Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Исповедь инвалида

Все что я хочу поведать моему дорогому читателю истинная правда. В моей жизни не было ничего плохого или практически ничего... Но... Это «но» заставляет меня писать, начать свою исповедь о жизни тех людей которые находятся на грани нервного срыва, больных, но не стариков и старушек, нет, моя исповедь будет называться исповедь инвалида. Инвалида детства. Который живет, мучается всю долгую жизнь, который не знает что такое здоровый образ жизни, и никогда этого не узнает. Эти люди как ангелы которых Господь разбросал по земле дабы здоровое общество могло о таких людях заботиться неустанно. Денно и нощно не взирая ни на какие трудности. Да я с полной уверенностью могу сказать что я дворянского происхождения инвалид детства. Страдающий ДЦП, мама моя и папа, меня любили, так как я у них один ребенок. Но... Общество о нас забывает и по сей день. Это нужно чувствовать постоянную неустроенность и неуверенность в завтрашнем дне. Что будем делать мы, когда наши родители уйдут от нас навсегда. Вот почему я ищу себе женщину. Каждодневно пишу письма, в надежде что какая-нибудь добрая душа отзовется. Но пока все без толку. И не моя вина в этом. Хотя и моя тоже, есть. Когда никто из нас не может просто подойти к девушке и спросить: «Девушка, как вас зовут?» боясь что нас поднимут на смех тут уж совсем не смешно. И так практически с каждым инвалидом детства. Чувствуешь неполноценность в некотором роде. До чего иногда хочется наложить на себя руки, но разум говорит, «ищи и найдешь». И я продолжаю писать письма. Искать себе второю половину. Но пока безуспешно. Господи помоги мне. Помоги мне найти ту, которая будет со мною всегда, помоги и другим у которых такая же неустроенность имеется. Помоги нам Боже...

Глава 1. О том как я стал инвалидом.

Мои родители, которых я ни в чем не виню, родились словно под роковыми звездами. Мама, у которой группа крови отрицательна породнилась, с моим отцом, у которого кровь положительна. Эх, если бы у мамы была бы кровь положительная, все было бы иначе. Но видимо не судьба... Родился я здоровым парнем, этаким мальчуганом. Но потом... медсестра принесла меня, крошку покормить моей маме. Но она не знала что я принял кровь отца... и поэтому в один миг я стал инвалидом. Как я слышал, потом от своей знакомой ясновидящей этой женщины давно уже нет в живых. Но будь я здоровым человеком, кто знает, был бы я сейчас тем, кем я есть сейчас. Я имею в виду писателем, поэтом, драматургом. Мое имя сейчас пока еще не известно, нашему обществу. Потому что для меня смысл не в том чтобы разбогатеть, сделаться знаменитым нет, для меня слишком важны понятия нравственных идеалов божьей милости. Я богат духовно. Но по-моему я отвлекся от главного. Итак я стал инвалидом, Крестили меня на дому, тайно от отца, потому что в те времена когда я родился, устраивали гонения на Церковь. Папа был коммунист всегда убежденный коммунист. Крестным отцом стал для меня сам священник Отец Сергий , ну а крестная мать, моя тетя, которая в последствии вышла замуж за еврея, и эмигрировала в другую страну. Но это было потом. Своего рождения естественно я не помню, да и никто не помнит. Я был слишком мал. Чтобы помнить это.

Глава 2. О том как я встал на ноги.

Все мое детство проходило в борьбе. В борьбе за жизнь, за право существовать на белом свете, но чтобы выжить в этом мире мне предстояло научиться ходить. Эту цель я поставил перед собой. И я пошел. Но только к шести годам. Этому предшествовало очень много поездок в Крым, тогда еще этот полуостров был общим. Но эти времена канули в глухую бездну. Я расскажу об одном эпизоде который произошел со мной в детстве. Это было в санатории, куда меня отдали мои родители. Мне шел тогда третий или четвертый год. Я тогда уже ползал на коленях. И был предоставлен сам себе. В нашем санатории были всякие больные, одни лицом ужасающие искореженные. Другие не ходили так как паралич сковывал все силы, многие были брошены родителями. Одни лежали в своих кроватях, звали маму, надеясь на то что к ним приедут родители и заберут их оттуда. В общем врачи над нами издевались, как могли. Но это не их вина. А вина родителей, которые бросили их в пасть врачам, а эти врачи издевались над нами как хотели. Мы у них были нечто вроде под опытных кроликов. Я радовался когда ко мне приезжали мои родители, и плакал когда уезжали. Потому что это было невыносимо. И я стал заниматься усиленно. У нас кровати были с решетками чтобы мы не падали на пол. Я брался за деревянные прутья своей кровати и поднимался на свои тоненькие ножки. С каким упорством я это делал одному Богу известно. Только было одно желание «ходить». Врачи удивленно смотрели на меня и диву давались. Однажды приехала мама и расплакалась увидев меня, стоящим. Врачи говорили « ваш сын борется за право быть человеком». Но потом я очень сильно заболел какой-то болезнью и мама с бабушкой и тетей приехали и забрали меня оттуда насовсем. Были бесконечные поездки в Крым. Помню, как мне прикрепили обувь к доске, завязывали ее чтобы я учился стоять. Сейчас я вспоминаю об этом с грустью, потому что не каждому дана сила воли, но мне всегда хотелось поиграть в «прятки» со здоровыми детьми. Но этому предшествовала очень длительная борьба, за право быть наравне с другими. И вот однажды после принятия очередной порции «миатона» в Крыму ибо туда мы ездили каждый год, иногда два раза в год. Так вот после принятия электротерапии я сделал первые шаги, в шесть лет. Помню тот прилив энергии когда я начал делать первые движения своими ногами. Но до полной победы было еще далеко. Ноги мои плохо слушались, да и руки тоже. Но я не сдавался. Потому что это было самое важное в моей жизни. Мне с мамой приходилось ездить в другой город за ортопедической обувью каждый год. Потому что я разбивал эту обувь из-за того что я передвигал ногами еле-еле волоча их по земле. А дорога ведь не близка. С автобуса на автобус или троллейбус. А там еще и на трамвай. Так что приходилось ездить три часа туда и три оттуда. Иногда папа, брал меня на руки иногда мама, а я то тяжелый в то время мне было 5 лет. Мама у меня не работала, сидела со мной, учила меня читать и ходить. Итак в шесть лет я уже начал ходить.

Глава 3. О том как я пошел в школу.

Прежде чем пойти в школу меня исследовали на предмет того как я мыслю, смогу ли я учиться в обыкновенной школе или нет. Что делать со мной если я не потяну предметы. Отдать меня в специализированную школу или нет. Этот вопрос стоял передо мной. Это был мой первый экзамен, экзамен на прочность. Представь себе, уважаемый читатель, что меня ввели в огромную аудиторию учителей вместе с мамой. Они посмотрев на меня вначале не хотели принимать меня в нормальную школу. Я естественно плохо передвигал ногами, да и руки плохо действовали. «Нет, мы не можем принять вашего сына» - говорили они маме. «Вы что хотите чтобы ваш сын пугал других детей? Нет и все». Мама расплакалась. «Нет. Только в специализированную школу туда ему и дорога. - Говорил один из учителей. Остальные его поддерживали. «Мы не можем допустить чтобы этот ребенок учился здесь». Мы уже собирались уходить, как слово взял директор. «Погодите товарищи учителя! Давайте послушаем его самого. Расскажи какой-нибудь стишок». - Обратился он ко мне. Я в ту пору знал много стихов. Мама рассказывала когда я был еще совсем маленьким, едва просыпался от сна я говорил «мама читай» или «папа читай», но больше всего читала мне мама, сказки, прибаутки. Потому что отец работал, приходил домой уставший. А мама не работала 9 лет так как сидела со мной. Но я отвлекся. Так вот я, ваш покорный слуга, начал читать свою любимую поэму Лермонтова «Бородино». «Скажи-ка дядя... - начал было я. И всю поэму рассказал. Я естественно ничего не помнил как дочитал до конца. Но когда я закончил все учителя встали на нашу сторону. И естественно я был принят в обычную школу. Но на дому. Так как я еще плохо ходил. Когда маму отозвали в сторону ее спросили: Вы учительница?» На что мама моя ответила «нет».

Глава 4. О том как я учился в школе.

Все 10 классов я окончил на дому. Учился я на 4-5. Ибо ко мне ходили учителя домой и я схватывал все на лету. И потом нужно было, по каждому уроку отвечать. В этом есть свои плюсы. Так как ученик не отвлекается на мелочи а усиленно готовится к занятиям. Чтобы рассказывать все, что запомнил. Согласись, уважаемый читатель со мной, что индивидуальное образование выгодно. Так что я всегда когда была история или физика или алгебра с тригонометрическими функциями, я отличался аккуратностью выполнения. Учителя ходили ко мне как на праздник но единственное что меня тревожило так это то что я не мог писать много. Ибо все писали учителя спасибо им за это. Я только говорил а они писали за меня. Я правда писал сочинения и диктанты по литературе и русскому языку. Ну, а остальное я устно отвечал. Так было. Помню когда я однажды в школе а иногда мне приходилось посещать и ее, мне пришлось исправлять ошибку. Был урок математики по-моему алгебра. Точно не помню, решали уравнение, моего хорошего друга вызвали к доске, чтобы он показал как решается это уравнение, я ваш покорный слуга, сидел на первом ряду, и писал как быстрее сделать уравнение, но подняв голову, увидел ошибку сделанную другом. Тут же подняв руку, я решил ответить, посмотрев на остальных, но почему-то никто не собирался отвечать. Учитель вызвал меня к доске, и я показал, где ошибка допущена. И сел на место. А учитель меня похвалив, сказал при этом что таких бы побольше учеников.

Глава 5. О том как я учился в техникуме.

Надо вам сказать мой уважаемый читатель что вскоре после школы я поступил в техникум бухгалтеров. Но я хочу сразу оговориться, что в техникуме мне было очень плохо. Потому что приходилось много писать. А я к такому развитию событий готов не был. И мне пришлось взять академический отпуск. Вначале я думал с наскоку, всего можно достичь, но оказалось что это слишком сложно. В техникуме учились не только с диагнозом ДЦП, но и других заболеваний. Ваш покорный слуга один раз, выдал преподавателю, что один из моих соседей, курил прямо в комнате по ночам. Но когда выяснилось потом что он чефир лакает по ночам, здесь я не виноват а подставили под удар меня. Я не знал что мой сосед чефирит. Ну и его попросили удалиться. А ваш покорный слуга, стал объектом насмешек и издевательств. А потом приехал мой папа и забрал меня домой. Так как я был сломлен морально. А что может быть хуже этого. Мой друг, с которым я ездил домой на выходные а мы ездили с ним пока он не окончил технарь, как мы его называли, каждую неделю, будь то дождь, снег гололед мы ездили с ним. Поступили мы вместе и благодаря нему, я окончил техникум. Так как он учился дальше, а я взял академический отпуск чтобы подготовиться и не падать в грязь, тем временем мой друг привозил мне конспекты, для того чтобы мама списывала. Чтобы мне было хоть немного полегче. И когда он окончил второй курс, я только поступал на второй курс потому что на первом учились только те у кого было 8 летнее образование. После поступления второй раз, у меня состоялся обмен любезностями с одним очень нахальным типом, который рассказал всем про то как я выдал парня, мне нужно притвориться и сказать, что меня подставили, а этот тип еще и гомосексуалист, ну и хотел меня изнасиловать, но я не поддался, на этот счет у меня свои качества имеются. Я так взбрыкнул ногами, когда он полез на меня, что он отлетел как мяч футбольный. Ребята орали, стоял шум-гам так бывает когда болеют за какую то команду. Но я сказал им будете вмешиваться не туда куда следует, вылетите отсюда, быстрее пули. Все утихло. В момент. Это было на первый день моего пребывания в этом вонючем техникуме. Мне казалось что там собрались одни уголовники. Ан нет, вскоре я остался один в комнате, потому что одни сами ушли, другие сбежали от меня. Так что преподаватель после того как у меня сперли учебники, когда я уезжал домой на выходные, разрешил мне врезать замок в дверь. Итак я прожил пол года, никого близко к себе не подпускал ни девчат, ни парней. Жил как король, один. По выходным уезжал домой. Но потом познакомился с одним парнем своим тезкой, и пригласил его к себе. Вначале его никак не хотел отпускать от себя, его староста группы, но я с ним поговорил работая одновременно на два фронта. С одной стороны, матушка моего друга, хотела, чтобы он держался за сильного, а с другой стороны, у него были те же проблемы, что и у меня вначале техникумовских похождений. Ему также не давали возможности заниматься. Потому что с утра до ночи шум да гам там стоял. Ну вот я его и взял к себе. Так мы пробыли с ним год под одной крышей. Бывало, приходили с ним после наших учений ложимся и начинаем мечтать о том чего у нас никогда не было. О счастье, о любовных похождениях. Учился я в техникуме не плохо, были и двойки, а у кого их не было. Но по моему мнению нужно было бы отделить нас тех, кто не мог писать очень быстро от тех кто в этом отношении преуспевал. Но у нас мало было тех, кто плохо писал. В нашей группе таких инвалидов было трое или четверо. В других группах, было по пять или шесть человек, но хуже меня никто пожалуй не писал. Вот и нужно было нас собрать и дать нам возможность окончить техникум. А всего в группе было человек сорок. На третьем курсе я даже успевал не только делать уроки, но и выбрали меня главным редактором нашей группы, так как у меня был уже опыт в подобных делах. Я выпустил две или три стенгазеты. У меня были несколько помощников и мы как только что-нибудь экстравагантное тут же заметка. Но я не очень любил вмешиваться в дела других студентов. Поэтому я больше предпочитал праздничные темы. И все. Потому что мы уже заканчивали техникум. Так вот ваш покорный слуга и закончил третий курс. Практику мы проходили кто где. Я проходил ее дома. Если мне было что-то не понятно вызывал своего друга. Который уже окончил техникум. Он мне очень помогал мой друг Владислав Крылов. Но в основном говорил я, а мама писала за меня все документы. Так вот и прошли два года, сейчас я ни о чем не жалею. Потому что техникум меня многому научил. Он научил меня жить, жить достойно и достойно выходить из любых критических ситуаций.

Глава 6. О том, как я стал поэтом.

После техникума я, ваш покорный слуга, занялся тем что решил поправить свое пошатнувшее здоровье. Нервы у меня не очень то были в порядке. И мы с мамой пришли к одному врачу, доктору психотерапевту, который меня осмотрев, взял на лечение. И я начал ходить к нему. Он то мне и внушил веру в Бога. До этого я был ярым атеистом, очень ярым. А он меня поставил на путь истинный. И я благодарен ему за это. Теперь я соблюдаю правда один раз в год полный пост. И сразу после того как он взял меня лечить, и в особенности после того как он внушил мне Веру Православную, я начал писать стихи, стихи мои были вначале не ровные, ершистые, а потом благодаря стараниям моего отца. Они стали ровнее, божественнее. А после смерти моего отца, моим критиком стала мама.

Глава 8. О том как я стал членом спортивного клуба инвалидов.

В детстве я очень увлекался шахматами мне было шесть лет как я уже играл. Мне надо было тренироваться по шахматам, тогда бы я мог наверно быть мастером спорта. Но я не пошел на усиление игры, потому что у меня не тот профиль. Мой профиль это писать стихи, очерки, статьи и пьесы. Но я опять отвлекся. Так вот было это летом. Меня вызвали по телефону, сказали что на меня пришла какая-то помощь, и мы с мамой поехали по указанному адресу. Так я попал в клуб. Мне там сразу понравилось. Я стал ходить туда. В начале мне казалось, что там делалось все для нас и во имя нас, инвалидов детства. Познакомился с другими инвалидами. Но нас было тогда мало и когда устраивались соревнования я тоже принимал в них участие. Но потом директор клуба послала меня в хоровой кружок, таких же как я инвалидов. Но там меня встретили не очень радушно. Видимо боялись конкуренции со мной. С одной стороны хор, который везде поездил и продолжает ездить сейчас. С другой стороны я, у которого все не так складно получалось вначале, у которого за спиной ничего кроме тетради и ручки ничего не было. У меня правда разговорная речь хромает и по сей день. Но не в том дело а в том что мы инвалиды детства совсем другие. Но однажды я насолил руководителю нашей группы на фестивале творчества инвалидов. А случилось вот, что мое одно из стихотворений нужно было прочитать перед публикой. Мы устроили нечто вроде вечера поэзии. Мы устроились на сцене полукругом, и начали выступление. Когда дошла очередь до нас, то мой руководитель так плохо прочитала мое произведение, что мне пришлось спасать положение и выступать самому. Я был в шоке. А она с треском провалилась. Как руководитель она была хороша, но и только. И поэтому, на концерте уже выступала не она, а другая с хорошо поставленным голосом и отлично схватывающая интонацию в каждой строчке, в каждом куплете. И я благодаря ней стал лауреатом. Руководитель хора осталась не довольна тем, что я выбрал не ее. И поэтому я и остался как говориться на бобах. В результате меня выбросили из коллектива и забыли. С тех пор я вообще не выступал ни разу. Выступал чаще от спортивного клуба, а не от хора инвалидов видимо еще и потому что я выступал как инвалид детства, а в хоре выступали люди которые получили травмы на производстве или с внутренними заболеваниями. А так как нас инвалидов детства считают чуть ли не изгоями общества, то и мне среди них нечего делать. И что характерно, что на следующем фестивале, а он проходит один раз в 4 года, от моей области никто больше так и не прыгнул выше меня, я уж не говорю о городе. Я не хвалюсь, но хоровых групп по России очень и очень много. Я же занял по праву то место какое мне предначертано судьбой. И пусть мне потом говорят что мои произведения хуже тех великих людей которые ни словом ни вздохом не показывали что их стихи лучше. Да я признаю, что Пушкин мне не нравиться, что такие личности, как Лермонтов и Байрон, Высоцкий мне ближе по духу. Может быть я чего недопонимаю, но мне нравиться в стихах, ни листочки лепесточки а напор, надрыв. Вот такие стихи мне нравятся вот с такими людьми я солидарен, и я также как они хожу по лезвию. Многим это не нравится, но что поделаешь на вкус и свет людей нет, не могу же я подстраиваться под людей я к этому не привык ибо я дворянин, честь имею.

Глава 8. О том как стал помогать людям

На одном из концертов, куда меня пригласила одна учительница, у которой дочь инвалид детства, послушать песни «детей военных лет». И самому принять участие, ибо как я с хором инвалидов порвал, я частенько выступал с ними, пока эта учительница была руководителем. Так вот, однажды после того как мне дали выступить, я познакомился с одной очень культурной интеллектуального и почтенного вида женщиной с которой у меня сложились довольно хорошие отношения. Она посмотрев на меня сказала что попробует меня вылечить. Она занималась тем что лечила людей при помощи своего биополя. И довольно умело справлялась с этим, позже я узнал, что у нее не только развито сильно биополе, но и ясновидящая. Благодаря ней я стал сам пробовать лечить своих близких друзей, знакомых. Но с ней у меня сложились довольно тесные отношения, так как только я мог ей помогать, другие люди прямо таки растворялись в ее биополе. И она мне рассказывает о разных контактах с инопланетянами, о других вещах, которых сейчас просто нельзя говорить, потому что могут упечь в психушку. В нашем обществе таких людей как она очень и очень мало, а я с ней поддерживаю контакт потому что с ней просто интересно и ей со мной тоже интересно, потому что мы одного поля ягода. И я и она лечим людей помогая другим людям избавиться от болезней. Но есть одно маленькое «но». Я лечу потому что ко мне ходят люди, прося помочь. Но основным своим занятием я все же считаю поэзию и драматургию. Поэтому я редко когда лечу, она же лечит людей, ветеран Великой Отечественной войны получившая ранение в ногу нашла в себе мужество и выдержку делать свое дело, также как я свое. Хотя мы родились в разные времена, она чувствует что за мной великое будущее. И дает мне всякие наставления, о том как правильно вести себя в обществе, и о том что она видит в нашем будущем. Разговоры шли от политических и религиозных до чисто житейских проблем современности. От нее я многое почерпнул. О ней, и о том что ей приходиться видеть на духовном и астральном мире я напишу возможно повествование. А пока я хочу сказать что с ее помощью а также с помощью Бога, я начал принимать людей хотя сам находясь в очень плачевном состоянии. Но для меня важно оказывать помощь людям. Людям которые верят в благодать Божью и в мои силы, вот поэтому я бесплатно тех кто приходит ко мне. Потому что я знаю что такое боль. И иногда клиент уходит от меня очень довольным, сам я не страдаю от этого. Скорее наоборот если мне не удается сделать что-то чтобы хотя бы снять боль, тогда я начинаю переживать, что сильно сказывается на моей нервной системе.

Глава 9. О том как я любил.

Случилось так что я в третьем классе полюбил, мы были ровесниками, но она училась в четвертом классе, а жили в одном доме но в разных подъездах. Но она, она не отвечала, на мою любовь. Потому что я был не такой как другие прежде всего я был инвалид изгой, которого любить нельзя, в нашем обществе так что она весьма и весьма не далекого мнения обо мне была. Но я любил ее больше тайно чем явно. Сколько лет я ее любил я не помню. Но потом она вышла замуж, за человека которого она любила, и у них двое детей сейчас подрастают. Да, в любви у меня одни провалы, что и говорить. Ведь я не красивый на лицо, да и инвалид. Когда человек становиться инвалидом, начинается ломка всех позиций. И вот здесь главное выдержать удар судьбы. Главное не сдаваться и находить ту, которая будет с инвалидом жить всю жизнь не взирая ни на какие трудности. Я понимаю, что жить с инвалидом в особенности с инвалидом с детства не каждый способен, но каждому инвалиду нужна поддержка со стороны здорового человека. Почему-то на моем пути встречаются одни здоровые девушки. И ни разу мне не попадались инвалидки, хотя мне стоит только захотеть и любая пойдет но с моим диагнозом. Но я ищу себе другую девушку, я хочу найти себе такую как моя подруга Поэтесса, но она умерла от раковой опухоли. Боже, как я ее любил. Это может понять только влюбленный. Но она отвергла мою любовь. А жаль. Ведь если бы она вышла бы замуж за меня все могло бы сложиться по-другому. Но она была на 6 лет старше меня. Ей было со мной всегда интересно. Сколько мы с ней на философские диспуты вели беседы. Я много почерпнул от нее. Мы даже были похожи друг на друга. А она... Она два раза была замужем, и у нее двое детей, которые живут в интернате. А муж, отец детей, лишил возможности матери видеться с детьми. Но не прошло и трех лет со дня нашего знакомства в клубе куда приезжала со своей подругой, как она умерла. И мне кажется что она горько жалела о том что не пошла за меня замуж. Умирая, она доверила мне все свои произведения написанные от руки. И я поклялся если я встану когда-нибудь на ноги я имею в виду обеспеченным человеком то возьмусь за ее труды сделаю ее имя бессмертным. Она чем-то похожа на Анну Ахматову. Так вот я опять остался в любви на бобах. Правда был после ее смерти роман с одной молодой особой, но я с ней не долго был. Потому что во-первых имя не подходило под магический и астрологический стандарт, а во-вторых она увлекалась напитками Бахуса. И в-третьих у нее были припадки. Мне она подходила и я долго переживал когда мама моя буквально выгнала ее из дому. Но я то знал ей цену. Но после того как мама выгнала ее, она больше не появилась в моем доме словно в воду канула. А ведь у нас была настоящая любовь. Когда однажды она явилась ко мне в первом часу ночи. Слегка пьяная. Я ее не выгнал обратно потому что я слишком сильно любил. А она... Она по-моему заигрывала моими чувствами. Я даже думал, ну наконец-то я нашел свою вторую половину. Но оказалось, что нет. Я ошибся. О, если бы она не выпивала. Тогда я был бы на седьмом небе от счастья ведь она обладала всем тем что необходимо для меня. Она бралась за любую работу даже мужская была ей по плечу. Но не суждено нам было прожить жизнь так как мне хотелось. Ей не надо было говорить моей маме что у нее припадки. Тогда бы видит Бог я ей помог излечиться от этого страшного недуга. Но она ушла. На этом можно было бы поставить и точку. Но я хочу чтобы мое повествование кончалось бы хорошо. Но пока этого не удается вот и продолжаю искать себе женщину, которая бы не предала меня и не бросила бы на произвол судьбы. Такую, чтобы все могла делать. А таких девчат к сожалению очень и очень мало. Но я все же надеюсь. А Надежда, как говориться в народе, умирает последней. Иначе тогда зачем жить? Не лучше ли сразу пулю в лоб? Так как это делали дворяне 19 столетия не переносившие позора. Но одно дело, когда стреляешься из-за детей, чтобы они не страдали, а другое уходить из жизни прямо так потому что ты сломлен морально. Но помните, дорогие читатели, что самоубийц Бог не прощает потому что лишать себя жизни не только аморально, но и против воли Божией. Это все равно, сдался, покончив жизнь самоубийством. А там. ... Там на небесах тебя ждет вечно огненный вихрь. Только потому что ты не справился с поставленной задачей отведенной тебе на Земле. Поэтому, как бы тяжело не было мой уважаемый читатель, жизнь нам дана для того взять самое лучшее, что мы заслуживаем и прийти к Богу, не страшась, потому что это самый важный этап нашей деятельности. Мы приходим на Землю чтобы принести всем людям пользу, не важно какую но пользу, пользу обществу. Поэтому по мере того как будет развиваться общество оно должно прийти к выводу что есть два мира, физический в котором мы обитаем и духовный который мы с вами не видим, потому что этого нам не дано. Уверяю тебя дорогой мой читатель, что если бы нам открылся духовный мир, уверяю, что человек либо сойдет с ума, от потрясений, которые есть там, либо сделает его совсем другим человеком. Так происходит с людьми которые находились в состоянии клинической смерти, они как правило побывав в потустороннем мире и вернувшись оттуда становятся совсем другими людьми. Им говорят, что их миссия не выполнена, поэтому они вернулись. Вернулись, чтобы выполнить свою миссию более достойно. Так что у каждого человека в мире найдется свое определение и свое положение в обществе. У меня есть много примеров когда инвалид 1 группы инвалид детства с заболеванием ДЦП не сдается. И пусть мне кто-нибудь скажет что я не прав. Но такова воля Божья, что он не может обойтись без посторонней помощи, так как парализован полностью. Значит ему Бог дал возможность искать свое место и находить его не взирая ни на какие трудности, и никогда не сдаваться. Но всем людям с такой болезнью нужна любовь впрочем не любовь, а сестра милосердия, которая будет с такими инвалидами сидеть, ухаживая за ними, когда у таких вот людей не останется родителей. Но если уж мне суждено найти себе подругу жизни, я найду ее рано или поздно. Но мне хотелось бы чтобы это случилось раньше. Хочется любви искренней, ласки и конечно же детей. Если бы мне сказали: Выбирай или жена или дети я бы выбрал детей. Хотя многие люди выбрали бы наверно первое. И все же если мне придется когда-нибудь жениться то обязательно на той женщине, которая мне родить детей. Помоги мне Боже. На этом я ставлю точку, уважаемый читатель.

Помоги Вам Боже!
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ