Архив:

Ольга Самарина: "Мы должны помочь инвалидам в самореализации"

Уже год как Россия подписала международную Конвенцию о правах инвалидов. Насколько готова наша страна выполнять требования этого документа, что уже сделано и будет выполнено для того, чтобы инвалиды чувствовали себя нужными и полезными обществу. На эти вопросы ответила директор Департамента социальной защиты Минздравсоцразвития России Ольга Самарина корр. ИТАР-ТАСС Анне Баженовой .

ВОПРОС: Ольга Викторовна, много говорится о так называемой "безбарьерной среде" для инвалидов - можно ли считать, что работа по ее формированию уже началась?

ОТВЕТ: В настоящее время министерство разрабатывает концепцию федеральной целевой программы по созданию доступной среды. Мы подготовили первый, рабочий вариант. Сейчас предполагаем направить его на согласование во все министерства и ведомства, потому что проблема доступности, это проблема не только министерства здравоохранения и социального развития. Вопросы, сформулированные в проекте программы, затрагивают практически все структуры и практически все нормативно-правовые акты, которые так или иначе связаны с жизнедеятельностью человека. Поэтому процесс здесь достаточно сложный. Но мы рассчитываем, что сумеем преодолеть все препятствия и сложности.

Разрабатываемая федеральная программа должна стать продолжением реализуемой сейчас программы социальной поддержки инвалидов, продолжением работы по улучшению реализации прав этой категории населения. Но мы полагаем, что новая программа будет иметь иную идеологическую направленность, иные организационные подходы к реализации. Центр тяжести по созданию доступной среды предполагается переместить на регионы и муниципалитеты, то есть приблизить решение задачи к территориям, к людям. Мы со своей стороны должны создать нормативно-правовую основу формирования безбарьерной среды. Программа будет реализовываться с 2011 года. За оставшееся время мы должны утвердить концепцию, и саму программу, проработать финансово-экономическое обеспечение, организационную сторону вопроса.

ВОПРОС: Справятся ли регионы с точки зрения финансового обеспечения, ведь положение их различно - есть дотационные субъекты РФ, а есть и доноры?

ОТВЕТ: Мы предполагаем, что в первый год реализации программы все субъекты федерации разработают соответствующие региональные программы по созданию доступной среды для инвалидов у себя. Кто-то к этой работе уже приступил. Например, подобные программы есть в Москве, в Смоленске, в других регионах. В соответствии с мероприятиями, которые будут заложены в региональных программах, мы предполагаем выделять субсидии на их реализацию. В данном случае мы будем учитывать не только финансовые возможности того или иного региона, но в первую очередь обоснованность мероприятий с учетом нужд конкретных инвалидов.

ВОПРОС: Какие объекты должны, в первую очередь, стать доступными для инвалидов?

ОТВЕТ: Доступными для инвалидов должны стать все объекты. И в первую очередь те, в которые инвалиды обращаются наиболее часто. С одной стороны, инвалид должен обладать определенным потенциалом и нужно создать условия для формирования этого потенциала. С другой стороны, мы можем создать все условия, а человек просто не сможет выйти из дома. Можно сделать доступными все учреждения социальной защиты, но если человек не может спуститься с пятого этажа своей квартиры, эта доступность ничего не стоит. Поэтому необходим комплексный подход.

ВОПРОС: Каковы сроки по новой программе?

ОТВЕТ: Несмотря на то, что по устоявшейся традиции мы разрабатываем программу на 5 лет, эти первые пять лет в определенной степени стартовые. На первом году - разработка нормативных документов. Со второго года начинается реализация мероприятий. Мы понимаем, что сделать доступными все учреждения по всей стране за пять лет невозможно. Но мероприятия программы будут касаться всех. Например, если по техническому регламенту здание должно быть доступным для инвалидов, то вне зависимости от того, кто именно его занимает - социальная защита, образование, культура, здравоохранение, кредитная организация, - требования должны быть выполнены.

ВОПРОС: Много вопросов возникает по поводу установления инвалидности, нужно или нет подтверждать инвалидность, проходить переосвидельствование?

ОТВЕТ: Установление бессрочной инвалидности и необходимость дополнительного освидетельствования - разные вещи. Когда инвалидность установлена бессрочно, можно не проходить освидетельствование на предмет подтверждения инвалидности. Но проходить освидетельствование на предмет разработки новой программы реабилитации, на мой взгляд, необходимо, если мы говорим о реабилитации инвалида. Если мы говорим просто о помощи и поддержке государством человека с ограниченными возможностями, тогда, безусловно, установили, и все. Но с точки зрения и государственного и человеческого подхода, инвалидность нельзя понимать только как средство дополнительного материального обеспечения.

Для людей, которые желают выйти из этой проблемы, освидетельствования должны быть. Когда мы сталкиваемся с письмами родителей детей-инвалидов, где они пишут: "моему ребенку установили инвалидность и требуют, чтобы мы каждый год проходили освидетельствование, а ему надо установить инвалидность до 18 лет и все", я не могу понять таких родителей. Для ребенка важен процесс реабилитации. Система должна быть нацелена на то, чтобы человека максимально вернуть к общественной жизни.

ВОПРОС: Какие изменения уже произошли и произойдут в системе медико-социальной экспертизы, изменится ли система привычных групп инвалидности?

ОТВЕТ: Что касается перспектив. Мы готовим концепцию реформирования медико-социальной экспертизы. В зависимости от того, какие будут приняты в рамках этой концепции решения, можно будет говорить более конкретно. Что касается уже сделанного, выделю ключевой момент - установлен перечень заболеваний, при которых не нужно подтверждать инвалидность. Однако хочу еще раз подчеркнуть, что даже при ампутации конечности инвалидность не связана с освидетельствованием, потому что может потребоваться другой протез, могут ухудшиться иные показатели состояния здоровья. Все, что касается конкретного человека, очень индивидуально. Нельзя прописать общие положения для всех.

Нередко, готовя тот или иной нормативный документ, приходится сталкиваться с тем, что мы чего-то не учли, жизнь показывает это. Ничего плохого в этом нет. Все можно исправить. Что же касается повторного освидетельствования при бессрочной инвалидности, то мне представляется, что люди сами должны понимать, что отказываясь от него, они не включаются в систему реабилитации и требовать при этом что-то от государства сложно.

Мы сейчас уходим от понятия «степень утраты трудоспособности». Для назначения всех выплат имеет значение только группа инвалидности. С 1 января 2010 года будет именно так. Сейчас Пенсионный фонд России проводит перерасчет. Причем ни у одного инвалида уровень ежемесячных денежных выплат не уменьшится. У нас будет три группы инвалидности, устанавливаемые с учетом состояния здоровья, всех аспектов жизнедеятельности человека. Утрата способности к трудовой деятельности остается как один из компонентов, но при этом не является определяющей для получения ЕДВ и иных материальных выплат.

ВОПРОС: Может ли инвалидность автоматически означать, что человек не может быть принят на работу?

ОТВЕТ: Нет. Если человек в состоянии трудиться, если у него есть потенциал, это не может являться препятствием. У нас есть кандидаты наук среди слепоглухонемых людей, немало инвалидов активно участвуют в жизни общества.

ВОПРОС: Все ли выплаты и льготы, полагающиеся инвалидам, сохранятся в 2010 году в полном объеме?

ОТВЕТ: Отвечаю сразу - да. Все льготы и выплаты сохранятся. Более того, они будут проиндексированы в соответствии с прогнозным уровнем инфляции на 10 проц. Сколько конкретно начислят денег, каждый гражданин может выяснить в отделении Пенсионного фонда по месту жительства.

ВОПРОС: Какова ситуация с детьми-инвалидами?

ОТВЕТ: Детская инвалидность, как правило, корректируется, во многих случаях исправляется. Например, мы сейчас достаточно успешно работаем с детьми-инвалидами с ДЦП. Инвалидность не снимается, то есть статус остается, но при этом потенциал человека, пусть и с ограниченными возможностями, используется практически полностью. Сейчас мы все больше уделяем внимания реабилитации детей-инвалидов и молодых инвалидов. У нас есть немало возможностей. Скажем, ребенку-инвалиду по слуху можно поставить кохлеарный имплант, и он перестает быть инвалидом, хорошо слышит. Как правило, человеку, потерявшему слух во взрослом возрасте, это помогает не всегда. Так же, как и все импланты суставов могут либо вовсе снять инвалидность, либо в значительной степени помочь ребенку реализовать потенциал, который у него есть, интегрироваться в общество. В рамках программы «Доступная среда» будут предусмотрены мероприятия по обучению таких детей, и в дальнейшем мы сможем из 500 тысяч детей-инвалидов по крайней мере половину полностью реабилитировать и адаптировать в жизни.

ВОПРОС: Повлиял ли кризис на трудоустройство инвалидов?

ОТВЕТ: Кризис повлиял на все стороны жизни общества, безусловно, и на эту тоже. Однако мне бы хотелось рассмотреть другой аспект. Пока у нас нет условий, чтобы инвалид мог трудиться на любой работе по своему желанию и возможностям. Но ведь главное для работодателя - уровень профессионализма. Если мы создадим условия, когда все предприятия будут в физической доступности для инвалидов, когда каждый из них сможет реализовывать свой потенциал, нам не надо будет даже поднимать тему трудоустройства инвалидов. На сегодняшний день инвалидные организации достаточно остро поднимают вопрос трудоустройства.

Но мы видим свою задачу не столько в создании рабочих мест, сколько в создании для инвалидов возможностей получения образования, в том числе профессионального. Именно поэтому мы сейчас поставляем интернет-классы в интернатные учреждения, именно поэтому Минобразования развивает дистанционные образовательные программы, и это только первые шаги. Если человек, ставший инвалидом в молодом возрасте, и в дальнейшем готов трудиться, то, как правило, он находит себе работу. Но проблема в том, что пока он проходит систему реабилитации, он так привыкает к получению разного рода выплат, что дальше не видит необходимости в поиске работы.

Раньше у нас в инвалидных организациях были целые предприятия, на которых работали инвалиды. Сейчас их осталось мало. Восстанавливать их не совсем целесообразно, если мы говорим об интеграции инвалидов в общество. Человек с ограниченными возможностями должен иметь право на все то, на что имеют право люди без инвалидности. В противном случае это будет резервация, место для работы только инвалидов, где не будет возможности для роста, для развития. Это тупиковый путь, это возобновление той же самой замкнутой среды. Можно не выходить из дома. И мы вернемся к тому, что было: демонстрируем, что у нас красивое здоровое общество, у нас нет инвалидов, а те, кто имеет физические проблемы, идите сюда, для вас здесь отгорожено. Мы не хотим строить подобное общество.

ВОПРОС: Как идет работа по подготовке к ратификации Конвенции?

ОТВЕТ: Мы сейчас готовимся к ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов. Первый этап касается нормативно-правовых актов. Мы анализируем соответствия российского законодательства нормам Конвенции. Есть такие сферы, где нам многое нужно сделать, например, в плане доступности транспорта, связи, информации. До конца года мы подготовим все документы, необходимые для ратификации Конвенции. Первый отчет о ее реализации предстоит подготовить через 3-4 года после ратификации. За это время нужно решить самые острые вопросы.

Источник: itar-tass.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ