Архив:

Дорожно-церебральное происшествие

…Когда ребятишки-колясочники Сергиево-Посадского дома-интерната для умственно отсталых детей после экскурсии в зоопарк решили всей стайкой сходить в кафе, обычных клиентов снесло как ветром. Какая-то мамашка, дернув своего отпрыска, в сердцах бросила: “Пойдем быстрее, и тут жизни нет!” Так напугали ее неловкие маневры “неполноценных”. Как она ошибалась.

Именно в эту секунду жизнь как раз появилась. Появилась, наелась и поехала дальше по своему такому нехитрому сценарию: рождение, отказ родителей, детский дом, взрослый дом, где стареть не успевают. В печку или в землю, то есть обратно — к боженьке.

Не бойтесь. Никто вас не заставляет перечислять на счета детских домов какие-то суммы, выносить утки, не отводить глаз. Не перечисляйте, не выносите, отводите. Но хотя бы при встрече не обижайте так явно, так больно.

Позаботиться есть кому, хотя этих “кому” очень немного. Вот Фонд Спивакова несколько раз в год приглашает на различные выступления детей с ДЦП из интерната в Сергиевом Посаде. Ребята показывают фирменный танец на колясках, а вдохновляет их на это необычное искусство легендарная воспитательница Лидия Федоровна Язбурскене.

…Сейчас в ансамбль колясочников входят только два человека — Кирилл Анисимов и Аня Попова (состав, понятно, меняется, ведь ребята со временем переходят во взрослые дома), к тому же танец зависит от силы рук — работать с коляской непросто…

Познакомимся поближе. Кириллу — 15 лет, Ане — 17. У обоих не действуют ножки, ДЦП. У Анечки внешне они выглядят нормально, а у Кирюши одна нога высохла, висит как плеть.

— Именно эта пара — очень даже толковые ребятишки, — рассказывает Лидия Федоровна, — и кроме ДЦП у них есть отклонения, но небольшие. Они читают. Нормально рассуждают. Задают вопросы. А это важно, чтобы ребенок интересовался всем вокруг, старался преодолеть трудности. Хорошие они.

История жизни — обыкновенная. У Кирюши умерла мама после родов, а отец сказал: “У меня и так четверо детей, я не в силах заниматься с еще одним ребенком-инвалидом”. И отказался от сына. А через четыре года умер тоже. От Ани родители тоже отказались сразу.

— То есть это обычная практика, когда родители не забирают таких детей?

— Ну да, в основном. И похоже, не только российская. Вот у нас в группе 11 человек, но только у троих есть родители, которые на праздники приезжают, уделяют хоть какое-то внимание.

— И какая дальше у детишек будет судьба?

— Судьба трудная. Переходят из одного казенного дома в другой, заканчивая домом престарелых. Мы вот постоянно работаем с конкретной группой лежачих детей и детей с поражениями нижних конечностей (называется “отделение милосердия”). Воспитываем у них чувство семьи, стараемся впоследствии переводить в один “взрослый” дом, Куровской, где вместе им будет не так страшно.

…Ребята из Куровского интерната уже ждут сергиево-посадских питомцев, помогают им адаптироваться, хоть как-то сносно жить. Они, взрослые, даже какие-то свои деньги с пенсии кладут детям на телефоны. Смысл один — помочь ближнему.

“Были в жизни детей и катера, и шашлыки…”

— Кроме выезда в свет с танцами еще какая-то интеграция в общественную жизнь возможна? Они овладевают минимальными профессиональными навыками, скажем, шитьем?

— Очень мало кто овладевает. Знаете, я много лет работаю в детском доме. Так вот раньше это было проще… в том смысле, что к нам попадали более способные ребята. Вот способных обучают во взрослом доме шитью. Но тем не менее мы тоже всеми силами стараемся интегрировать детей в общество: это и концерты, и различные вылазки — посещения зоопарка, дельфинария, музеев, куда только их не возили.

Уже третий год — благодаря поддержке одного банка — умудряемся организовать детям отдых, вывозим на Волгу, в “Лисицкий бор”. Летом думали — теперь всё, кризис, никуда не поедем. Но помощь все-таки подоспела. А отдых красивый: там и лошади, и катера, и теплоходы; даже нашелся человек богатый, который пригласил детишек на шашлыки, так все здорово им устроил. Понравились шашлыки. Хорошую жизнь, ее каждый умеет оценить, и наши дети тоже.

— До какого возраста доживают ваши воспитанники?

— Это зависит от ухода. Рос у нас мальчик, так потом его мама все-таки взяла в семью (что большая редкость). И ему уже под сорок — живет. С нами везде ездит, на концертах бывает. За ним там вся семья ухаживает. А другие родители (если они есть) взять не могут, ведь надо человека нанимать, платить… Грустно, грустно.

“Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко!”

…Идея заняться танцами пришла Лидии Федоровне давно. Ребята этому радовались — хоть какой-то глоток пусть маленького, но творчества.

Вышло так. Подъехали утром детки к воспитательнице: “Хотим танцевать цыганочку!” А Лидия Федоровна отвечает: “Ребята, я не знаю: что-то мне в голову не приходит, как это можно сделать на коляске”. Но они взяли и всё сами придумали. И так весело, задорно, энергично получилось! В такт цыганочке катались, разворачивались, хлопали в ладоши, чудо… А главное, они верили, что это понравится другим, большим, настоящим, здоровым людям. То есть нам с вами. Эпитеты можно взять в кавычки, кто как понимает.

— Анечке больше удаются плавные танцы, она же девочка, а вот Кирилл — ну тот просто виртуоз коляски! Так лихо танцует! Выход на сцену их очень подбодрил, за это я благодарна спиваковцам, в особенности Петру Ильичу Гулько, руководителю фонда. Они-то нас и приглашают.

Началось все с концерта в Министерстве финансов — ведь Аня еще и замечательно поет. Вот и отправились туда — Аня и два мальчика с танцем на колясках. Выступили, всем понравилось. С тех пор приглашают регулярно. А ребята-то как радуются… И вот что важно: другие, здоровые детишки-таланты из Фонда Спивакова с большим теплом относятся к детям из Сергиево-Посадского интерната. А без тепла и понимания ничего не будет: поскольку те поначалу пели совсем не для того, чтобы петь… а чтобы наконец заговорить. Рассказывает Лидия Федоровна:

— Совсем недавно мы выступали на Красной площади с удивительным танцем “Прекрасное далеко”: Аня начинала петь первый куплет, а другие дети крутились на колясках, символизируя то, что они идут по жизни вместе к этому прекрасному далеко, преодолевая трудности… и всего достигли! Работать было сложно, много репетиций, нагрузки, у Кирилла болел бок. Но справились отменно, аплодисменты трибун звучали с начала до самого конца их танца.

Что вы! Дети у нас удивительные. Ребята умеют со всеми поговорить, ответить на вопросы и пожелать…

— В каком смысле “пожелать”?

— А пожелать вам всего самого доброго. Что вы удивляетесь? Люди нуждаются в том, чтобы им хорошее желали. А вот пожелает ли кто нам… Однажды зашли в кафе, и когда люди увидели детей-колясочников — разом все заморщились, мы им испортили ланч. Напрасно так. Никто ведь не застрахован.

— И у непьющих, нормальных родителей может родиться…

— Конечно! Да и сколько таких! Так что очень обижает реакция наших граждан. Но мы не унываем. Это парадокс. Наши дети в отличие от многих здоровых детей очень доброжелательны. Вот ребята идут в церковь, молятся. Вы думаете, они за себя молятся? Никогда. Несмотря на все проблемы, ни разу не слышала, чтобы они что-то просили у Бога для себя. Просят за других. Их доброте нет предела. Нет мамы, нет папы, ничего у них нет, понимаете? Есть одно большое добро.

Ян Смирницкий

Источник: mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ