Архив:

О тех, для кого чужих детей не бывает

В палате отказников закончились подгузники, детскому дому нужна одежда и игрушки, умирает ребенок, необходима дорогостоящая операция... Когда помощи ждать неоткуда, остается единственная надежда - благотворительность.

Ева - значит «жизнь»

«Каждая семья, где ожидается пополнение, с трепетом отсчитывает на календаре дни до рождения малютки. Для нас долгожданный день приближался с нарастающим страхом. За несколько недель до родов врачи приговорили дочку: «Порок сердца». Как же тяжело было осознавать, что внутри меня растет человечек, который может умереть после появления на свет...

Дочь назвали Евой, что означает «жизнь». В первую неделю я видела малышку не больше часа в день. Обследование показало очень сложный порок сердца. Врачи разводили руками: сердце маленькое, оперировать получится только через год. Ева не дожила бы.

Спасти дочку вызвалась немецкая клиника, там оперирует даже 800-граммовых младенцев. Но для заветной операции нужно 36 тысяч евро. Жизнь Евы зависит от денег...».

Это письмо в благотворительный фонд «Наши дети» пришло весной от мамы девочки. Фонд не мог не откликнуться.

Сейчас здоровью крохи ничего не угрожает. Малышку прооперировали в Берлине на собранные деньги, пожертвованные уфимцами. История Евы, закончавшаяся словно в доброй сказке, последняя, но далеко не единственная, в которой участвовала благотворительная организация из Уфы.

- Всё началось три года назад, когда молодые мамы, сидя в декрете, обсуждали на форуме проблему брошенных новорожденных детей. Однажды уфимка Элеонора (которая стала потом одной из основательниц фонда) поделилась, что вместе с сыном лежала в больнице. Напротив ее палаты находилась комната для отказников. Оттуда всегда доносились беспомощный плач детей. Изредка медсестра между уколами и капельницами забегала перепеленать малюток. Мы - Элеонора, Гульнара и я - решились помочь отказникам. Собрали подгузники, игрушки, кремы и отправились в больницу, - рассказывает руководитель Некоммерческого благотворительного фонда «Наши дети» Ольга Власова. - В итоге под нашей опекой оказалось 6 палат с брошенными детьми. Справляться с такой нагрузкой своими силами стало тяжело: памперсы, кремы быстро расходовались и требовались новые. Кроме того, мы не могли контролировать расход приносимых вещей. Например, пытаясь узнать, куда делись 20 пар новых колготок, нам говорили, что они в стирке, в другой раз - на глажке. Когда ситуация становилась конфликтной, нам заявляли, что мы никто и вообще имеют право не пускать нас сюда. Тогда мы решили найти законное основание наших действий и зарегистрировали себя как некоммерческую организацию.

26 спасенных жизней

В 2008 году в уфимском фонде появилась новая программа «Лечение детей». Его деятельность настолько расширилась, что уделять благотворительности несколько часов в день было недостаточно.

- Выйдя из декрета, я пошла не на прежнюю работу (я руководила отделом в дистрибьюторской фирме), а в фонд. Бросить начатое не поднимались руки, потому что люди на нас рассчитывали, - продолжает Ольга Юрьевна. - Кроме отказников мы стали помогать детским домам. В учреждении для детей-инвалидов норма одежды и белья такая же, как в домах со здоровыми детьми. Две пары носков в год не хватает для нормального малыша, а как быть ребенку-инвалиду, который только ползает?! Носки и колготки рвутся каждую неделю.

Сейчас мы стараемся перейти к проектам социальной адаптации и поддержки детей. Так, например, на стадии запуска находится программа «Большие братья, Большие сестры». Смысл ее в том, что добровольцы работают с детьми из детских домов. Как будто старший брат пришел к младшему в гости. Ребята будут проводить вместе время: делать уроки, заниматься в секции, ходить в кино. Волонтер познакомит ребенка с той жизнью, которая ждет его после детского дома. Ведь эти дети настолько неподготовленны, что не знают, как заплатить за квартиру, как сварить макароны, как распланировать траты.

Но есть дети, которые нуждаются в особой помощи - счастливых мгновениях. Онкобольные детишки очень долго находятся на лечении и месяцами не выходят на улицу. Для выздоровления им нужна Радость.

- Чтобы хоть как-то поддержать больных детей, мы устраиваем для них концерты, вместе поем под караоке. Такие праздники становятся для них светлыми моментами в жизни. Но иногда даже благотворительность оказывается бессильной, - заключает руководитель фонда. - Самые тяжелые моменты, когда дети уходят из жизни. На одном из праздников в отделении онкогематологии девочка не вышла на награждение по итогам конкурса на лучший рисунок. Малышка просто не дожила до этого момента. Она нарисовала пейзаж буквально перед самой смертью...

Сейчас на счету фонда 26 спасенных детских жизней. Безусловно, счастливый список будет пополняться.

- Люди говорят, что у них небольшая зарплата, мол, чем помогут 300 рублей, и не понимают, что именно из таких небольших пожертвований складываются крупные суммы, на которые совершается много хороших дел. У нас есть и анонимные благотворители. Одна семейная пара из Уфы регулярно приносят в фонд крупные суммы, но предприниматели просят не афишировать их имена. Среди добровольцев встречаются люди, которые сами попали в тяжелую жизненную ситуацию. Первым благотворителем-бизнесменом, который откликнулся на нашу просьбу о помощи, стал предприниматель из Уфы. Мужчина растит тяжелобольного ребенка и как никто другой понимает наши проблемы, - поясняет Ольга Власова. - От участия в благотворительности жизнь не становится легче. Невозможно отстраненно думать о нуждающихся детях. За каждого из малышей болеешь душой. К тому же нельзя каждому ребенку в детдоме подарить материнскую ласку, невозможно сделать их счастливыми надолго, а не на время праздника. Признаюсь, несколько раз мне предлагали уйти из организации, вернуться в коммерцию и зарабатывать хорошие деньги. Но по-другому жить не получается.

Чтобы подарить немного добра хотя бы одному ребенку, необязательно бросать всё ради благотворительности. Главное - не жить на стороне равнодушия.

Альфия Табермакова

Источник: proufu.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ