Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Школа с включением

Новое для нас слово «инклюзия» означает включение: речь идёт о школах, где дети-инвалиды могли бы обучаться вместе со здоровыми сверстниками. Можем ли мы сегодня утверждать, что общее образование доступно детям с ограниченными возможностями здоровья?

А что в «Перспективе»?

Третий класс возвращается с экскурсии по Центральному парку. Дети наблюдали за птицами. «Я видел голубя. Цвет: белый. Количество: стая. Скорость: примерно 50 км в час. Размер: длина примерно 4-5 см, ширина 2-3», - зачитывает отчёт одного из своих учеников Наталья Воронина. «А вот рисунок Вити, он не только отчёт составил, но и нарисовал. Если учесть, что год назад я водила его рукой, а теперь он по собственному желанию рисует стаю летящих голубей. Для ребёнка-аутиста это просто здорово!» Ребятишки рассаживаются в музыкальном зале - их всего шесть человек. В классах МБОУ СОШ «Перспектива» со статусом «школа надомного обучения» больше учеников и не может быть.

- У нас учатся дети, которым врачи рекомендуют заниматься на дому, - рассказывает директор школы Тамара Воронецкая. - Это дети с ограниченными возможностями здоровья, которые не могут посещать общеобразовательную школу.

«Перспектива» не относится к разряду коррекционных школ. Ученики изучают здесь программу общеобразовательной школы, правда, не 11 лет, а 12, и при сдаче итоговой аттестации на второй и третьей ступени получают документ государственного образца. Кстати, воспитанники «Перспективы» могут сдавать выпускные экзамены как в традиционной форме - в виде экзаменов, так и в форме ЕГЭ.

В России школы надомного обучения пока существуют в форме эксперимента. Когда в 2003 году «Перспектива» только открывалась, в стране насчитывалось двадцать два подобных общеобразовательных учреждения. Сегодня, по информации Министерства образования, их всего восемнадцать. Несмотря на затратность (в школе учатся около ста ребят), направление это считается весьма перспективным, вписывающимся в государственную программу инклюзивного обучения. Так что нередко в Новосибирск едут перенимать опыт: недавно к Воронецкой с коллегами приезжали из Горно-Алтайска, где открылась подобная школа, а в прошлом году они консультировали педагогов из Татарска, где класс надомников появился в обычной школе.

- Бывает, ребенок не способен адаптироваться в общеобразовательной школе. Это может быть связано с психологическими или неврологическими проблемами или особенностями характера. У него начинаются конфликты с коллективом, в итоге он отказывается посещать школу, - рассказывает Тамара Викторовна. - Для таких детей в нашей школе выстраивается модель поведения в маленьком коллективе для дальнейшей социализации в обществе.

Формы обучения в «Перспективе» разные: классно-урочная (как в обычной школе); комбинированная, когда по некоторым предметам (как правило, основным - «русский язык» и «математика») педагог работает с каждым учеником отдельно; наконец, индивидуальная - обучение на дому. Есть еще одна форма, которую внедряют сегодня педагоги школы, - дистанционное обучение, это когда ребенок дома у компьютера, а учитель в школе у компьютера.

- Мы участники национального проекта «Образование» - миллионщики: в прошлом году наш проект выиграл конкурс, школа получила миллион рублей и уже потратила его на первоначальный этап подготовки к дистанционному обучению: закупили компьютеры, ноутбуки, интерактивные доски, проучили педагогов, они поработали над созданием специальных обучающих программ по предметам, - рассказывает Воронецкая. - Начинаем уже работать со старшеклассниками. В перспективе планируем набирать на дистанционную форму обучения учеников, которые в силу ограниченных возможностей здоровья не могут посещать учебные заведения.

Обучение в режиме он-лайн

Охватить дистанционным образованием детей-инвалидов, обучающихся на дому, - это поручение самого президента Медведева. Таким образом, направление к настоящему времени полновластно вошло в национальный проект «Образование». На эти цели в 2009 году было потрачено 1 миллиард государственных рублей, в остальные годы планируется по 2,5 миллиарда.

При всей, казалось бы, изолированности ученика, находящегося дома у компьютера, у дистанционной формы обучения детей с ограниченными возможностями здоровья есть очевидные плюсы.

- Варианты и формы применения дистанционного обучения могут быть различными. Но главное - это одно из средств обеспечения доступности образования, - рассказывает специалист отдела общего образования главного управления образования мэрии Новосибирска Ирина Рогожникова. - Уже в 2007 году в рамках городской целевой программы «Развитие доступной среды жизнедеятельности маломобильных граждан» началась работа по реализации проекта дистанционного обучения. Проходит она на базе двух образовательных учреждений - школа «Перспектива» и санаторная школа-интернат № 133 для детей, нуждающихся в длительном лечении сколиоза.

Создать вариативные условия для получения образования детьми с ограниченными возможностями здоровья - задача государства. Есть дети, которым по состоянию здоровья требуется помощь специалистов коррекционной педагогики. В муниципальной системе образования Новосибирска насчитывается 16 специальных (коррекционных) образовательных учреждений, среди них 10 (в каждом районе города) - для детей с отставанием в умственном развитии, четыре школы-интерната (для детей с патологией слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, речевыми нарушениями). Кроме того, есть две начальных школы-сада: «Сибирский лучик» - для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата и в том числе с умственной отсталостью; а также открытый в этом году детский сад № 401 для детей с проблемами зрения. В то время как в России на волне интеграции наметилась тенденция закрытия коррекционных школ, Новосибирск остается счастливым исключением, число специальных школ у нас не сокращается.

- Учреждения закрывают, детей переводят в общеобразовательные школы, при этом не создают никаких условий, - рассказывал на семинаре Фонда поддержки детей представитель Министерства образования и науки РФ Андрей Исаев. - Вопрос инклюзивного или интегрированного образования на самом деле до конца не продуман и не решен не только у нас, но и во всем мире. Взять, к примеру, такой аспект, как наличие в обществе толерантного отношения к детям с ограниченными возможностями здоровья. Известны примеры, когда родители проявляли недовольство тем, что их здоровый ребенок обучается в одном классе с ребенком, имеющим нарушения в развитии.

Не исключено, что в скором времени в общеобразовательных учреждениях станут нормой комбинированные классы, в которых дети с особыми образовательными возможностями смогут обучаться вместе со своими сверстниками. Соответствующее положение разрабатывается сейчас в Министерстве образования. Однако потребуются колоссальные финансовые затраты, чтобы приспособить эти учреждения к потребностям детей-инвалидов. В министерстве по поручению президента уже подсчитывают, во что может вылиться воплощение идеи интеграции в целом по стране.

- Кроме школы надомного обучения «Перспектива», у нас есть интересный опыт по инклюзивному образованию в негосударственных учреждениях, к примеру, школа «Аврора», где обучаются ребятишки с умственной отсталостью, задержкой психического развития. Они обучаются в общеобразовательном классе вместе со своими сверстниками, - рассказывает Ирина Рогожникова. - Вообще, эта информация (инвалид ребенок или нет) конфиденциальная, и родители имеют право заявить статус ребенка или оставить его в тайне от окружающих. В классе могут и не догадываться, что у ребенка какие-то проблемы. И таких детей-инвалидов, которые учатся в общеобразовательных учреждениях Новосибирска, немало.

Право на выбор образовательного учреждения остается за родителями. Однако есть объективные и субъективные причины, для того чтобы на деле все было не так безоблачно, как может показаться. Наши школы зачастую архитектурно недоступны для детей с ограниченными возможностями здоровья. Большинство учителей и директоров массовых школ мало знают о проблемах инвалидности и не готовы к включению детей-инвалидов в процесс обучения в классах. Родители детей-инвалидов не знают, как отстаивать права детей и испытывают страх перед системой образования и социальной поддержки.

Такой непростой успех

Первые десять с лишним лет своей жизни Саша не ходил, мама или бабушка были его неотъемлемой частью: если надо что-то принести - руками, если надо куда сходить - ногами. Родные считают, что помогла ему серия операций, перенесённых в 11 лет. Саша смог вставать, но потребовалось еще несколько лет, прежде чем он начал ходить самостоятельно. «Мы сразу воспитывали Сашу как здорового человека, это была и позиция, и образ жизни, - рассказывает мама Татьяна. - Может, потому смогли избежать истерик и прочих депрессивных состояний сына. Заставляли заниматься, делали бесконечные массажи, возили на море. Старались дать ему как можно больше. При этом нам всё время пытались сказать: что вы со своим инвалидом носитесь, сядьте уже и не маячьте!»

Все десять лет Саша обучался на дому. В какой-то момент у него обнаружились способности к языкам, родители и здесь поддержали сына, нашли хорошего педагога. Увлечение вылилось в профессию. Сегодня Саше 25 лет, он с отличием окончил институт социальной реабилитации при НГТУ, прекрасно владеет английским и немецким языками. «Если бы не это несчастье, случившиеся в самом начале жизни сына, возможно, я многое не понимала бы, как человек, у которого все хорошо. Сейчас я знаю точно, эти дети могут многое, особенно с сохранным интеллектом, только нужно как можно больше вложить в них, помочь справиться со своим состоянием».

Сегодня Татьяна помогает мамам, оказавшимся в подобной жизненной ситуации. А ещё пытается найти возможность сократить вынужденную изолированность сына, который целыми днями сидит дома за компьютером, работая над переводами. Ведь его такой непростой жизненный опыт может быть ценным для других. Впрочем, это уже тема нашего следующего материала: как складывается жизнь детей-инвалидов после окончания школы.

Марина Шабанова
Фото: Андрей Данильсон

Источник: vedomosti.sfo.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ