Архив:

"Средний медперсонал" и их пациенты

Май, Африка, Египет, отдых. Он так мечтал об этом отпуске, так ждал его! Жаркое солнце, синяя вода. Она притягивает к себе, манит свежей прохладой. И разве можно подумать, представить, предположить, что простой прыжок в воду, в бассейн, может обернуться страшной бедой, перечеркнуть жизнь?! «Ну, ты, парень, попал», - сказали немецкие врачи, когда его привезли в одну из лучших клиник Германии. Они методично выполняли свое дело, сделали все, что положено, - всем известно, что с тяжелой травмой шейного отдела вернуть подвижность ногам и рукам невозможно...

Сразу из немецкой клиники родители привезли Андрея в Москву, в реабилитационный центр «Преодоление».

- В этом центре, конечно, легче стало, здесь все свои. Знаете, говорят, что дома и стены помогают... - рассказывает Андрей. - А знаете, в чем еще отличие? У нас здесь совсем другой, как его называют, «средний медперсонал». Медсестры, медбратья. Там, в Германии, - не так, как у нас! Там они приходят, делают, что надо, и уходят, для них это просто работа. А у нас медбратья - они и правда как братья, мы общаемся, как друзья, мы одного возраста, одних интересов. Здесь все стремятся помочь, верят в чудеса...

Медбратья, медсестры в этом центре действительно сильно отличаются не только от педантичных немцев, но и от большинства их коллег в российских клиниках. Они профессиональны, вежливы, неравнодушны, оптимистичны и... смешливы. Почему же они не такие, как все?

Кое-что о неравенстве полов

Их работа - это уход. Врача, инструкторов больные видят пару часов в день, а в остальное время рядом с пациентами их «руки» и «ноги», их ежечасные, ежеминутные помощники и даже психотерапевты и просто друзья. Это медбратья и медсестры, с ними начинается день больного, с ними и заканчивается.

В центре «Преодоление», где проходят реабилитацию люди с патологией спинного мозга и ДЦП, уход - это очень много, почти все. У больных все расписано по часам: массаж, ЛФК, тренажеры, водные процедуры, прием у врачей, эрготерапия, и не забыть об обеде, да и в туалет надо - самому больному никак не справиться. Большинство поступающих сюда пациентов не могут не только ходить, но и сидеть, поворачиваться, передвигаться на коляске, переодеться, держать в руке ложку, самостоятельно причесываться, умываться, чистить зубы и т. д. На помощь им приходят медбратья и медсестры.

Слово «медбрат» не слишком привычно для уха, обычно встречаем медсестер, или сестричек, как их еще ласково называют. Но только не в центре «Преодоление». Здесь, как в отряде космонавтов, явное большинство мужчин. Работа физически сложная, психически изматывающая, поэтому крепкий парень с устойчивой нервной системой - это то, что здесь нужно.

Но как без женщин? Плечом к плечу с такими парнями трудятся хрупкие с виду дамы с нежными, но сильными руками... Большинство пациентов-мужчин в вопросах ухода очень демократичны, они начисто забывают о мужском шовинизме и совсем не прочь, чтобы их умывали, кормили, одевали, раздевали и т. д. медсестры. А вот дамы-пациентки более традиционны и предпочитают, чтобы за ними ухаживали только женщины, особенно когда дело касается интимных сторон ухода.

А вот когда дело касается прогулок, поездок по этажам, переездов по процедурам и врачам - здесь медбратья нарасхват. Вот такое неравенство полов.

Все дело в пациентах

Старший медбрат на втором этаже - Сергей Астахов. Красавец мужчина - высокий, крепко сложен, распахнутые серые глаза, стильная короткая стрижка - таких в кино снимать надо! А он выбрал нелегкую работу медбрата. Начинал Сергей в реанимации, и был момент, когда уже хотел уйти из медицины... Ежедневно видеть смерть, умирающих людей, которым не в силах помочь, - не каждый выдержит такое.

Работа в обычной больнице после интенсива и стерильности реанимации его тоже не прельщала. Центр «Преодоление» он нашел по объявлению, пришел на собеседование и через два дня вышел на работу. Работа сложная, зато обстановка, оборудование, организация работы на высшем уровне, и коллектив молодой, энергичный, неравнодушный.

Ну и главное, конечно, пациенты. Они, слава богу, не балансируют на грани жизни и смерти, бродя по закоулкам подсознания, пугая бредом и страданиями. В центре проходят реабилитацию те, кто смог выжить после тяжелейших травм, кто учится жить заново...

- Это такие люди! Настоящие личности, они много видели, много знают, с ними очень интересно общаться, беседовать. Поэтому и отношения у нас с пациентами складываются. Можно даже сказать, что мы друг для друга психологи, ведь и мы для них в какой-то степени пациенты. Это люди, ограниченные в движениях, но они много думают, читают, увлекаются литературой, психологией, - говорит Сергей.

Только одно поражает: ну почему у нас так много травм?

Осторожно: вода!

Официальные цифры неутешительны - число травм действительно растет.

Коллектив медиков центра «Преодоление» добавляет: очень много тяжелых травм, и что особенно страшно - среди молодежи. Бессменные лидеры черного списка - дорожно-транспортные происшествия. Но год от года растут и травмы на воде, медики называют таких пациентов ныряльщиками. Хотя не обязательно травмы получены в результате ныряния, они могли просто неудачно упасть, откинуться на воду, поскользнуться, и все же больше всего действительно тех, кто неудачно нырнул: в бассейне, на отдыхе, в речке на даче. И слишком часто после такого «общения с водой» люди получают самые тяжелые травмы шейного отдела. В результате у человека отказывают руки и ноги, он навсегда остается прикованным к постели. И надо будет приложить очень много усилий, чтобы научиться сидеть в инвалидной коляске, делать руками элементарные вещи...

А еще здесь могут рассказать о таких случаях, которые можно назвать только одним словом «судьба». Например, полез за книгой, встал на табуретку и неудачно упал. А еще был случай, когда парень нес любимую на руках и... уронил.

Так, может, и хорошо, что редко сейчас девушек на руках носят? Вот так послушаешь, как люди инвалидами становятся, и на знакомые вещи с другой стороны взглянешь. Например, старший медбрат Сергей Астахов уже со времен работы в реанимации машину водит очень аккуратно, скорости не превышает и уступает дорогу всем лихачам - слишком много он видел таких лихачей в реанимации и слишком редко их удавалось спасти...

А еще многие сотрудники центра стали очень осторожно относиться к воде и всякого рода водным упражнениям-развлечениям, ежедневно видя перед собой последствия ныряний.

Оптимизм на здоровье

Пока мы с Сергеем беседовали о невеселой статистике, за нашей спиной из глубин извилистого коридора послышалось: «Внимание, теперь налево! А теперь прямо! Внимание, направо!» Смотрю - у дежурной стойки новенький пациент, лежит на кушетке, взгляд отсутствующий, тоскливый, безучастный... Но тут из коридора прямо по направлению к нам появилось нечто вроде античной колесницы, управляемой смотрящим вперед «патрицием».

- Налево! Осторожно! Внимание, направо! - басил «патриций», который оказался медбратом, сама колесница - инвалидной коляской, сидящая на ней дама, старательно исполнявшая приказы своего штурмана, - его пациентка, а весь этот заезд - обучение управлением этой самой инвалидной коляской.
Пока получается не все, но важно, что урок проходит с настроением, азартом. Вокруг хохот, сами «наездники» умирают со смеху.

И, может быть, самое главное - что у того новичка, который неподвижно лежал на каталке, пропала обреченность на лице, глаза загорелись, улыбнулся. И повезли его в комнату-палату уже совсем с другим настроем! Вообще это удивительно, но в центре «Преодоление», где лежат пациенты с тяжелейшими травмами, смех и шутки слышатся на каждом шагу, совсем не больничная обстановка. Скажем, в столовой во время обеда: медбрат кормит пациента и одновременно оба бурно дискутируют насчет футбольного матча, дамы - медсестра и пациентка - ложка за ложкой обсуждают плюсы и минусы разных марок декоративной косметики.

Процесс проходит незаметно, и никто не расстраивается, что бессилен, что не может (пока не может!) сам ложку поднести ко рту, что крошки падают на стол, разливается суп...

Это же такие мелочи, когда речь идет о злободневном - футболе или суперподводке для глаз! То же самое по дороге в палату после процедур, когда пациенту хочется взвыть от усталости и боли, его тут же забалтывают, зашучивают задорные медбратья и медсестры. Некоторым из них даже удается увлечь пациентов обучением езде на инвалидной коляске, как той парочке-колеснице.

А хорошее настроение, позитивный настрой, вера в себя, свои силы - это если и не половина дела в успешном лечение, то во всяком случае о-о-очень большая его часть!

Ни складочки, ни замина

Смех смехом, оптимизм оптимизмом, но работа у среднего медперсонала тяжелая, трудная. Мало того что пациентов надо перекладывать, пересаживать, переодевать по несколько раз в день, не считая перестиланий, туалетных дел, чистки зубов, кормлений и т. д., а это физически очень тяжело - сколько медбратьев и медсестер на этом спины сорвали! Да и кроме этого сложностей хватает. Вот хотя бы эта - любовь к порядку, мелочь вроде бы, но тоже надо учитывать. У пациентов-спинальников есть свой пунктик, своя наработанная черта характера - это очень педантичные люди. Абы как надетая футболка, так же, как и небрежно натянутые брюки, раздражают, даже если пациент только закончил водную процедуру и через пять минут будет делать массаж. Все должно быть идеально разглажено, ни складочки, ни замина, а чистенько и аккуратно.

И это не просто занудство или излишняя преданность порядку. Пролежни - вот что пугает и заставляет фанатично следить за своим внешним видом. А поскольку сами пациенты не могут все идеально разгладить, надеть, поставить, то за них это делает медбрат или медсестра. И от того, как быстро, аккуратно все это будет сделано, зависит самочувствие и настроение пациентов.

Лучший среди лучших

Старший медбрат Святослав Николаевич Черемных считается здесь самым опытным, самым строгим и самым серьезным сотрудником. Его уважают и даже побаиваются коллеги и очень любят пациенты и всячески стремятся к нему попасть. Не познакомиться с ним - значит не понять главного в работе среднего медперсонала центра «Преодоление», ведь именно Святослав Николаевич был одним из первых сотрудников центра и именно он выстраивал всю работу среднего медперсонала, обучал новых сотрудников. Святослав Николаевич начинал работать в детской реанимации и, придя туда, понял, что знаний, полученных в училище, явно недостаточно. Пришлось все осваивать на практике, помогали коллеги. Потом около пятнадцати лет работал со спинальными пациентами в лучших профильных медицинских центрах Москвы.

Нет, не просто работал, он - настоящий фанат своего дела. Ему важно, чтобы все медбратья и медсестры могли не хуже его ухаживать за больными. А значит, нужно знать досконально, как правильно это делать, чтобы не навредить своему здоровью, не сорвать спину, не пораниться, не дать волю нервам, ведь задача медбрата - успеть везде и при этом самому не упасть. Его уважают, любят все сотрудники центра, а больные так просто боготворят.

- Что для меня Святослав Николаевич? Да он для меня второй после Бога! Это все! - один из первых пациентов центра Юрий Поляков знает, о чем говорит, ведь у него травма уже 16 лет, а для людей с травмой шейного отдела уход действительно все.

Роста среднего, жилистый, но не «качок», лет ему 38 лет, выражение лица строгое, а глаза смеются. Попросила рассказать о себе, а он начал о пациентах.

- У нас особенные пациенты, у них восприятие мира острее, чем у нас, они понимают жизнь больше и ценят больше. Здесь мы пациентов восстанавливаем, учим, ухаживаем, а потом... Мне всегда была интересна дальнейшая судьба наших пациентов. А им тяжело вне стен нашего центра. Посочувствовать им могут, но принять как равных пока наше общество не может.

- Говорят, вы строгий с сотрудниками, серьезный очень...

- Наговоры это (смеется). Просто надо знать, с кем можно пошутить, кого осадить, где вообще ничего нельзя говорить. Все с опытом приходит. Это как с сотрудниками, так и в какой-то степени с пациентами.

- Можно идеально человека пересадить, умыть, переодеть, но как справиться с тем негативом, тем отчаянием и болью, которые одолевает пациента и волей-неволей выливаются на медбрата или медсестру?

- Конечно, бывают тяжелые дни. Но ведь и у меня бывают дни, когда настроение никакое, и так же занудничаю, раздражаюсь, так почему у наших пациентов не должно быть слабостей? Сразу скажу, такое бывает редко. В этих случаях надо запастись терпением, постараться расположить человека к себе, найти общую тему для разговора. Никогда в палату молча нельзя заходить, обязательно надо доброе слово для человека найти.

- Но ведь есть люди, которые впадают в депрессию после перенесенной травмы, да так, что жить не хочется. Их уже добрым словом не приласкаешь и про футбол не разговоришь.

- Бывает такое. Недавно выписывался у нас пациент, он со страхом думал, как вернется к семье: «Приеду я домой, и что мне делать - лежать?» «Как, что делать? - говорю, - картошку чистить, делать все, до чего руки дотягиваются. Ты все равно остаешься мужчиной в доме».

- Хорошо быть мужчиной, если руки работают, а когда шейный отдел поврежден, что тут скажешь?

Ответ самого серьезного сотрудника центра был предельно краток и конкретен, последние его слова утонули во взрыве хохота окружающих:

- Надо жить, да, руки, ноги не работают, но голова-то есть. И потом, знаете, поговорка есть: пока у мужчины хотя бы один палец есть, он остается мужчиной.

Вот тебе и самый строгий, серьезный Станислав Николаевич! У него даже времени не остается, чтобы обобщить весь свой наработанный опыт и написать что-то вроде руководства или учебника для среднего медперсонала, для тех, кто работает со спинальными больными, а может, даже школу открыть для коллег и родственников больных - есть у него такая задумка. А больше всего Святославу Николаевичу хотелось бы добиться такого результата, чтобы его пациенты после лечения и благодаря его уходу смогли ходить, нормально двигаться, жить обычной жизнью. Пока медицина бессильна, но кто знает, может быть, через какое-то время... Ведь хочется делать людей счастливыми.

Так уж сложилось, что о врачах у нас говорят много, осыпают их благодарностями, преклоняются перед ними - и есть за что. Но разве труд среднего медперсонала менее значим? Главные ценители и главные эксперты здесь - пациенты, а они не могут без медбратьев и медсестер, по их словам, от среднего медперсонала в «Преодолении» зависит буквально все.

Они тут действительно - братья и сестры, вторые после Бога, роднее не бывает...

Наталья Козырева

Источник: Газета «Вечерняя Москва»

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ