Архив:

Незрячий ракугока Фукутэн Кацура

Фукутэн КацураРодившийся в Хёго в 1968 г., Фукутэн полностью потерял зрение, когда учился в старшей школе. Стремясь стать ракугокой, в 1996 г. он присоединился к «клану» Фукудандзи Кацуры (Fukudanji Katsura). 16-го ноября Фукутэн впервые выступит на сцене театра ракуго Тэмма Тэндзин Хандзётэй (Tenma Tenjin Hanjotei) в Осаке.

В преддверии своего профессионального дебюта, до которого осталось меньше недели, незрячий рассказчик ракуго (ракугока) Фукутэн Кацура (Fukuten Katsura) в интервью с «Mainichi» вспоминает свои школьные дни.

Вот его воспоминания о детстве:

Из-за врождённой глаукомы я потерял зрение на правом глазу сразу после рождения. Но, поскольку я всё ещё мог видеть левым глазом, мои родители отправили меня в местную начальную школу, где я узнал, что такое издевательства. От резких слов мне было больно и в результате я замкнулся в себе.

Вписаться в класс мне помогла моя молодая классный руководитель. Она перепробовала различные идеи, чтобы свести нас вместе. Например, она играла на гитаре, а мы должны были петь до начала уроков и после них, что заставило нас осознать, что «мы должны ладить друг с другом». Я был благодарен ей за её доброту.

Когда я учился в третьем классе, моя семья переехала в Осаку и я начал ходить в школу для незрячих. Там я с удивлением узнал, что некоторые дети жили с гораздо худшей инвалидностью, например, с полной слепотой или потерей слуха. До этого обо мне всегда заботились мои бывшие одноклассники, но теперь, в новой школе, я стал тем, кто поддерживает других. Этот опыт вселил в меня уверенность, что я могу также быть полезным другим людям.

Моя любовь к ракуго зародилась ещё в детстве, когда я услышал представление Харудандзи Кацуры (Harudanji Katsura). Его ритмичный и энергичный рассказ впечатлял меня раз за разом, когда я слушал запись. Я начал сам давать представления ракуго в школе, сидя на парте в классе во время перерывов.

Когда я учился в средней школе, я начал терять зрение и на левом глазу. Думаю, это было самое трудное время в моей жизни. В то время как моё зрение с каждым днём становилось всё более расплывчатым, я начал чувствовать неуверенность в отношении моего будущего и мои обеспокоенные родители начали сетовать на мою жизнь. В результате, у меня зародилось желание умереть. Временами я носил с собой канцелярский нож (Прим. пер.: «box cutter» в общем и целом это нож со сменными лезвиями; так может называться как канцелярский нож, так и садовый нож. Что именно носил с собой герой статьи в данном случае остаётся загадкой. Думаю, главное, что в итоге «по назначению» этой вещицей ему воспользоваться не пришлось...).

От отчаяния меня спасли учителя из моей школы. Когда я учился в третьем классе средней школы, преподаватель японского языка во время занятий привёл учеников на реку Ёдо (Yodo).

«Люди движутся своим собственным путём. Иногда движение затормаживается, в другое время - продолжается без помех», - сказал нам учитель.

Я почувствовал, будто кто-то заглянул в мои мысли.

Другой учитель, преподававший английский язык, как-то дал мне папку, на которой была напечатана известная работа Жана-Франсуа Милле (Jean-Francois Millet) «Сборщицы колосьев».

«Знаю, тебе действительно тяжело, поскольку ты теряешь зрение, но ты оказал поддержку другим учащимся с ограниченными возможностями. Так же, как горящие колосья дают свет в темноте, ты можешь светить своим друзьям», - сказал учитель, успокоив моё изнурённое сердце.

Я скучаю по своим учителям из начальной и средней школ. Я считаю, что школа должна быть местом для воспитания детей и я хотел бы, чтобы педагоги и соответствующие органы рассматривали образование, исходя из этой концепции.

Статья на английском: Mainichi Japan
Перевод на русский: Кальчева Анастасия для «Fushigi Nippon / Новости из Японии»

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ