Архив:

Роковой случай. История из жизни

Когда в семье рождается ребенок, это становится ярким событием для родителей и других членов семьи. Пока малыш растет, он всегда в центре внимания, все разговоры только о нем: вот он произнес первое слово, сделал первый шаг, выучил первую букву... Однако по мере взросления ребенка, родительский интерес к своему чаду постепенно притупляется. В семье привыкают к постоянному присутствию в ней ее нового члена, и ребенок для родителей становится чем-то очень привычным, можно сказать, такой же обыденностью, как и все, что их окружает в жизни.

Но как показывает практика и жизненный опыт многих семей, в жизни каждого ребенка наступает такой момент, когда он особенно нуждается во внимании взрослых. Речь идет о периоде полового созревания, или так называемом, переходном периоде, начинающимся у разных детей в разном возрасте: у кого-то в 11, у других в 13 лет. В этот период ребенок становится особенно ранимым и чувствительным, что требует от взрослых особого такта в общении с детьми такого возраста.

Именно в таком переходном возрасте и находился сын моей знакомой, с которой я недавно отдыхала в санатории. Она и рассказала мне трагическую историю, случившуюся в ее семье, разрешив написать о ней в назидание молодым, неопытным семьям, без упоминания истинных имен и фамилий, что я и делаю.

Муж Татьяны (назовем ее так) служил на ответственных постах большим начальником в одном из силовых ведомств. В связи с работой главы семейства, семья часто меняла места проживания. Когда их сыну Дмитрию исполнилось 14, отца вновь перевели на новое место службы в тихий провинциальный городок. Прежде Дима нормально относился к тому, что семье приходилось часто переезжать с насиженного места. Он даже находил интерес в частых переездах, но только не на этот раз...

Видимо, теперь у него появились новые, почти взрослые увлечения, крепкая дружба со сверстниками, возможно, первая любовь, и Дима изо всех сил воспротивился новому переезду. Он упрашивал родителей остаться, пытался уговорить отца хотя бы на время поехать к новому месту службы одному. Разумеется, на все просьбы он получил от родителей отказ, может быть, в более жесткой форме, чем следовало бы...

На новом месте мальчика словно подменили. Из добродушного, милого существа, Дима превратился в замкнутого, нелюдимого подростка. Он постоянно грубил родителям, плохо учился в школе, а то и вовсе прогуливал занятия. От учителей стали поступать жалобы, да и сами родители прекрасно видели, что с ребенком творится нечто странное. Однако они не придавали этому значения, надеясь, что Дима подрастет, и все пройдет само собой, как во всех семьях.

Однажды классный руководитель позвонила родителям Димы по телефону и сообщила о крайне негативном поведении подростка, которое будет обсуждаться на педагогическом совете школы. Она попросила родителей и самого Диму придти в школу в назначенный день для их личного присутствия на педсовете. Когда об этом узнал глава семейства, чаша его терпения переполнилась. Придя домой во время обеденного перерыва, он резко отругал сына за его поведение.

О чем в это время думал Дима - никто не знает. Но к критике отца он отнесся со свойственным большинству подростков максимализмом. Он был очень сильно расстроен и обижен. Дима закрылся у себя в комнате до тех пор, пока отец не уехал на работу. Убедившись, что мать занята на кухне, и в доме больше никого нет, он открыл сейф, в котором лежал табельный пистолет его отца. Особого труда это для него не составило, поскольку мальчик был прекрасно осведомлен о том, как открывается сейф. Взяв в руки оружие, Дима, недолго думая, выстрелил себе в висок...

Как рассказывала Татьяна, она еще на кухне, едва услышав выстрел, сразу же поняла, в чем дело, поскольку сама не успела еще остыть от семейного скандала, и стоя у плиты, думала только о том, с какими глазами она будет стоять перед учителями на предстоящем педсовете, и пыталась подыскать слова, что бы оправдать сына. "Ватными" ногами Татьяна поднялась по лестнице на второй этаж, подошла к кабинету мужа, распахнула дверь и увидела жуткую картину. Ее единственный сын лежал на полу, уткнувшись лицом в ковер, а от его головы растекалась лужа крови. В руке Димы был пистолет.

Какая мать выдержит такое зрелище? Но Татьяна нашла в себе силы дойти до телефона, вызвать скорую помощь и позвонить мужу, сообщив ему о случившемся. Если бы не ее мужество, врачам не удалось бы сохранить жизнь ее сыну, поскольку в таких случаях, минуты определяют все...

Как сообщили врачи, пуля прошла сквозь мозг наискось, полностью повредив правый глаз и частично затронув левый. Жизненные важные центры, к счастью, оказались не столь сильно повреждены, что позволяло врачам, хотя и не сразу, составить положительный прогноз. Диму немедленно перевезли в Москву, в лучшую клинику, где было проведено несколько операций. Затем родители договорились о транспортировке его за границу, в Израиль, где он перенес еще ряд важнейших операций, в том числе и по восстановлению пластики лица, и период реабилитации. Лицо ребенка было неузнаваемым, особенно правая сторона лица. Пустая глазница обезображивала черты лица - Дима на всю жизнь был обречен носить темные очки на людях.

Так за одну секунду изменилась спокойная, размеренная, просчитанная вперед на несколько лет жизнь целой семьи, с виду, очень благополучной. Как мог молодой парень, которому едва минуло 15 лет, подвести свою юную, едва начавшуюся жизнь к этой страшной черте. И что заставило его совершить такой поступок? Вчерашний школьник, любимый и единственный сын у родителей, не задумываясь, обрек и себя и их на мучения, пожизненно став инвалидом, способным только на то, чтобы вести полу - растительное существование.

Но Татьяна не думала об этом. Ее мысли занимало только одно: чтобы ее сын любой ценой остался жив. Для нее было важно только это. Как только Дима смог оставаться на некоторое время без ее помощи, она, оставив с ним мужа и сиделку, отправилась в отдаленный, заброшенный монастырь, где, как ей сказали, находится чудотворная икона Божьей Матери, избавляющая больных от подобных недугов. Татьяне удалось выкупить эту икону и привезти ее в свой дом. Как ей посоветовали, она ставила икону в изголовье кровати Димы и молилась на нее, молилась...

Татьяна верит, что икона действительно совершила чудо с ее ребенком: в результате усилий врачей и родителей, у Димы частично восстановилось зрение в левом глазу. Правый глаз сохранить не удалось. Постепенно восстановились двигательные функции до такой степени, что Дима мог передвигаться с довольно большой скоростью, разумеется, если его под руку вел другой человек.

Тане сказали, что такая сильная икона не может принадлежать одной семье - она должна принадлежать всем людям. И Татьяна с мужем отдали ее в местную церковь. Они не позволили себе прикасаться к лику Божьей Матери, хотя икона была настолько древней, что очевидно, нуждалась в реставрации, но поменяли оклад, сделав его на заказ из золота. На то, что бы изготовить оклад, Татьяна не задумываясь, отдала все свои золотые украшения. Теперь чистый лик Святой Девы Марии в сияющем обрамлении, украшает одно из самых почетных мест в той церкви, куда Татьяна с мужем часто ходят помолиться, подолгу простаивая перед иконой.

Мужу Татьяны пришлось оставить службу. В связи со случившимся у него были большие неприятности, которые он называл просто мелочью по сравнению с тем, что произошло с Димой. И ни разу потом он не пожалел о том, что ему пришлось поступиться карьерой. Здоровье и жизнь сына были для него важнее работы, кроме того, он понял свою вину - в вечной нехватке времени и служебных делах он не смог найти немного времени для того, что бы просто поговорить с сыном, узнать, что у него на душе, чем он "дышит", о чем думает. Столь ранняя утрата душевной связи между родителями и ребенком всегда грозит бедой. А такие случаи, это знак для всех родителей, серьезно задуматься о своих детях, об отношениях в семье и об отношении наших детей к нам самим.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ