Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Особый ребенок в обычной школе

Сейчас детей, не похожих на остальных, в школах совсем мало - может быть, один-два человека в каждой: на костылях, опирающиеся на трости, с трудом преодолевающие расстояние от класса до класса... Их родителям не раз приходилось слышать: «зачем вы мучаете ребенка, пусть учится дома!» Но эти папы и мамы очень хорошо знают цену годам, проведенным в школе.

Дело даже не в оценках и успешном освоении программы - среди одноклассников школьник с ограниченными возможностями учится общаться, дружить, отстаивать свои взгляды, получает обычные бытовые навыки, о которых понятия не имеет ребенок, никогда не ходивший в школу.

В западных странах уже несколько десятков лет практикуется совместное (инклюзивное) обучение обычных детей и тех, кому природа недодала здоровья - и физического, и интеллектуального. Год назад Крым стал одним из двух регионов Украины, выбранных в качестве пилотных в канадско-украинском проекте, посвященном инклюзивному образованию.

Не здоровые, а плохо обследованные

Эксперимент проходит в симферопольской школе-лицее №3. Ее директор Людмила Вишняк сообщила, что дети с особыми потребностями здесь учились всегда. «Да не только в нашей, во всех школах были и есть ученики с задержкой психического развития, эпилепсией, ДЦП, ослабленным зрением, - говорит она. - Всегда находились ученики, которых считали неуспевающими, но их просто никто не обследовал - а они, оказывается, имели ослабленный слух и слышали хорошо если половину каждой произнесенной учителем фразы». Именно поэтому все началось с тщательного медосмотра. Результат, в общем-то, не удивил специалистов, которые не первый год говорят о все ухудшающемся здоровье школьников. Из 1970 учеников 6 - 8 классов 60% оказались больными, имеющими от 1 до 12 заболеваний. Они не инвалиды, пояснила Людмила Вишняк, но школьная нагрузка многим из-за этого просто не по силам. Например, если у ребенка вегетососудистая дистония, то он уже после часа занятий начинает страдать от недостатка кислорода. А вот детей, которым требуется коррекция и помощь специалистов, оказалось более 700.

Класс считается инклюзивным, если в нем два ребенка требуют особого подхода, - а в шести открывшихся в этом году таких классах школы №3 их оказалось от 8 до 12. Всего 49 «особенных» детей. «Берем любой класс, например, первый: двое детей со сниженным интеллектом из неблагополучных семей - родители не занимались и не собираются заниматься ими, - перечисляет Людмила Вишняк. - Трое первоклашек из семей беженцев, им по 9 - 10 лет, они не знают ни русского, ни украинского языков, с ними нужно объясняться жестами. Родители им помочь не могут, потому что сами неграмотные. Еще двое учеников с серьезными логопедическими проблемами, двое инвалидов».

Большие перемены

Инклюзивный класс не учится по какой-то специальной программе, вся суть совместного обучения в том, что «особенный» ребенок знания получает наравне с одноклассниками, но дополнительно - те социальные услуги, которые предоставили бы ему в любой специальной школе. Нужен логопед, психолог, дефектолог или массажист - значит, они будут заниматься с ребенком. Если нужно, в штатное расписание вводится должность социального педагога. Кроме того, в инклюзивном классе учитель работает не один: в штатном расписании предусмотрен ассистент-воспитатель. У него на руках индивидуальная программа развития для каждого «особенного» ученика. Здесь сейчас учится даже ребенок с тяжелой степенью аутизма, до 11 лет он не говорил и почти не реагировал на то, что его окружает. И изменения налицо: ребенок стал замечать, что происходит вокруг, блестяще решает арифметические задачи, заинтересовался иностранными языками и даже тянет руку на уроках истории.

Нельзя сказать, что и учителя, и родители на ура приняли идею инклюзивного обучения. Первые пророчили, что теперь в школу «будут передавать всех инвалидов», вторые опасались, что это скажется на успеваемости их детей, а сам вид необычных одноклассников может негативно подействовать на психику. Во время проведенного в школе анкетирования выяснилось, что такие чувства, как сочувствие и понимание, в теории знакомы многим, но люди не спешат проявить их, когда дело доходит до практики. Против «особенных» учеников в классах возражали и педагоги, и мамы с папами. На самом деле, считает Людмила Вишняк, польза от такого общения обоюдная. Есть и другая польза для школы - там проведен ремонт, оборудуются новые кабинеты и перестраиваются туалеты, создается комфорт для всех школьников. Симферопольский горсовет активно поддержал эксперимент, выделив на программу 4 млн. грн. В следующем году сюда придет первый первоклассник-колясочник - и нужно успеть оборудовать пандусы внутри здания, в городской программе доступности Симферополя для инвалидов предусмотрено сооружение наружного лифта. Благодаря канадским партнерам будет закупаться аппаратура для детей, отстающих в логопедическом и психическом развитии. А переоборудованные классы с конторками, за которыми дети будут проводить часть времени, для пока здоровых школьников - профилактика сколиоза и нарушения осанки.

На равных

В советское время для «особенных» детей построили множество специальных интернатов. Считалось, что только там им могут дать все необходимые для жизни навыки и обучить чему возможно. И этой цели там действительно достигают. Другое дело, что они в состоянии принять только небольшую часть детей, а изоляция среди себе подобных не знакомит с реальным миром, в котором живут здоровые. Многие родители сегодня именно инклюзивное обучение воспринимают как равновесие между потребностями и возможностями ребенка. Член совета по делам инвалидов при председателе ВР Крыма Василий Комендант постоянно сталкивается с обращениями руководителей школ автономии, которые просят направить того или иного ученика в спецшколу для слабослышащих. Их мамы и папы уверены, что пребывание в обычной школе - это жизнь полноценного человека, который сможет и учиться в вузе, и наравне со здоровыми претендовать на хорошую работу. По данным заместителя начальника отдела социальной защиты детства и воспитательной работы Министерства образования и науки АРК Сергея Трифанова, сегодня 984 крымских ребенка находятся на индивидуальном обучении, то есть учатся на дому. Но это далеко не все дети, которые должны и могут учиться, некоторые просто... пока не выявлены. Детей-инвалидов школьного возраста, по подсчетам специалистов министерства, сейчас в автономии 5,25 тысячи, из которых только 325 человек не подлежат обучению, хотя работать с ними все-таки можно и необходимо.

Многие родители не могут перешагнуть через собственное предубеждение и стыд, когда решают вопрос: идти их ребенку-инвалиду в школу или учиться дома. Но что такое косой взгляд или период привыкания к одноклассникам по сравнению с жизнью в четырех стенах? Заместитель начальника управления образования Симферопольского горсовета Елена Гордиенко подчеркивает, что пока не было ни одного случая, чтобы в школах отказались принять ребенка-инвалида, если, конечно, нет медицинских противопоказаний.

Превращение школы из обычной в инклюзивную - это большие затраты: приходится и вводить дополнительные ставки, и делать само здание доступным. Но «особенные» дети уже учатся в них - ради того чтобы быть не инвалидами, зависящими от государственных пособий, а самостоятельными людьми, имеющими работу и друзей. И потом, само общество не становится здоровее. Инвалидность грозит 40 - 50% людей, перешагнувших 45-летний рубеж, и все больше детей появляются на свет больными. Значит, будущее у нас одно на всех, и пора начинать его строить.

Наталья Якимова

Источник: 1k.com.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ