, чтобы его социально адаптировать, молодому человеку надо быть при каком-то деле. Денис получил образование. Он юрист. Но работы у него сейчас нет.

- Какие планы у вас и сына на будущее?

- Мы думаем о том, чтобы Денис при моей поддержке и младшей сестры, открыл какое-то свое маленькое дело. Может быть, связанное с проблемами инвалидов. Сейчас много говорят о развитии малого бизнеса и предпринимательства. Мы уже задали вопрос об этом соответствующему департаменту. Но пока все наши вопросы остаются без ответа. Вы понимаете, в Российской Федерации все вопросы остаются без ответа... Сын сейчас встречается с девушкой и, конечно, я бы очень хотела, чтобы он создал семью. Только для этого нужно иметь определенный доход, здоровье и деньги на лечение. Пока этого нет.

- Как вы планируете распорядиться деньгами, которые по решению европейского суда, выплатит вам государство?

- Они нужны в первую очередь на лечение и социальную адаптацию сына. Мы просто хотим жить как обыкновенные люди, чего я лишена на протяжении последних 8 лет. Сейчас я преподаю в университете, но мой рабочий контракт заканчивается в августе 2010 года. Найду ли я новую работу - неизвестно. Мне уже 48, а в России возрастной ценз - 40-45. Основную часть своей трудоспособной жизни я провела, занимаясь лечением, адаптацией Дениса и судебными процессами. Хотя, может быть, все должно было разрешиться совсем иным путем. Это, согласитесь, нонсенс, когда сын погибшего Героя России, выходит в Европейский суд против Российской Федерации.

- Вы не думали о том, чтобы уехать из страны?

- В 2005 году, когда я выступила с открытым обращением к президенту России, ряд зарубежных СМИ предложили мне помощь в эмиграции и поддержку в своих странах. Я тогда сказала, что рассчитываю на Россию и на поддержку нашего президента. Впоследствии я об этом пожалела. Если бы мне сейчас предложили уехать из страны, я бы согласилась. Сил, действительно, не осталось. Пока я занималась лечением искалеченного сына и судебными исками с Российской Федерацией, у меня успела вырасти, окончить школу и поступить в университет дочь. Нам говорят: «Рожайте детей». А вот как их в этой стране растить, лечить, учить, как вообще выживать я так и не поняла... Поэтому, к великому сожалению, я уже готова заявить о своем желании уехать из страны, несмотря на то, что отец Дениса отдал за нее жизнь. Знаете, мы бы, наверное, даже просили зарубежные средства массовой информации оказать нам в этом поддержку и содействие. После всего, что нам пришлось пережить, преодолев поистине железобетонный барьер, мы не знаем, какие дальнейшие испытания может приготовить нам Российская Федерация.

29 июня 2001 года Денис Васильев и его друг Тимур Нуруллаев вышли вечером прогуляться. Во дворе собственного дома на ребят напали. Друзья даже не успели обернуться, как получили сильные удары по голове, от которых потеряли сознание. Жители дома вызвали милицию, и на место прибыли два сержанта ОВД «Соколиная гора» ВАО Москвы - Жаров и Волков. Они решили, что молодые люди напились, поэтому просто оттащили их на помойку, чтобы прохожие не вызывали больше милицию. Из материалов уголовного дела: «Сотрудник милиции Жаров А.В. показал, что... они обнаружили двух молодых людей, один из которых лежал молча. А второй что-то невнятно говорил. Рядом с ними были видны следы рвоты. По внешнему виду они решили, что ребята находятся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Оттащив ребят... они уехали».

30 июня 2001 года, рано утром, тела у помойки стали мешать выезду машин из «ракушек», и кто-то вызвал «скорую». В результате Дениса привезли в 33-ю больницу, а Тимура - в 1-ю (Нуруллаеву повезло с врачами, помощь была оказана своевременно и он сегодня не инвалид). «Скорая», как и милиция, даже не пыталась реанимировать несчастных. Врачи решили, что Денис напился и что он бомж: к моменту поступления в больницу у него забрали все, и он был без документов и денег.

В итоге он, раздетый, без сознания с переломом позвоночника, костей черепа, закрытой черепно-мозговой травмой и нарастающим отеком мозга пролежал в коридоре больницы 33 часа. К этому времени его отыскала мать. Врачи тут же повезли юношу в операционную и сделали трепанацию черепа, инфицировав при этом. Потом он впал в кому. Его перевезли в военный госпиталь им. Бурденко.

Денис - сын Героя России подполковника Владимира Васильева. Именно поэтому у Дениса было право на бесплатное лечение в Бурденко.

Там он пролежал в коме до конца июля. Когда пришел в сознание, ему сделали трахеотомию, перевели в отделение нейрохирургии, где он пробыл в критическом состоянии до 10 августа. Далее в течение нескольких месяцев из-за начавшегося остеомиелита (загниения) костей черепа операции следовали одна за другой, а Денис получил инвалидность 2-й группы. И уже спустя два года после выписки, в июне 2003-го, в госпитале Бурденко ему сделали еще одну операцию. В июле 2004 года обострился остеомиелит костного края дефекта черепа слева. А кроме того, правосторонний гемопарез (правая рука и нога не действовали), и еще посттравматическая эпилепсия с судорожными припадками...

Расследование в ОВД «Соколиная гора» началось только 20 июля 2001 года, почти через месяц после того, как на ребят напали. В конце сентября дело приостановили из-за «невозможности установить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности», то есть подозреваемых попросту не нашли. До сентября 2003 года расследование возобновляли и снова приостанавливали шесть раз, а потом дело передали в Главное следственное управление (ГСУ) ГУВД Москвы.

Еще год спустя заниматься делом поручили прокуратуре ВАО, следователь которой с июня 2004-го по июль 2006-го еще несколько раз приостанавливал расследование, а каждое такое решение отменялось потом надзирающими прокурорами.

Больше всех в расследовании продвинулись матери Дениса и Тимура. Им удалось выяснить, что среди подозреваемых могли быть другие милиционеры, которые в тот вечер прилично выпили в близлежащем кафе «Корона» и, по свидетельству его сотрудников, вели себя агрессивно. Тимур, еще будучи в больнице, в полусознании, бормотал, что напали на них милиционеры. А потом двое сотрудников ОВД «Соколиная гора» - Дрожжин и Коноваленко - приходили к потерпевшему и допытывались о том, что он помнит. Этих двоих за расспросами застала мать Тимура, и они тут же ретировались. Но эти сведения так и не стали частью доказательной базы официального расследования.

Попутно было заведено еще два уголовных дела. Одно касалось незаконности действий милиционеров Жарова и Волкова, бросивших избитых ребят на помойке. Суд посчитал их действия нормальными. В приговоре написано: «Анализируя доказательства по делу, суд считает, что не нашло своего подтверждения то, что Волков и Жаров осознавали, что Васильев и Нуруллаев находятся в опасном для жизни состоянии, поскольку они не могли этого осознавать, так как находились на месте обнаружения потерпевших считанные минуты в ночное время суток и видимых повреждений не обнаружили. Они сделали вывод о том, что Васильев и Нуруллаев находятся в состоянии алкогольного опьянения или наркотического одурманивания...».

Второе уголовное дело против медперсонала 33-й - по факту неоказания помощи больному было прекращено после того, как история болезни Дениса, изъятая следователем в госпитале Бурденко для «проведения дополнительных судебно-медицинских экспертиз», исчезла. «Ее местонахождение установить не представилось возможным...» - написала заместитель начальника отдела Следственного комитета МВД РФ Е. Маскаева. Вскоре после этого матери Дениса официально заявили: «Необходимый объем медицинской помощи в соответствии с имеющимися заболеваниями Вашему сыну Васильеву Д.В. был оказан в полном объеме в ГКБ № 33». Позже дело снова передавали от одного следователя к другому, прекращали, возобновляли, в общем, бесконечно тянули время.

Источник: fontanka.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ