Архив:

Работать можешь? Почти здоров!

Нелепость бюрократических правил понятна даже людям с ограниченными умственными способностями. Из уютной художественной студии переходим в гончарную мастерскую с двумя кругами и муфельной печью; оттуда – в столярную, с уголком плетения из лозы и бересты; рядом – швейная с отличными современными машинками...

Пожалуй, любой клуб по интересам, да и иная частная мастерская может позавидовать такому оборудованию!

Всем миром, всеми народами

Впрочем, это именно настоящие учебно-производственные мастерские (ул. Лесная, 25). А учитывая, что предназначены они для инвалидов, можно сказать, что это и жизненно необходимый для таких людей настоящий клуб, более того, школа общения. Напомним, открыты мастерские в мае прошлого года. Работы по их созданию велись с 2006-го буквально всем миром. Ведущую роль сыграл международный благотворительный альянс «Импакт», с нашей стороны проект обеспечивали и депутаты – председатель Северодвинского отделения Всероссийского общества инвалидов Елена Касаковская с особой благодарностью называет Сергея Неумывако и Татьяну Макурову, и администрация города, и образовательный центр «Инвайт», выигравший грант в рамках одной из федеральных программ. Сейчас здесь занимаются 12 молодых людей и девушек с отставанием в умственном развитии, их может быть еще больше. Идея, заложенная в основу проекта, - вывести мастерские на самоокупаемость, позволить инвалидам зарабатывать пусть скромные, но собственные деньги своим трудом, производя нечто полезное и при этом приобретая производственные и социальные навыки, общаясь, словом, развиваясь, преодолевая свои недуги. Именно так обстоит дело в современных европейских государствах с развитой системой социальной поддержки людей с ограниченными возможностями.

Инвалиды начинают и проигрывают

Однако ни для кого не секрет, что система нашего государства в этом отношении несколько отличается от лучших иностранных образцов. Вот и сейчас учебно-производственные мастерские вынуждены решать целый ряд проблем. И от того, решат ли они их, зависит судьба этого так много обещавшего международного проекта. С некоторыми проблемами удается справиться достаточно легко, местные и областные власти и предприятия во многом идут навстречу. Так, с нового года, по всей видимости, удастся организовать питание работающих в мастерских. А вот на пути к самоокупаемости стоят гораздо более серьезные проблемы. Человек с отставанием в умственном развитии, как правило, не успевает работать на мощном профессиональном оборудовании – оно для него просто слишком быстрое. Те же швейные машинки, которые установлены в мастерских, не позволяют обеспечить выпуск промышленных объемов продукции. Не секрет также, что поведение и настроение таких людей порой не вполне стабильны – даже одно это обстоятельство может помешать конкурентоспособности мастерских. Какой покупатель приобретет, скажем, партию простыней, изготовленных нашими инвалидами, если оптовый поставщик предложит то же дешевле почти на треть? В конце концов, есть официальные процедуры конкурсов, в которых мастерские инвалидов не в состоянии участвовать на равных. Скажем, в Норвегии такие предприятия пользуются всемерной поддержкой государства, компенсирующего упомянутую естественную разницу в ценах продукции. В России об этом остается лишь мечтать.

Казус профессора Доуэля

Более того, есть и другие проблемы, для норвежцев, очевидно, малопонятные. Недавно две девушки, официально – как и должно быть! – оформленные на работу в мастерские на два месяца, лишились права на пенсию. Все просто. Последние лет пять пенсия определяется исходя не из группы инвалидности, а из так называемой степени ограничения способности к трудовой деятельности (ОСТД), поясняет руководитель филиала бюро №58 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы» Сергей Шульман. В подробности официального определения этой самой степени, достаточно сложные, вдаваться не будем. Важно, что сам факт официального принятия инвалида на работу и выполнения им определенного объема служебных обязанностей, по сути, приравнивается к отсутствию ОСТД! Парадоксальная ситуация, говорят Елена Касаковская и руководитель организации инвалидов с потерей слуха Сергей Зверев. Фактически принятые государством правила игры подталкивают инвалидов к работе «вчерную». И поощряют недобросовестных работодателей. Зарплата же, на которую могут рассчитывать инвалиды, в подавляющем большинстве случаев не может компенсировать потерю пенсии, несмотря даже на мизерность последней. Понимают это даже сами инвалиды – люди с проблемами в умственном развитии! Один из них, прошедший обучение в ПУ-21, так и сказал: мол, экзамены сдавать не будет, иначе пенсию отберут… Прекрасно понимает нелепость ситуации и Сергей Шульман; он и его коллеги не раз поднимали соответствующие вопросы на профессиональном уровне. Однако на сегодня нельзя руководствоваться ничем, кроме официальных документов. Сергей Зверев и Елена Касаковская невесело шутят: голова профессора Доуэля не инвалид – она ведь консультировала доктора Керна, то есть работала. Хотя нет. Она не была оформлена на работу официально – значит, шансы все-таки есть! Шутки шутками, а вот у 20-летних Оли и Ксении ситуация серьезная. Вернуть им пенсию будет крайне сложно. Нужно искать работу – но легко ли найти ее инвалиду? К счастью, ситуация изменится. По словам Елены Касаковской и Сергея Шульмана, с нового года пенсия будет вновь определяться группой инвалидности, а не степенью ОСТД. Такие изменения в законодательстве и ведомственных нормативных актах, кстати, дают все же некоторые основания для оптимизма. Значит, есть все-таки возможность приводить правила игры в соответствие с законами совести и здравого смысла! С теми законами, которые понятны даже для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Станислав Зелянин

Источник: vdvsn.ru
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ