Архив:

Дайте "ноги" инвалиду!

В судьбе 23­летнего Александра Павлова все складывалось вполне обычно: любимая работа, жена, ребенок. И вот 30 мая 1990 года случилось то, что впоследствии сделало его инвалидом пожизненно. Нелепая автомобильная авария на въезде в Рузаевку лишила человека обеих ног по самые колени. Без малого три недели в состоянии комы, более двух месяцев на больничной койке с адскими болями нижних конечностей - эти испытания наводили горькие впечатления на близких и родных пострадавшего...

О том, как жить дальше, Александр начал задумываться, когда постепенно стал выходить из панического настроения, когда подошло время для протезирования. Съездили в Пензу, где парню сделали вторые «ноги». Те протезы для него были, можно сказать, пробными, учебными. Но, несмотря на ужасные боли, Александр изо всех сил старался снова научиться ходить. «Протезы были настолько тяжелыми и неудобными, ­ вспоминает наш собеседник, ­ словно к ногам прицепили пудовые гири. А внешне я выглядел как парашютист или летчик в начале прошлого века - на мне всюду были разного рода ремни...».

Годом позже А. Павлов прочитал в какой­то газете, что в Подмосковье есть предприятие, которое занимается производством многофункциональных протезов нижних конечностей и тем самым помогает облегчить страдания калек. Сразу же после этого семья собрала, что называется, с миру по нитке определенную сумму денег, и выехали по адресу. Протезы, конечно, получили, но они оказались не такими, как рекламировали их в газете. Потому что уже через несколько месяцев изделия были выброшены на свалку из­за непригодности к дальнейшей эксплуатации.

Третьи «ноги» Александру понравились больше всех. Они были приобретены при подмосковном санатории «Русь», где периодически проходят медицинское обследование участники афганских событий. По словам самого инвалида, полученные там протезы помогли ему, наконец, увидеть свет в конце туннеля. Человек полностью избавился от клюшек и стал вполне самостоятельно двигаться не только дома, но и на улице.

Дальше - больше. Александра Павлова потянуло к нормальной жизни - он захотел быть таким, чтоб ничем не отличаться от других людей. Представьте себе, начал трудиться! И не чистить картошку на кухне или гладить белье, сидя за столом. Нашел для себя чисто мужское ремесло - освоил профессию сапожника, устроившись на работу в одну из обувных мастерских Рузаевки. Да и получалось ладно у молодого мастера... Однако вскоре безногий инвалид снова вспомнил про свою основную профессию - водителя. Видно, не струсил человек после той роковой трагедии, когда два «КамАЗа» врезались на дороге.

Сев опять за руль, Александр Павлов стал рисковать не меньше. Дело в том, что инвалид с протезами на ногах переквалифицировался в таксиста, стал возить пассажиров. А в середине 90­х годов, как известно, многие люди этой профессии стали жертвами разных преступников. «А что же оставалось делать, ­ вопрошает инвалид, ­ ведь к тому моменту у меня родился второй ребенок. Надо было сохранить отношения в семье, кормить и одевать детей...». В принципе, прав наш герой, когда говорит, что главным добытчиком в семье все же должен быть мужчина. Даже в том случае, если у мужика нет обеих ног.

Помнится, в моем родном селе Тарасово тоже был безногий человек - с Великой Отечественной вернулся инвалидом. Несколько десятилетий кряду он носил прозвище - Пиляз (с мордовского­эрзя языка означает "отпиленный"). Вместе с тем этот же человек несколько десятилетий подряд, до смерти, был одним из самых уважаемых сельчан. Потому что он был очень добрым человеком, потому что многим своим землякам помог не только мудрым советом, но и своими "золотыми" руками. И еще очень хотел жить так же, как окружающие. Несмотря на то, что у него не было на ногах никаких протезов, не было механической коляски. Была, правда, у нашего знатного фронтовика позорная дощатая площадка на маленьких колесиках, на которой Пиляз ездил по всему селу - в школу, магазин, к родне...

Почему вдруг я вспомнил о земляке? Потому, что мне пришлось видеть недавно то, что редко увидишь на лице мужчины. Я заметил слезинки у глаз здорового на вид Александра Павлова, когда тот не просто говорил, а, можно сказать, кричал: "Я хочу жить! Не хочу чувствовать себя инвалидом из­за каких­то недоделанных протезов!". Что значит "недоделанных", полагаем, поймете ниже.

В октябре в редакцию газеты "Мордовия" позвонили несколько человек по поводу низкого качества технических средств реабилитации, в частности, протезов и протезно­ортопедических изделий. Причем, звонившие говорили не о каких-­нибудь заграничных аналогах такой продукции, а об отечественных. Если быть более точным, то речь шла в основном об изделиях саранского производства. Да, в столице Мордовии есть протезно­ортопедическое предприятие. И как сказал нам вчера директор Валерий Клименко, предприятие это функционирует в Саранске аж с 1943 года. Биография весьма впечатляет - 66 лет на страже здоровья людей! Но, судя по сегодняшним критериям медицинского прогресса и мнениям со стороны пациентов, нельзя сказать, что работа мордовских протезистов находится на пике совершенства.

­ Я лично несколько раз обращался за помощью к саранским мастерам-­протезистам, ­ рассказывает Александр Павлов, ­ и каждый раз уходил от них с убитым настроением. Там не умеют или не хотят слышать нас, инвалидов. Не дай Бог, высказать в мастерской какое-­либо пожелание для удобства при использовании протеза - сразу получишь «сдачу» в виде оскорблений типа: «Не нравится, ищи в другом месте... Но потом вообще к нам не обращайтесь.» Или: "Нечего нам советовать, мы сами все знаем...

А что же остается инвалидам? Ищут производителей протезов в других местах. Хотя, по правде, это занятие не для слабонервных. Многие инвалиды вынуждены снова обращаться в Саранское протезно­ортопедическое предприятие, и снова приходится, как говорят, нарываться на грубость.

Перед тем, как зайти в кабинет В. Клименко, мы несколько минут постояли у крыльца предприятия. И за это время успели поговорить с человеком, вышедшим из здания. Сразу было видно, что он носит протезы. Подошли, разговорились. Мужчине 52 года. Он не постеснялся и поднял сначала одну штанину, потом - другую. Этим он хотел ответить на наш вопрос о том, удобны ли протезы. А на словах добавил: "Ерунда, не успеваю их чинить дома. В мастерской на ремонт не принимают. Чтобы взяли, мастерам надо или бутылочку поставить, или денежку сунуть в карман..."

Директор предприятия выслушал нас внимательно. Валерий Клименко не стал все отрицать, что называется, с порога. Пригласил специалистов в кабинет, и вместе стали обсуждать вопрос о качестве протезов. Ознакомились вкратце с технологией производства этих изделий, книгой отзывов и предложений... И, знаете, здесь картина выглядит далеко не мрачно, как утверждают позвонившие в редакцию люди, в том числе и Александр Павлов. Кроме благодарностей в адрес руководства и специалистов предприятия, в вышеуказанной книге записей мы ничего плохого не обнаружили. Более того, на предприятии, оказывается, действует специальная комиссия, которая строго следит за качеством работы. И клиенты в любое время могут обратиться, если у кого­то возникли проблемы с протезами. Что же получается? Выходит, за нос водят нас читатели, обманывают журналистов?

С другой стороны, Валерий Клименко в разговоре с нами обронил фразу, которая, на наш взгляд, и дает ответ на то, почему некоторым инвалидам, мягко говоря, не нравятся протезы саранских производителей. Ее смысл состоит в том, что на предприятии все делается исходя из имеющегося в наличии материала для протезов и финансовых средств, выделяемых через региональное отделение Фонда социального страхования по РМ. Действительно, разве можно сотворить в Саранске изящную и крепкую «ногу», если на ее изготовление «дают» 20­25 рублей! За рубежом, как заметил директор протезно­ортопедического предприятия Валерий Клименко, эта «нога» стоит гораздо дороже - до 200 тысяч! Стало быть, Александру Павлову и другим надо довольствоваться тем, что есть у себя?

­ Я уже восьмой год хожу на одних и тех же протезах, ­ продолжает инвалид из Рузаевки, ­ а ведь их положено менять через два­три года. Ну, нигде не хотят меня понять, что я хочу ходить в протезах и работать по мере возможности. У меня двое детей - студентка и школьница, безработная жена...

Александр Павлов, по его словам, не раз обращался за помощью в региональное отделение Фонда социального страхования по РМ. И письменно, и устно. Однако оттуда инвалида снова направляют в Саранское протезно­ортопедическое предприятие. За «недоделанными» протезами? Но Павлов не хочет их носить, потому что они, якобы, неудобны при ходьбе.

А не лучше ли Фонду помочь А.Павлову в приобретении качественных технических средств передвижения? Глядишь, инвалид еще лет 7­8 может спокойно ходить по улицам Рузаевки. И в свою обувную мастерскую - тоже, где зарабатывает для себя и своей семьи хлеб насущный...

Н. Атласов

Источник: info-rm.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ