Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Старикам здесь не место

Российские блоггеры рассказали страшные подробности жизни и смерти людей в одном из домов престарелых на Псковщине

Благодаря усилиям волонтеров из благотворительной организации «Старость в радость», российские блоги в понедельник облетела информация о страшных условиях, в которых живут и умирают обитатели Яммского дома престарелых в Гдовском районе Псковской области. Пост, посвященный псковским старикам, вызвал огромный отклик у обитателей Рунета и привлек внимание региональных властей.

«Помочь сохранить тех, кто еще жив...»

Утром 26 октября 2009 года Лиза Олескина, студентка-филолог, являющаяся создателем и руководителем общественной организации «Старость в радость» [ 1 ], разместила в своем Живом Журнале (o-liska.livejournal.com) два поста, посвященных Яммскому дому-интернату для престарелых, расположенному в Гдовском районе Псковской области.

Рассказ Лизы, проиллюстрированный явно непрофессиональными, но от этого еще более шокирующими фотографиями, бил под дых. Обычно такие фотографии размещают «под катом», с пометкой - «слабонервным не смотреть!» Девушка рассказывала о стариках, которые на глазах у нее и ее друзей, умерли в доме-интернате за последние два года. Вот только несколько цитат из поста Лизы:

«Ездившие в Ямм помнят старушку Ирину Алексеевну Валдаеву...

Мы решили по мере сил помочь санитаркам, которых не было, и в процессе пришлось перевернуть и рассмотреть в том числе Валдаеву. В нос ударил запах аммиака в какой-то немыслимой концентрации. Матрас у бабушки был в клеенчатом чехле и поэтому влагу не впитывал, памперсов у бабушки не было.

Вот бабушка и лежала на матрасе, в ямочке, которую она вылежала, и ходила под себя...

Директор не только отказался нам помогать, но и смотреть не захотел. «А чего вы хотели? - говорит. - Бабушке годков много. Вот у неё и пролежни». Кто-то еще из персонала нам радостно сообщил: «Да это не пролежни, это просто трупные язвы, она же старая и скоро помрёт!».

Отмучилась бабушка относительно недавно. Мы в последний раз видели ее 30 сентября. Не стали её фотографировать: у неё один глаз совсем вытек, другой запал страшно. Умирала она уже без глаз. Вот тут вообще без всяких оговорок можно сказать, что ТАМ бабушке будет однозначно лучше».

* * *

«Есть в Ямме такая замечательная бабушка Татьяна Степановна Махова, которая попала туда в августе. Весёлая, улыбчивая, совершенно адекватная. Была.

Она одна из всех пожаловалась проверяющим на отношение персонала, на отсутствие ухода, отказ в лекарствах и на неважное питание. Это было в августе. Проверка обещала срочно перевести ее и удовлетворить ее жалобы.

Когда мы увидели бабушку Таню 21 октября, не поверили своим глазам.

В полтора раза худее, почти без волос, почти ничего не ест (в августе отличалась отменным аппетитом), не может толком жевать (у нее валится изо рта еда), почти не разговаривает, и как только отойдёшь от неё на полшага - засыпает. А ещё на любой вопрос повторяет, что «мне тут так нравится, тут так хорошо, у нас такой замечательный директор!»

Это её в больницу районную свозили. Подлечиться».

* * *

«Валерий Тихонович Подоляко, наш любимый дедушка. Только когда он исхудал до костей и перестал вставать, медсестры согласились отправить его на обследование. На расспросы отвечали, что похудел на 30 кг, т.к. голова болит. Теперь он в туберкулезном диспансере, но в ДПИ об этом ничего не знали. Мы сами нашли дедушку, обзвонив несколько псковских больниц. Персонал ДПИ уверен, что дедушка в профилактории районной больницы».

* * *

«Козырева Ольга Федоровна - «мармеладная бабушка» - так обрадовалась, когда мы ее угостили мармеладом: «Ой, а это нам? А сколько можно взять? А две можно? А горсточку?». Мы ей всю пачку оставили...

«Ой, что ж у вас белья нет, только страшная простынь, давайте поменяем, мы привезли!» Санитарка: «Не, не надо, видите, какая у нее нога больная. Не надо белье сюда тратить». И мы, дуры, согласились. А она еще несколько месяцев прожила с полиэтиленовым пакетом на ноге. Такое там лечение. И даже пела. В апреле 2008 казалась бодрой, в июне 2008 ее уже не было в живых».

* * *

«Лаар Олев-Хуга Эдуардович - наш любимый дедушка-эстончик! Весь такой узенький, несуразный! Были на кладбище - и могилка у него такая узенькая, самая узкая из всех, в сторонке. Всю цветами утыкали - может, так приятнее.

Первый раз увидели его в поездку в январе 2008, в ноябре 2008 выходил слушать наш концерт, зимой 2009 его уже не застали в живых. Умирал очень тяжело, а лекарства и обезболивающие там еще не придумали. Даже директор заметил: «Отмучился мужичок».

* * *

«Немая старушка Голубева Антонина Федоровна - все писала нам на последней странице книги (бумаги у нее не было): «Девочки, спасибо!» и обнимала. В январе 2008 она выходила слушать концерт, в августе 2008 уже лежала, в новогоднюю поездку 2009 ее уже не было в живых. Директор кратко сообщил об этом: «Была одна тут, померла, немая, кажется».

* * *

«Маркова Зинаида Александровна - высокая бабушка-певунья. В январе 2008 еще бодрая, на новогодний концерт 2009 вышла с трудом, в феврале уже не вставала, в марте ее уже не застали.

Старикам в Ямме почти не стригли ногти на руках и ногах, и они врастали в кожу и причиняли адскую боль. Мы наняли женщину, чтобы стригла, но ноги трогать она не решалась. Мы попросили директора вызвать из города хирурга. Позвонили узнать: «Мои санитарочки сами все хорошо сделали, не надо было и хирурга звать». Умерла бабушка Маркова, по словам директора, «как все, от рака». Только этим летом нянечка, которая оттуда уходила, рассказала, КАК ей отстригли больной ноготь. Как пошло заражение и как она умерла за три дня от гангрены в муках».

Живописав эти и другие короткие и страшные истории (имен было еще много: Бандура Юлий Юльевич, Васильев Виктор Михайлович, Анисимов Вячеслав Петрович, Крячкова Любовь Ивановна, Пясецкая Юлия Борисовна, Семёнова Зоя Александровна), Лиза Олескина резюмировала:

«В течение почти двух лет мы пытались исправить ситуацию самостоятельно, но у нас ничего не получилось. В Ямме все хуже и хуже. На нашем попечении около 30 домов престарелых и больниц в Нижегородской, Новгородской, Брянской, Псковской, Тульской, Тверской областях, но нигде нет такой ужасающей смертности, как в доме престарелых в Ямме. И мы уверены, что виной тому отсутствие какой-либо врачебной помощи и наплевательское отношение к старикам персонала Дома, а главное - равнодушие его директора...

Что делать???

Как спасать стариков? - Менять директора и медперсонал. Срочно.

Если отложить это дело, до Нового года в Ямме мало кто доживет.

Мы бы просили закрыть этот дом вообще, разместив бабушек и дедушек по соседним учреждениям, где (как мы видели и знаем) условия и уход гораздо лучше (при одинаковом финансировании).

Но это долго! До этого многие просто НЕ ДОЖИВУТ!

Директору это невыгодно, а для перевода в другой ДП нужно:

а) чтобы там было место

б) чтобы старик написал заявление (а как он его напишет, если активная жизненная позиция в Ямме так успешно подавляется)

в) необходимо ходатайство самого директора Ямма.

Дело безнадежное.

Мы обращались во все возможные инстанции (и нам обещали помочь... с обычной скоростью, и за это время мы видели, что сталось с Татьяной Маховой)...

Таких условий, как в Ямме, не должно быть. Вообще нигде не должно быть!

Мы в домах престарелых только гости, мы приезжаем порадовать и развлечь бабушек. Но здесь, в Ямме, вся наша помощь, все фин. вложения уходят в песок.

Мы очень просим вас помочь нам разобраться в происходящем.

И помочь сохранить тех, кто еще жив...».

Этот призыв сопровождался предельно конкретной просьбой к ЖЖ-юзерам: «попросим кросспостов, потому что не знаем, что ещё можно сделать, чтобы нас услышали».

Надо сказать, что такие просьбы в Рунете в последнее время не редкость: все больше и больше людей, в отсутствии сколько-нибудь эффективных институтов реагирования государства на голос гражданского общества, просят «вывести в топ» с помощью перекрестных ссылок те или иные факты.

Люди рассчитывают, что вывод поста на вершину рейтинга «Яндекса» способен привлечь внимание если не самого президента, который завел Живой Журнал и начинает день, по собственному признанию, с «просмотра интернет-сайтов», то, по крайней мере, кого-то из власть имущих. И тогда - может быть, чудо случится, помощь придет.

Вот и в этот раз блоггеры активно размещали ссылки на дневник Лизы, пересылали их друг другу с помощью интернет-мессенджеров и электронной почты. За несколько часов сообщение под заголовком «Надо что-то делать с домом престарелых в Ямме!» вышло на первое место в рейтинге проекта «Яндекс-блоги» по количеству ссылок.

«Для чего они это выпятили?!»

Вечером 26 октября мы связались по телефону с директором Яммского дома-интерната для престарелых Владимиром Поповым. Г-н Попов сперва отрицал, что знает что-либо о посвященной возглавляемому им учреждению кампании, развернувшейся в интернете, однако по ходу разговора проявлял все больше осведомленности и, в конце концов, признался, что ему «позвонила начальник территориального управления [соцзащиты] из Гдова, и говорила, что «Голос свободы» даже звонил, именно по этой информации...».

Владимир Алексеевич, разумеется, жаловался на тяжелые условия, в которые приходится работать дому-интернату:

«Дом-интернат не новый, не идеальный, находится в приспособленном помещении 46-го года постройки... Естественно, он еще в 2006 году признавался главным управлением как аварийный и непригодный к эксплуатации... У Федора Игнатьевича Коханова [ 2 ] вынашивались планы по строительству нового интерната в деревне Партизанская. И тогда господин Кузнецов, наш тогдашний губернатор, шел навстречу: в 2007 году было запланировано 8 миллионов рублей на изготовление документации и начало работ. Но затем все это ушло в некоторое небытие, и дом-интернат Яммский продолжает в висячем состоянии существовать, не получая на ремонт ни копейки денег...»

Теперь, по словам директора, «нам все время говорят, что нас закроют, и финансирование на нас не закладывают. Нам закладывают только то финансирование, которое нужно на поддержание... На еду и лекарства финансы идут нормально. Вопросов нет. Мягкий инвентарь там, и то ограниченное количество... Всего 40 тысяч было выделено, это, конечно, недостаточно для того, чтобы мы могли 30 человек одевать, соблюдая нормы... А на ремонт вообще ни копейки нет уже три года, и мы выкручиваемся своими руками...».

При этом, уверен он, «если начальство решило закрыть, как мне заявили вышестоящие чиновники, обратного хода нет».

Что касается конкретных историй жизни и смерти стариков, приведенных в блоге Лизы Олескиной, то г-н Попов настаивает на неверной интерпретации членами организации «Старость в радость» увиденного и услышанного:

«Объясняю про стариков с пролежнями на фотографиях. Девочки были некомпетентные, они приехали в августе заниматься ремонтом интерната, а вместо этого начали заниматься этой фотографией... У нас сейчас эта бабушка, так уж получилось, ей уже... она умерла... То есть она в августе была уже в предсмертном состоянии: старость не остановишь никакими услугами социальными, так вот врачи ее осматривали перед тем, как она умерла.

И у них есть заключение, что у бабушки уже перед самой смертью были загнивающие трофические язвы на фоне сердечной дистонии! Понимаете разницу?! Неужели каждому дилетанту нужно верить? Пролежни бывают на пятках, на ягодицах и на лопатках. А здесь фотографии сделаны, скорее всего, на бедрах и на голенях. Бабушка в этот момент сама ходила, сама кушала... Какие могут быть пролежни, если бабушка сама поворачивается?! Пролежни - это когда человек лежит!»

Находит он объяснение и другим «претензиям» московских волонтеров. К примеру, в своем ЖЖ Лиза пишет: «Мы привозим туда памперсы, ходунки, инвалидные коляски, постельное белье, но все это оказывается «запертым в подсобке, а ключ у сестры-хозяйки», которой вечно нет на месте».

Ответ у г-на Попова был наготове: «Сестра-хозяйка работает на полставки. Это четыре часа рабочего времени, поэтому она на месте с 9 до 13. Памперсы положены по соцстраху для инвалидов, которые имеют индивидуальную программу реабилитации. Если нам бабушку привезли 90-летнюю, и не инвалида, то откуда мы памперсы возьмем? Только за ее счет! Вот она выложила, вместо того, чтобы сынку отдать на пропивон, дала бы лучше на памперсы».

Очевидно, что Лиза и ее друзья не оправдали надежд Владимира Алексеевича: «С помощью этих девочек мы пытались сделать бытовые условия лучше... Но девочки, сделав на копейки, запустили такой вирус в эту компьютерную систему, что целый вал информации негативной пошел о Яммском доме-интернате!.. Я девочек просил помочь в решении вот этих вопросов: поискать спонсора для того, чтобы ремонт здания сделать, какие-то перестроечки сделать... Мы хотели вот это сделать с помощью девочек, а девочки начали гнать волну в не поймешь каком направлении!»

По его словам, «в тот момент, когда девочки приехали, у нас были сложные условия... понимаете, что такое в маленьком интернате, не выселяя людей, сделать ремонт?! Двадцать пионеров прибежало, которые еще толком ничего не умеют делать, но жар сердец у них еще есть... Кавардак натуральный был! Санитарки мои ходили, грязь убирали за этими девочками, потому что после них, в конце дня, это была страшная вещь, по коридору не пройти! А у меня одна санитарка, как можно было и за бабушками, и за пионерками этими успеть убрать?!»

Таким образом, г-н Попов именно себя считает в данной истории пострадавшей стороной: «Ну да, мы перегружены сейчас лежачими старушками - у нас из тридцати семь человек лежачих. Это бабушки в девяносто лет с лишним! И одна санитарка дежурная с одной медсестрой! Ну как можно с таким количеством обслуживающего персонала справляться с таким количеством лежачих стариков?! Очень тяжело и сложно... Есть проблемы, мы пытаемся их решать, а говорят, что мы ничего не делаем... Да еще и вал какой-то негативной информации льют!.. И эта Лиза, «Старость в радость», эти вещи не отмечает, или мимо ушей пропускает, а здесь вдруг выпятили... Для чего они это выпятили?! Я им объяснял: девочки, не нужно этим вопросом сейчас заниматься. В принципе, эти вещи можно решать на месте, безо всякого выпячивания... От того, что вы их выпятите, дому-интернату никакой пользы не будет!.. Вы оказываете помощь - оказывайте, зачем других-то грязью поливать? Если вы не понимаете что-то, - придите, вам объяснят! Прежде чем такое написать, они должны подойти к директору и уточнить!», - заявил он «Псковской губернии».

* * *

Лиза Олескина в телефонном разговоре с обозревателем «Псковской губернии» сказала, что члены «Старости в радость» уже обращались в Пскове «всюду, куда только можно», пытаясь привлечь внимание к проблемам Яммского дома-интерната. По ее словам, «нам говорят, что, да, это действительно плохо, ужасно, что, возможно, будет капитальный ремонт, а, возможно, дом престарелых закроют. Но когда именно - никто точно сказать не может».

Уже утром 27 октября, когда этот номер «Псковской губернии» готовился к выходу в свет, мы попросили прокомментировать ситуацию начальника главного государственного управления социальной защиты населения Псковской области Армена Мнацаканяна. «Мы сегодня едем в Ямм с вице-губернатором Максимом Жаворонковым, - сообщил Армен Липаритович. - Посмотрим, что там на самом деле, после этого будем делать комментарии. Само заведение с начала года стоит в графике на закрытие. Людей будем переселять в другие дома престарелых», - сообщил г-н Мнацаканян.

Несколько часов спустя пресс-служба губернатора сообщила, что «в администрации Псковской области создана комиссия по расследованию ситуации в ГУСО «Яммский дом-интернат для престарелых и инвалидов... В понедельник, 26 октября, и. п. губернатора области Максим Жаворонков направил в прокуратуру Псковской области обращение о необходимости проведения проверки на наличие в деятельности руководителя ГУСО «Яммский дом-интернат для престарелых и инвалидов»... признаков состава преступления - «халатность». Кроме того, было подписано распоряжение о проведении служебной проверки в отношении деятельности начальника государственного управления социальной защиты населения Псковской области Армена Мнацаканяна. Также контрольному управлению администрации области дано поручение провести проверку целевого использования бюджетных средств, выделяемых данному учреждению».

Информационная компания в блогах действительно принесла плоды. Между тем, очевидно, что для того, чтобы разрешить проблемы одиноких стариков Псковщины, этого недостаточно.

Журналисту «Псковской губернии» Лиза Олескина посетовала: «Мы пытаемся найти волонтеров на местах, которые стали бы так же, как мы, помогать, приходить раз в месяц к бабушкам и дедушкам и немножко с ними общаться. Мы, чтобы встретиться с ними, едем из Москвы, это ночь в поезде. А если бы нашлись псковичи, которые стали раз в месяц собираться большой командой, чтобы навестить бабушек и дедушек, чем-то помочь им, это было бы очень здорово».

И в самом деле, получается, что псковские старики интересны лишь столичным волонтерам. А сами псковичи зачастую вспоминают о них, лишь получив в своем ЖЖ ссылки от московских друзей.

Максим Андреев

1 «Старость в радость» (starikam.ru) - волонтерская группа помощи инвалидам и пожилым людям, живущим в домах престарелых. Ее члены навещают одиноких стариков, собирают для них деньги и вещи, общаются с ними по переписке. Сейчас деятельность группы охватывает 24 дома престарелых в Московской, Тульской, Тверской, Новгородской, Нижегородской, Псковской, Брянской, Калужской, Свердловской областях.

2 В то время - начальник управления социальной защиты населения Псковской области.

Источник: gubernia.pskovregion.org

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ