Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Дети-инвалиды также нуждаются в общении, как и здоровые дети

Многие родители, жалея больного ребёнка, чрезмерно опекают и балуют его

Сашка у моей подруги Маринки родился плоховидящим. Выяснилось это, правда не сразу, а ближе к годику. «Он генетический миоп», - сказала она печально, поправляя очки. Что это такое, я поняла прекрасно, но звучало это почему-то даже не как приговор, а как ругательство. Ну и понеслось.

Вечный страх - как бы не разбил очки с толстенными линзами и вечный же вой - слепой! А Сашка вовсе не слепой даже, природа милостиво остановила падение зрения, и хотя минус 9 - это круто, все же не слепота.

Маринка вместе с мужем, бабушкой-тещей и бабушкой-свекровью создали для Сашки фантастические условия: практически отменили прогулки (мало ли, упадет); создали «теплицу» дома: только крупные игрушки, никакого напряжения на глаза, никаких хлопот по дому - из тех, что так любят дети. Иначе - разобьется, не заметит, проглотит что-то ненароком, раскокает очки... «Это верно, - ныла я, - но все это может произойти с любым ребенком, его же адаптировать нужно к обычным условиям, что вы делаете!» «А если расшибется, ты с ним в больнице будешь сидеть?» - обрезала Маринка.

Сашка рвался поначалу лазить, ползать, носиться, но его усаживали в кресло и давали книжку с очень, ну очень крупными картинками. Кабы чего не вышло. И так шли годы. В девять лет он, не способный вымыть за собой чашку, напоминал бледный росток экзотического растения - оно вроде бы тянулось к свету, но хозяева, боясь за его тропическую сущность, засовывали его обратно в «джунгли».

А потом случилась беда - у Маринки обнаружили какой-то кошмарный перитонит и упекли ее в больницу. Как это бывает, дальше все сошлось одно к одному: обеих бабушек свалил коварный вирус, а папу Лешу услали в командировку.

Сашку девать было совершенно некуда, и его взяла к себе самая незанятая и легкая на подъем Маринкина подруга - мама троих детей Ирочка.

И тут начался цирк. В многодетной семье царили свои правила. И когда Сашка не убрал за собой тарелку в раковину, Иркины дети накинулись на него - ты чо, оборзел? И тут же включили его в график дежурств по кухне. Обалдевшему Сашке вручили веник, а потом он мыл посуду... И делал это с наслаждением!

- А чего кровать за собой не постелил? - услышал он с утра от сердитой тети Иры. - И книги не убрал... И...

Этих «и» было сначала очень много. Но Сашка был счастлив. Особенно когда они пошли гулять, он свалился с горки в лужу и чуть не потерял в ней очки, это ведь было очень смешно. И еще ему понравилось чистить картошку - он делал это медленно, но сам! И сам резал хлеб, и колбасу. А когда порезал «по слепоте» палец, тетя Ира просто залепила его пластырем, и все.

За неделю он переродился. Настолько, что сумел противостоять попытке родных и близких вновь превратить его в растение. И сейчас моя Маринка счастлива - потому что рядом с ней находится нормальный, активный ребенок, единственное отличие которого от других детей - очки с толстыми линзами.

- Я чуть не погубила его своей любовью и жалостью, - сказала она как-то.

«Хорошо, не успела!» - подумала я...

Ольга Кузьмина

Источник: Газета «Вечерняя Москва»