Архив:

Безграничный человек

К первому в жизни прыжку с парашютом 36-летнего магнитогорца Дмитрия Прокофьева подготовили по всем правилам: спортивный костюм, тёплые перчатки, специальный шлем на голову, защитные очки для глаз. Стандартная экипировка, всё как положено, только обуви на ногах нет — такое вот отступление. В воздухе ему ботинки не нужны. Дима — инвалид-колясочник.

Он с точностью до минуты помнит, как решился на уникальный прыжок: в июле увидел по телевизору сюжет о парашютном дебюте парня-инвалида, страдающего таким же, как у Димы, заболеванием — ДЦП. Один диагноз, один способ передвижения — инвалидная коляска, одна цель — доказать всему миру, что люди с ограниченными физическими возможностями имеют право на нормальную активную жизнь и исполнение мечты. Так же, как все остальные. Подумал: «Чем я хуже? Если получилось у него, получится и у меня». Получилось!

Сила жизни

Дмитрия Прокофьева в Магнитогорске знают многие. Работа такая, без публичности никак: уже 12 лет в качестве культорга Правобережного общества инвалидов он организует для пенсионеров и людей с ограниченными физическими возможностями бесплатные культурные мероприятия, встречи с артистами, кинопоказы.

— Работа даёт мне силы жить, иначе было бы трудно, — делится Дмитрий. — Я считаю, что, несмотря на свои физические недостатки, несмотря на то, что не хожу, я счастливый человек. Знаешь почему? Потому что у меня есть любимая работа. В осуществлении моих проектов, да и в каждодневных заботах мне помогают замечательные люди, мама. А вот любимой женщины пока нет…

Мама Дмитрия, Светлана Владимировна, уверена: активная жизненная позиция сына и его внутренняя сила — черты характера:

— Он никогда не покажет, что ему сделали больно, обидели, всё в себе держит.

Хотя судить о том, каким вырос бы мальчик, с детства прикованный к инвалидной коляске, без постоянного тёплого участия близких людей, сложно. Однако сейчас этот человек обладает настолько мощным внутренним убеждением в том, что он совершенно нормальный человек, способный и имеющий право на поступок, что заражает своей уверенностью и оптимизмом всех вокруг. Дима не помнит, чтобы ему приходилось когда-нибудь преодолевать боль или бороться за своё место под солнцем — кажется, судьба, обделив свободой движения, дала ему свободу в другом: выражении себя через общение и конкретные дела.

Он бесконечно благодарен маме за возможность жить полноценной жизнью здорового человека. Боулинг, кинотеатр, рок-тусовки, театры — он бывает везде. Однако активность этого человека выбрасывает его даже за границы городских декораций: четыре раза был на сплаве по многоводным башкирским рекам, добрался до вершины знаменитого Марьина утёса, где снимался фильм «Тени исчезают в полдень».

Свободный полёт

Преодоление непонимания — через это Дмитрию пришлось пройти не раз. Первая реакция окружающих на парашютную авантюру была однозначной: ты что, с ума сошёл?! Но когда мама сказала: «Прыгай», — понял, что всё получится.

— Я хочу, чтобы людям с ограниченными физическими возможностями было доступно всё то, чем пользуются здоровые люди. Если мне удастся доказать, что парашютный спорт доступен для инвалидов, моему примеру последуют многие. Чтобы совершить прыжок, мне нужно было три вещи: желание, отсутствие страха и специальный парашют!

С парашютом, кстати, не всё было просто. Его, чтобы Дмитрий Прокофьев смог покорить небо, пришлось везти из Москвы. В магнитогорском аэроспортклубе 25-килограммового специального парашюта-тандема из двух подвесных систем для прыжков с инструктором, позволяющего превратить рискованную затею в чисто техническую задачу, не нашлось. Из клуба обещали позвонить, как только появится возможность… Честно говоря, Дима думал, что про него давно забыли.

И вот, солнечный субботний день, старый левобережный аэродром, предполётная подготовка, дежурная «скорая» — мало ли что! А обувь Диме, и правда, ни к чему: его ноги будут накрепко привязаны к бедру инструктора Тимура Ковалёва. Оба совершенно спокойны, больше всего волнуются окружающие: родственники, друзья, журналисты, случайные люди. Тимур обстоятельно отвечает на вопросы:

— Парашют опробовал, проверил систему — всё хорошо, всё работает. Падение осуществляется с высоты 2,5 тысячи метров на скорости 180–200 км в час, поэтому и часы с Димы сняли — сдует запросто. Одежда тёплая, потому что на высоте прохладно. Как отношусь к идее? Нормально. Я многих людей видел — безногих, безруких, — которые прыгают. Для России это пока нонсенс, а в мире уже давно инвалиды занимаются парашютным спортом. В области никто ещё не прыгал с инвалидами — мы будем первые.

Уже потом, после удачного приземления, Дима скажет:

— Не было никакого волнения, только огромная радость: я покорил небо! Теперь я человек не с ограниченными, а с безграничными возможностями. Ощущения непередаваемые, это надо самому испытать.

А пока… Коляска осталась на земле. Миг — и старенький «Ан-2» взмывает в небо. Плывёт в глубоком осеннем небе кругами, набирая высоту. И вот — жёлтый лепесток парашюта, общий выдох на земле. Приземление. Первые слова, сказанные Димой на земле: «Хочу в небо! Верните меня обратно!» И слёзы, которые уже невозможно удержать: напряжение, радость, счастье, сбывшаяся мечта.

…И ещё одна мечта есть у Дмитрия Прокофьева: когда-нибудь встретиться с другим «тандемом» — президентом России Дмитрием Медведевым и председателем правительства Владимиром Путиным. По словам магнитогорца, он хочет «сделать что-то, чтобы улучшить жизнь инвалидов в России и родном городе». У него есть конкретные предложения, например, создать специальную гостиницу для инвалидов, сделать окружающий мир пригодным для жизни, а не выживания, людей с ограниченными физическими возможностями, соорудить, наконец-то, те же пандусы. Что он придумает ещё, чтобы снова удивить нас, никто не знает, даже сам Прокофьев.

Автор: Юлия Улиткина

Источник: chelyabinsk.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ