Архив:

Смертельная операция

Врачи крупнейшей в Петербурге больницы по непонятной причине отложили на несколько дней необходимую больному нейрохирургическую операцию. Потом они сделали ее так, что качество работы хирургов вызвало удивление даже у руководителя фирмы, поставившей нейроимплантат, которым воспользовались медики. Больной умер, а извлеченный из трупа имплантат оказался... не тем, за который заплатили родственники. В связи с этим в городе разворачивается грандиозный медицинский скандал.

Запоздалая имплантация

Когда Марине Салыниной, сестре попавшего в серьезное ДТП Вадима Федосеева, удалось договориться о переводе брата в городскую больницу № 26, что на улице Костюшко, она вздохнула с облегчением. Федосеева положили в отделение реанимации, диагностировали перелом позвонка в шейном отделе позвоночника и стали готовить к операции.

По словам Марины Евгеньевны, в ночь на 11 июля ей позвонил один из врачей и сказал о необходимости срочной операции по имплантации протеза в шейный отдел позвоночника. Со слов доктора Марина поняла, что операцию будут проводить в ближайшее утро и что для этого необходимо привезти примерно 150 000 рублей.

К семи утра Марина Салынина была в больнице с 50 тысячами - собрать за ночь большую сумму наличными ей не удалось. Она рассказала нам, что передала деньги одному из докторов, но ей заявили, что операцию перенесут на несколько дней и, пока она не заплатит всю сумму, оперировать брата не будут.

Из истории болезни видно: Вадиму Федосееву в тот день сделали так называемое скелетное вытяжение - процедуру, благодаря которой смещенные в результате перелома части кости встают на свои места. Марине, по ее словам, объяснили, что так даже лучше, что через несколько дней приедет целый заведующий 1-м нейрохирургическим отделением профессор Говенько, под руководством которого операция удастся наверняка.

Много дней спустя в заключении комиссионного исследования трупа, проведенного специалистами петербургского Бюро судебно-медицинской экспертизы, эта нейрохирургическая операция была названа запоздалой.

Извлеченный из трупа протез стал последней каплей, заставившей Марину Салынину обратиться в милицию

Про болезнь забыли

Мы обратились к генеральному директору ООО «Симплант» Григорию Шугаеву. Возглавляемая им компания - эксклюзивный представитель швейцарского производителя имплантатов SynMesh - одной из самых дорогих и уважаемых на медицинском рынке брендов. Корреспондента «Новой газеты» интересовало: неужели компания не даст имплантат для срочной операции, если за него заплачена только треть суммы, а остальное родственники пациента обещают заплатить позже?

Григорий Шугаев утверждает, что такого не было в этом конкретном случае и не может быть в принципе. По его словам, необходимый больному Федосееву имплантат был доставлен в 26-ю больницу рано утром 11 июля и передан врачам для операции.

- Представителя нашей фирмы вполне устроила предоплата, платежеспособность сестры больного сомнений не вызывала, и мы очень удивились, когда узнали, что операцию по какой-то причине перенесли, - сказал нам Григорий Анатольевич...

Почему отложили операцию? Судя по медицинским документам - чтобы сделать скелетное вытяжение. Но специалисты Бюро судмедэкспертизы написали по этому поводу в своем заключении: «При такой патологии скелетное вытяжение малоэффективно». Под «такой патологией» подразумевается имевшаяся у Федосеева болезнь Бехтерева, про которую в данном случае медики, похоже, просто забыли.

Неужели Марина Салынина не ошиблась, когда поняла, что ее брата не захотели оперировать из-за того, что она не принесла сразу все 150 тысяч? Или была другая причина? Мы очень хотим услышать вразумительный ответ на этот вопрос от заведующего 1-го нейрохирургического отделения 26-й больницы Федора Говенько и оперировавших несчастного пациента его подчиненных.

«Лишние» винтики

Исследование трупа Вадима Федосеева выявило еще одну шокирующую деталь. Почему-то пластина имплантированного ему протеза оказалась закрепленной лишь наполовину - двумя винтами вместо положенных четырех. Специалисты Бюро судмедэкспертизы высказали по этому поводу два предположения: либо врачи некачественно закрепили протез во время операции, либо повредили крепеж, когда потом уже подключали больного к аппарату искусственной вентиляции легких.
Но шокирует другое: оказывается, судмедэксперты не смогли сделать по этому поводу однозначного вывода в связи с одним умилительно простым обстоятельством. «Обоснованно судить о технике выполненной операции не представляется возможным, так как не была выполнена контрольная рентгенограмма...» - написано в заключении экспертной комиссии. Иными словами, врачи даже не пытались поинтересоваться, все ли они нормально сделали во время столь сложной операции!
Глава ООО «Симплант» Григорий Шугаев по этому поводу также недоумевает. По его словам, самое простое в такой операции - это зафиксировать винтами пластину имплантата; поэтому более чем странно, что она оказалась незафиксированной.

«Татьяна Аксенова»

Когда судмедэксперт изъял из тела Вадима Федосеева пластину, поставленную во время операции, выяснилось, что это... не та пластина, за которую заплатила злополучные 150 тысяч Марина Салынина! Дело в том, что каждая пластина SynMesh имеет свой идентификационный номер. Так вот, номер, указанный в чеке, не совпал с номером пластины, извлеченной из трупа Федосеева.

Григорий Шугаев объяснил это просто. Он сказал, что для таких операций представитель фирмы привозит целый комплект имплантатов, состоящий где-то из 15 пластин, стоимость которых одинакова. А врач во время операции выбирает нужную, поскольку правильный протез до операции подобрать невозможно. Изначально, по словам Григория Шугаева, чек выписывается на пластину, которая заказывается заранее, а после операции выписывается новый чек, куда вносится идентификационный номер именно того протеза, который поставили.

Видимо, говорить о подмене протеза в данном случае действительно преждевременно - тем более что Шугаев продемонстрировал корреспонденту «Новой газеты» тот самый протез, номер которого указан в чеке, оставшемся у Салыниной.

Но обращает на себя внимание странная финансовая схема, по которой ООО «Симплант» взаимодействует с городской больницей № 26. Когда пациент или его родственник приобретает у этой фирмы протез, он получает чек, в котором указаны реквизиты не ООО «Симплант», а некоего индивидуального предпринимателя Татьяны Аксеновой. При этом «Симплант» торгует только дорогой продукцией, в связи с чем возникает закономерный вопрос: кому предъявлять претензии в случае выявления брака протеза? Индивидуальному предпринимателю Татьяне Аксеновой? Это молодая девушка, которая вряд ли способна реагировать на претензии стоимостью в несколько сотен тысяч рублей. А ООО «Симплант» юридически вообще никак не связан с пациентом, который приобрел у него дорогой протез.

Неудивительно, что такая непрозрачная финансовая схема вызывает самые неприятные мысли на фоне некрасивой истории, происшедшей с Мариной Салыниной и ее братом за несколько дней до операции. Марине Евгеньевне, напомним, тогда показалось, что ее брата не оперируют только из-за того, что она не смогла сразу принести все деньги.

Впрочем, теперь в этом будут разбираться правоохранительные органы: адвокат Салыниной Ольга Зиновьева направила заявления в ОБЭП при УВД по Московскому району Петербурга и в Следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Петербургу. Очень хочется надеяться, что люди в погонах не подойдут к этому вопросу формально - ведь сомнительными услугами врачей 1-го нейрохирургического отделения городской больницы № 26 пользуются пока еще живые люди.

А поводов для поисков там более чем достаточно. Ведь комиссионное исследование трупа Вадима Федосеева выявило, что умер он вовсе не из-за неправильно сделанной нейрохирургической операции...

Александра Данилова

Источник: novayagazeta.spb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ