Архив:

От костыля не зарекайся?

У меня с возрастом возникли проблемы с пальцами на ногах. Это довольно распространенное явление, в значительной степени связанное с ношением узкой обуви. Хирург в госпитале посоветовал приобрести для пальца специальную растяжку. И дал мне адрес магазина, где она продается.

Пошел, а там, оказывается, ортопедический магазинчик, где продают ортопедические изделия - обувь, полустельки-супинаторы и т.д. Моя металлическая растяжка 1,2 см на 33 см с ремешком для крепления изделия на стопе стоит аж 44 тысячи рублей. Ведь это железка весом в 30-40 граммов безо всяких там электронно-кибернетических приспособлений. Спрашиваю продавца, что за архицена на растяжку? Мне объяснили, что "торговая наценка у нас средняя, а поставщик из Литвы шлет их по высокой цене". Неужели в Беларуси нельзя изготовить такие простейшие ортопедические приспособления? И уверен, что они будут в десять раз меньше стоить". Владимир Лукьянович ГОЛУБ, ветеран Вооруженных Сил СССР, Минск

В этом письме идет речь вроде бы всего лишь о маленькой железке, но эта частная история многим из нас может напомнить случаи из собственной жизни, когда одним понадобились костыли, другим - ортопедическая подушка, третьим - специальная обувь. А для людей с инвалидностью это и вовсе болезненная тема. В Беларуси многих нужных ортопедических приспособлений и средств реабилитации не производят, а то, что выпускают, не всех устраивает своим качеством. Корреспонденты "НГ" решили выяснить почему.

Жизненная необходимость

13-летний Стас Клуйша из Сморгони болен детским церебральным параличом. Не его вина в том, что судьбой ему было уготовано родиться намного раньше срока и врачи, списывая все на недоношенность, заметили отклонения в развитии мальчика только к 7 месяцам. Самое драгоценное время для активной реабилитации было уже упущено... Руки и ноги мальчика теперь не хотят его слушаться, и многие повседневные действия для него и его мамы превращаются в ежедневные испытания.

Чтобы забраться в ванную, сесть и подняться с унитаза, многим людям с ограниченными возможностями необходимы специальные поручни. Вернее, никакие они ни специальные. Это обычные металлические трубки, приделанные к стене на нужной высоте, чтобы было удобно за них взяться. Никаких инновационных технологий для их производства не требуется. Для Стаса, к примеру, родные сделали их собственными силами.

- А я хотела купить вот такой поворотный поручень для ванной, но оказалось, что его нельзя зафиксировать, - показывает картинку в каталоге Белорусского протезно-ортопедического восстановительного центра Мария Синякевич, мама взрослой девушки с ДЦП, а по совместительству еще и заместитель председателя общественного объединения "Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам".

Поручень как поручень: прямоугольный контур с тремя перекладинами посередине, одной стороной крепится к стене. Производитель почему-то не подумал, что человеку, который плохо владеет своим телом, на "ездящем" поручне будет сложно удержать равновесие.

За коляской - в Украину

Приходилось слышать, что наши трости довольно тяжелые - походишь с ними день, и руки отваливаются, а трости с подлокотниками - канадские, в Беларуси не производят. О качестве наших инвалидных колясок в прессе тоже писали уже не раз. И о том, что у них тяжелый ход, большой вес и габариты, которые не позволяют им протиснуться в лифт, производители прекрасно осведомлены.

- Для детей с ДЦП, которые не могут самостоятельно сидеть и держать головку, наш протезно-ортопедический центр может предложить разве что вот эту коляску, - Мария Синякевич показывает фото в каталоге, на котором изображено металлическое изваяние.

- А теперь посмотрите, какие коляски для детей с ДЦП делают в Украине.

И вправду, разница колоссальна: как между инвалидной коляской и детской коляской-тростью. Потому что украинская коляска и выглядит как обычная детская прогулочная. Только чуть больше, ведь рассчитана на детей до 60 килограммов. Как ни странно, стоит она дешевле нашей.

О красоте и качестве ортопедической обуви почему-то говорить не принято: считается, что главная ее задача быть удобной для нестандартной ноги.

- Стас начал взрослеть и уже стесняется носить эту некрасивую обувь с круглыми тупыми носами. Ведь по ней сразу видно, что она инвалидная, - рассказывает Татьяна Клуйша, мама 13-летнего Стаса.

- Сколько я ни хожу на обмеры, сколько ни говорю, где и что мне мешает, никогда у меня еще не было удобной пары, - констатирует девушка Галя, демонстрируя свои странноватые зеленые ботинки.

Штучный товар

- Прежде чем говорить о качестве какого-либо товара, стоит понять саму "кухню" конкретного производства, увидеть его специфику, - отмечает главный инженер Белорусского протезно-ортопедического восстановительного центра Владимир Малинчик. - При всем своем желании мы никогда не станем модельной фабрикой. По той простой причине, что у нас совершенно другая цель - изготовить обувь под конкретного человека с теми или иными медицин-скими показаниями. Чтобы он мог нормально ходить.

Заметим, что ежегодно в центре выпускается примерно 38 тысяч пар обуви. Причем нестандартной, сделанной по индивидуальному заказу. Это штучный товар, и любая модель имеет множество вариаций. Так что экспериментировать с ассортиментом просто не приходится.

Если вести речь о других изделиях, то и здесь, с точки зрения работников центра, тоже не все так просто.

- Конечно, те же стульчики для детей с ДЦП можно превратить в настоящую конфетку, использовать другой материал, сделать современный дизайн, - объясняет наш собеседник. - Но таких стульчиков требуется около 30 штук в год. Заказ небольшой, а значит, и себестоимость будет достаточно высокой. И здесь неизбежно встает вопрос: насколько целесообразно вкладывать в их производство значительные деньги? Ведь в результате придется нести убытки.

Такая же примерно картина и с колясками активного типа. Этот вид колясок здесь стали выпускать совсем недавно - в прошлом году. Доля в общем объеме производства небольшая - из 4 тысяч колясок на активные приходится всего 70 штук.

Чем заменить импорт?

Всплывает и другая проблема - комплектующие. Зачастую приходится использовать импортные материалы. И каждый раз Белорусскому протезно-ортопедическому восстановительному центру их закупку приходится согласовывать, что в определенной степени тормозит производство.

- Между тем производить некоторые комплектующие в нашей стране просто нет смысла, - рассказывает Владимир Малинчик. - Хотя бы потому, что они бывают нужны в единичных экземплярах.

Второй непростой момент - силиконовые чехлы в протезах. Сегодня их используют практически в каждой стране, так как для активного инвалида такой протез - незаменимая вещь. Однако технологиями производства обладают лишь несколько ведущих фирм с мировым именем. К ним в первую очередь относятся заводы в Ирландии, Англии, США, Германии. И здесь появляется вопрос импортозамещения: ведь отечественных силиконовых материалов попросту нет...

- Мы надеемся, что претензий к качеству белорусских протезно-ортопедических изделий станет меньше с введением в строй при нашем центре специального конструкторско-технологического бюро с опытным производством, - замечает специалист.

Его строительство началось еще в 1996 году, но в 1998-м оно было заморожено. И лишь три года назад дело сдвинулось с мертвой точки.

- Причем мы пришли к выводу: речь должна идти не просто о бюро, а о новом заводе по производству средств реабилитации - с современными цехами и оборудованием, - продолжает главный инженер центра. - Таким образом, технические характеристики и внешний вид изделий для инвалидов улучшатся, более того, появятся возможности в чем-то уйти от импорта и увеличить экспорт продукции. К слову, работы постепенно двигаются, в этом году на создание бюро выделено 2,6 млрд рублей. Хотя пока мы только в начале пути - общая стоимость проекта составляет 22 миллиарда.

Буквально с нового года получать средства реабилитации бесплатно смогут инвалиды не только I и II, но и III группы. Равно как и дети до 18 лет с нарушениями здоровья, но не являющиеся инвалидами.

Светлана Лоцманова, Алена Покало

Источник: ng.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ