Архив:

Алексей Журавко: Главное - иметь голову на плечах

Народный депутат Украины Алексей Журавко - инвалид детства и воспитанник детдома. Однако это не помешало ему реализоваться в жизни так, как порой бывает не по плечу и здоровым людям.

- Алексей Валериевич, Вы - инвалид I-ой группы, который с детства воспитывался в детском доме, сумели создать свой бизнес, а ныне являетесь народным депутатом Украины. Как вам это удалось? Откуда такое упрямство или целеустремленность?

- Все зависит от того, как формируется человек - его душа, его мировоззрение, от того, в чем он видит смысл своей жизни. Когда человек формируется как личность, он задает себе вопросы: чего ты хочешь в жизни, кем ты хочешь быть, что ты хочешь сделать для окружающих и что ты хочешь оставить после себя? Я не был упрямым, а просто очень хотел иметь что-то в жизни. Когда-то, еще в детском доме, у меня была мечта - иметь машину. И когда я вышел из детдома, то смог купить «Запорожец». Потом желаний стало намного больше: я захотел создавать предприятия и руководить ими, захотел иметь хорошие машины, я мечтал создать семью, воспитывать детей. Как всего этого добиться - вопрос другой. Там, где я рос, я видел и кровь, и мертвых детей, видел «общение» государства с детьми-инвалидами, видел самоотверженных воспитателей и нянечек, которые помогают этим детям. Все это, и хорошее, и плохое, сформировало меня и помогло выбрать свой путь. Работать я начал с 14 лет. У меня нет такого - проснуться в 12 и до 3-х ночи гулять. Мне никто на тарелочке не приносил обед - либо ты сам приходишь в столовую, либо остаешься голодным. Либо ты сам себе постираешь вещи, либо останешься в грязном. Детдом - это школа выживания. Это и определяет ценности и смысл жизни, учит реализовывать себя в конкретных делах. Я мечтал о производстве - и воплотил эту мечту в жизнь, восстановив швейную фабрику. Увидев, что есть резон создать предприятие по добыче и разливу воды - я такое предприятие создал.

- Вы сказали, что все начинается с желания. А у нас полстраны хочет дорогой автомобиль, но ничего для этого делать не хотят. Между мечтами и их воплощениями -целая пропасть.

- Так было всегда. Получалось у тех, кто согласен был платить за мечту - преодолевать трудности, работать по 20 часов в сутки. Другого способа создавать не существует. Неверие в свои силы - самая большая проблема для большей части инвалидов, и этим они сами себя загоняют в тупик. Но надо бороться, ломать себя каждый день. Даже если ты ездишь на коляске, то понятие «ездишь» ты должен выбросить из головы. Ты ходишь, как нормальный человек. Я - хожу. И если кто-то по ошибке говорит «о, приехал Леха», то я его исправляю «нет, я пришел». Я поменял отношение окружающих к себе и со мной разговаривают, как с нормальным здоровым человеком. И я очень благодарен тем людям, которые помогли мне. К любому из нас в обществе будут относиться так, как он относится к окружающим. Можно быть неблагодарным по отношению к человеку, который тебе помог, можно внаглую пользоваться своим статусом инвалида, можно обманывать или подводить людей. Но рано или поздно все от тебя отвернутся. Поэтому для себя я раз и навсегда решил, что в жизни нужно иметь совесть и отвечать за свои слова и поступки вне зависимости от того, инвалид ты или нет.

- Насколько тяжело вам далась адаптация в обществе? Как вам удается не обращать внимания на свои физические недостатки?

- Физические недостатки, конечно, не скроешь. Если кто-то думает, глядя тебе вслед «о, урод пошел», то это его проблемы, это останется на его совести. Другие думают иначе - «бедный несчастный инвалид». И они также неправы! Ведь физические изъяны ничего не значат, если голова на плечах есть.

- Как такие вещи могут происходить в цивилизованном обществе?

- К сожалению, власть имущие далеки от понимания проблем инвалидов. Чиновнику, здоровому человеку, ходящему на своих ногах, имеющему служебный автомобиль, сложно понять, что для инвалида коляска - это не роскошь, а жизненно необходимое средство передвижения. То же самое можно сказать и о специальных средствах гигиены, и о доступности для инвалидов объектов социального значения (магазинов, больниц, аптек, вокзалов, подземных переходов и т.п.). Поэтому когда в нашем государстве экономят на инвалидах, например, закупают для них дешевые китайские коляски, я расцениваю такие действия как преступление!
Я знаю, что когда я иду, то позади меня от колесиков остаются четкие следы. Мне небезразлично то, какой след я после себя оставлю, и поэтому в жизни всегда стараюсь делать добро.

- По моим наблюдениям, более сильных духом людей, чем инвалиды, добившиеся своих целей в жизни, я не встречал. Как так получается, что паралимпийцы всегда жизнерадостны, а здоровые люди часто пребывают в депрессии?

- Наши паралимпийцы - это пример для всех людей. Пример победы человеческого духа над плотью. Один мой друг сказал, что я думаю и росту не по годам. В этом нет ничего удивительного, ведь люди с физическими проблемами намного быстрее учатся и накапливают жизненный опыт, чем здоровые. Я точно знаю, что есть зло, а что есть добро и что нужно ценить в этой жизни. Мы все ходим под Богом, и любой здоровый человек может попасть в аварию, поломать позвоночник и остаться инвалидом! Никто от такой беды не застрахован. После этого вообще жить - трудно. А тем более стать успешным человеком и приносить пользу стране. И те, кто этого добился - невероятно сильные духом люди. Я очень уважаю таких людей.

- И все же, вопреки тому, что инвалиды в нашей стране никому не нужны, многие из них добились в жизни серьезных успехов. Но есть и сломленные, их немало...

- Да, сломленные есть, но давайте разберемся, почему. От многих из них отказались близкие, эти люди никому не нужны, тем более они не нужны государству. Наше государство очень часто дает поспешные обещания инвалидам, но не спешит их выполнять. Вот Вы, например, знаете о том, что дети-инвалиды из интернатов после 16 лет переводятся в дома для престарелых? А ведь большинство из них, - люди, которые хотят и могут работать. Но государство только декларирует создание рабочих мест для инвалидов, списывает на это немалые бюджетные деньги, но фактически рабочих мест нет! Среди моих знакомых инвалидов только единицам удалось найти достойную работу. А что остается большинству - либо сидеть дома на нищенскую пенсию, либо побираться в переходах, обогащая таким образом мафиозные структуры?
По закону государство меня обеспечивает инвалидной коляской. Но если мне выдадут китайскую коляску, то она мне долго не послужит. Я знаю, что государство должно мне дать путевку на оздоровление, или компенсировать ее стоимость, должно дать квартиру... но государство мне ничего не дает! И поняв собственное бессилие в борьбе с государством, кто-то ломается, кто-то от отчаяния стреляет в суде. Вот и выходит, что с одной стороны самородок есть, а с другой - бриллиантом он стать не может. Лично мне обидно, что когда я подаю в парламент законопроект о создании рабочих мест для инвалидов, парламент не находит времени для его рассмотрения на сессии. А ведь возможность работать для этих людей жизненно важна. Вместо признания в обществе инвалиды получают только унижение и оскорбления. Они хотят жить полноценной жизнью, а вместо этого им приходится выживать!

- Как поменять существующее отношение к инвалидам в обществе?

- Это непросто. Ведь инвалидов веками воспринимали как балласт, как людей, совершенно бесполезных для общества. Прежде всего необходим диалог, - чтобы инвалиды сумели объяснить свои реальные потребности, а государство услышало их и отнеслось с пониманием и уважением! Все, что делается для инвалидов, должно происходить при их непосредственном участии. И это задача государственного уровня. Поэтому именно «сверху», с власти и надо начинать менять отношение к инвалидам. Когда Президент на всю страну кричит на Премьера «воровка» и рядовые граждане это слышат, то как это влияет на их мировоззрение и нравственность? И что они в свою очередь будут говорить друг другу? Поэтому я убежден, что для того, чтобы что-либо поменять в обществе, нужно вначале поменять власть. Какую панику устроили вокруг этого гриппа, чтобы под шумок украсть 1.5 миллиарда! И мы хотим иметь нормальное общество? Или когда Тимошенко в августе прошлого года рассказывала, что кризис нас не коснется, а уже через несколько месяцев кричала «Давайте спасать Украину!».

Когда-то у нас в детском доме самой страшной болезнью считалась шизофрения: такой человек, обладающий инвалидностью I-ой группы, во времена Союза после 18 лет сразу шел в дом престарелых и не имел право подписи. Истерия на грани шизофрении - вот стиль работы тех, кто сейчас у власти, так как они не отвечают ни за свою подпись, ни за то, что творится в Украине. Вот они - настоящие инвалиды. А я чувствую себя здоровым и гордым человеком, способным приносить пользу моей стране.

Сергей Влащенко

Источник: pl.com.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ