Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Тяжелая доля в наследстве

Отцовское наследство могло бы сильно изменить жизнь ДенисаВоля усопшего в части распоряжения нажитым - закон. Но и из этого правила есть исключение: если близкий родственник завещал свое имущество кому-то другому, а прямой наследник нетрудоспособен и признан инвалидом, он все равно получает свою обязательную долю наследства. Вот только сможет ли больной и беспомощный человек реально воспользоваться этой долей - большой вопрос. Тут все зависит от порядочности других наследников и добросовестности судов. Если и то и другое отсутствует, право инвалида остается только на бумаге.

Жизнь москвича Дениса Стунгура оказалась разделена на две части страшной ночью 16 октября 1994 года. В ту ночь он, 22-летний талантливый программист, возвращался от друга. Возле самого дома на него напали местные отморозки. Били жестоко, в основном по голове, наносили ножевые ранения...

Это место в Вешняках хорошо знала милиция - здесь было избито и ограблено еще как минимум восемь человек. Трое из них лежали в той же 36-й горбольнице, куда попал Денис. Но тех подонков так и не посадили - за недоказанностью. Впрочем, сегодня речь не об этом.

В состоянии глубокой комы Дениса доставили в больницу, где он остался почти на полгода. Кома длилась 87 дней, два месяца парень мог дышать только с помощью аппарата. "Травматическая болезнь мозга с психоэмоциональными расстройствами... Выписан домой с выраженным правосторонним гемипарезом, нарушением психической сферы. Нуждается в постоянном уходе", - говорится в медицинском заключении.

Денису пришлось заново учиться ходить, говорить. Свои первые самостоятельные шаги в этой новой жизни он сделал лишь полтора года спустя.

Новая жизнь - жизнь инвалида I группы - теперь состояла из больниц и бесконечных лекарств. А лечение, как все мы прекрасно знаем, стоит денег. Серьезное лечение стоит очень серьезных денег.

Находить эти деньги семье Дениса Стунгура помогали в числе прочих и читатели "МК" - после того как в газете была опубликована заметка о его бедственном положении. Потому что вся его семья - это только мама, Лидия Ивановна Стунгур, сама инвалид II группы, и младшая сестренка...

* * *

Вообще-то в то время у Дениса имелся и отец. К тому моменту, когда с парнем случилась беда, он уже десять лет как находился в разводе с Лидией Ивановной и жил со своей новой женой, Ириной Винокуровой.

- Обычная история, - рассказывает Лидия Стунгур, - служебный роман, загулял. Винокурова лет на 15 моложе меня была. Я этого терпеть не смогла и подала на развод...

Лидия Ивановна - из числа тех редких женщин, кто умеет сохранять достоинство даже в самые тяжелые моменты. А вот ее бывший супруг уйти благородно, оставив общую квартиру жене и детям, не захотел. Да и в остальном повел себя не лучшим образом.

- Делил все - вплоть до ложек и чашек, - вспоминает Лидия Ивановна. - Чтобы он съехал и выписался, мне пришлось купить ему "однушку" в том же жилищном кооперативе "Жемчуг" на Вешняковской улице, что и наша квартира. Для этого мне пришлось продать дом моей мамы в Смоленской области, где дети отдыхали каждое лето. И еще у родственников заняла, потом несколько лет отдавала... Очень уж хотелось всю эту историю закончить, противно было. И тяжело. Муж пообещал, что впоследствии, когда его не станет, эта "однушка" все равно детям останется...

Она ни в чем не винит бывшего супруга. Ни в мелочном дележе имущества, ни в том, что после новой женитьбы с детьми практически перестал видеться. Она считает, что он из числа тех мужчин, которыми женщины вертят как хотят. И если женщина рядом оказывается не лучших качеств, как, например, Ирина Винокурова, то горе такому мужчине...

Лидия Ивановна десять лет растила детей без всякого участия мужа. Но, когда сын оказался между жизнью и смертью, ей пришлось забыть о своей гордости: теперь деньги были нужны для того, чтобы Денис остался в живых. Алименты на дочь от бывшего мужа она к тому моменту получала символические, их хватало ровно на два батона хлеба. Лидия Стунгур подала иск о взыскании денег на дополнительные расходы на сына.

- Но это ничего не дало - он принес в суд справку, что является безработным, и в иске мне отказали, - говорит Лидия Ивановна. - Общие знакомые рассказывали мне, что на этом настояла его новая жена. Мы ведь жили по соседству, в одном доме - он вместе с Винокуровой поселился в купленной мною квартире. Они оба видели, как Денис с палочкой выходил гулять во двор... Нет, сердце, видно, не защемило. Знакомые говорили: это Винокурова убеждала мужа забыть сына, вычеркнуть из жизни, мол, все равно не жилец... Она - женщина пьющая, торговала посудой на рынке в Текстильщиках. Пьяная, она не раз крыла матом и меня, и сына, если случайно встречала во дворе. И Юрий, мой бывший муж, стал пить с ней на пару, хотя раньше этим делом не увлекался. А тут деградировал все больше и со временем превратился в конченого алкоголика. Сына и дочь старался в упор не замечать...

Лидия Ивановна пытается оправдать бывшего супруга. Может быть, потому, что для ее детей он все равно остается отцом. А может, следует правилу: о мертвых плохо не говорят. Потому что три года назад, в 2006-м, Юрий Стунгур скончался от опухоли мозга.

Для Дениса это был страшный удар. Похоже, он до последнего надеялся, что отец все-таки вспомнит о нем...

* * *

После смерти отца выяснилось, что Ирина Винокурова заставила его вычеркнуть детей не только из сердца, но и из числа наследников. Придя в нотариальную контору оформлять наследство, Лидия Ивановна узнала, что все движимое и недвижимое имущество покойного, согласно ранее составленному завещанию, переходит его вдове.

Имуществом Юрия Стунгура являлась та самая квартира в ЖСК "Жемчуг", которую он обещал оставить своим детям, а также часть жилого дома и земельный участок в городе Чехове Московской области.

- Когда мы с Винокуровой встретились в кабинете нотариуса, - говорит Лидия Стунгур, - она, нимало не смущаясь, сказала, что сама уговорила мужа написать завещание на свое имя...

Теперь Денису оставалось лишь уповать на закон об обязательной доле для совершеннолетних детей-инвалидов, независимо от содержания завещания родителей. Нотариус Рауза Мустафина выдала Денису Стунгуру свидетельство о праве на 2/9 общей долевой собственности в отцовской квартире. Также Денису причитались полторы сотки земли и 2/54 части дома в городе Чехове.

Понятно, что как бы то ни было использовать эти части имущества он не мог.

- Винокурова сразу предложила продать землю с частью дома и выплатить ему его долю в денежном эквиваленте, - рассказывает Лидия Ивановна. - Мол, в суд не ходите, решим вопрос полюбовно.

Разумеется, мы согласились, это был разумный и вообще единственно возможный способ раздела имущества. Мы не беспокоили вдову, Денис зарегистрировал свою долю в квартире, стал оплачивать ее. И терпеливо ждать, когда получит свои деньги. Так прошел почти год.

Однако за это время Винокурова рассчитываться с ним передумала. А может, и никогда не собиралась. Вместо ожидаемых денег в августе 2007 года Денис Стунгур получил... повестку в Перовский районный суд. Ирина Борисовна Винокурова подала иск о лишении его обязательной доли наследства.

В принципе такое теоретически возможно - если, к примеру, с материальным положением обязательного наследника и без того все о'кей, а чего не имеет, на то вполне может заработать... Но у Дениса-то из имущества - одна маленькая квартира на троих с матерью и сестрой, из доходов - одна пенсия по инвалидности... Понятно, что г-жа Винокурова рассчитывала на полный беспредел, который порой имеет место в наших судах. Однако и беспределу есть предел - извините за тавтологию. Судья Селютин в иске Винокуровой отказал. Правда, Ирине Борисовне удалось уменьшить долю Дениса в спорной квартире с 2/9 до 1/6. Сделать это оказалось возможным за счет гипотетического включения в список наследников дочери Юрия Стунгура от самого первого брака. Эту дочь никто никогда не видел и не искал, существовало лишь свидетельство о ее рождении, но чем больше наследников, пусть даже не имеющих права на наследство, тем меньше обязательная доля инвалида. И, соответственно, тем больше доля вдовы Винокуровой. Такова извращенная казуистика закона.

* * *

Что делать дальше Денису Стунгуру, ставшему обладателем 1/6 доли в однокомнатной квартире? Ни о какой выплате ему компенсации г-жа Винокурова больше и слышать не желает. И правда, зачем отрывать кусок от себя, любимой, если можно просто послать этого инвалида куда подальше!

Денису и Лидии Ивановне ничего не оставалось, как самим прибегнуть к столь нежелательным для любых нормальных людей судебным разборкам. Услугами адвоката они воспользоваться не смогли из-за отсутствия средств. Мать и сын провели оценку рыночной стоимости причитающейся Денису доли в спорной квартире и подали иск все в тот же Перовский суд о взыскании денежной компенсации этой доли в связи с ее незначительностью и невозможностью использования.

Тут следует оговориться: незначительной она была для г-жи вдовы, которой ничего не стоило расплатиться с совладельцем за счет остального унаследованного имущества, что вполне бы устроило всех участников спора.

А для самого Дениса эта сумма является не то что значительной - огромной. И спасительной.
Молодой человек признан нетрудоспособным инвалидом I группы. А это значит, что он не только не может работать и зарабатывать на жизнь, но и нуждается в серьезном лечении. Оно, как мы уже говорили, стоит денег. Немалых. Таких, каких у Дениса и его мамы, напомним, инвалида II группы, нет. А тут они могли бы появиться.

- Мы с сыном оба находимся на соцобеспечении, - вздыхает Лидия Ивановна. - А ведь ему необходимы постоянные консультации, обследования. А главное - лекарства. Препарат, который ему сейчас выписали, очень хорошо действует, но его нужно принимать по 3 раза в день, а денег хватает только на один раз. Если бы мы получили деньги, то смогли бы купить нужные препараты в нужном количестве. Тогда бы у сына и походка была бы тверже, а то его милиционеры часто за пьяного принимают, забирают. А несколько лет назад машина сбила. У него тогда только улучшения пошли, он начал снова компьютерные программы составлять, ходить без палочки... А эта повторная травма отбросила его назад.

Денис мог получить деньги, которые оказались бы для него спасением. Но не получил их. Потому что судья Перовского суда Силкина в иске инвалиду отказала. Мотивировала свое решение она тем, что хоть право расстаться со своей долей и получить компенсацию у Дениса есть, но Винокурова не желает с ним рассчитываться и не располагает (с ее слов) необходимыми для этого денежными средствами.

Частный дом с земельным участком она почему-то посчитала имуществом, "не подтверждающим материальную возможность ответчика выкупить долю истца". Даже вкупе с банковским вкладом на 250 тысяч рублей, также унаследованным Винокуровой от покойного мужа.

А еще судья написала, что инвалид I группы своим иском ущемляет права главного собственника квартиры - Винокуровой. И этого правосудие в лице госпожи Силкиной не допустит.

Так что теперь Денис Стунгур владеет наследством, воспользоваться которым не может. А вот ежемесячно оплачивать принадлежащую ему долю в квартире, где благополучно проживает Ирина Винокурова, он обязан. Кстати, вместе с безутешной вдовой, по слухам, там живет уже совсем другой мужчина.

Наверное, в жизни каждого человека случаются поступки, за которые ему стыдно. Одни стараются про них не вспоминать. Другие - искупить их. А Ирина Винокурова лишь усугубляет. И чем дальше, тем больше. Сначала разбила семью. Потом - убедила отца отказаться от своих детей, лишить сына-инвалида наследства. Потом - отняла у инвалида и те крохи, которые ему причитаются по закону. И ведь забыть обо всех этих своих "добрых делах" она не может: регулярно видит Дениса во дворе своего дома. Очень твердое сердце. Но самое удивительное - все это происходит при поддержке судебных органов...

Финякина Ирина

Источник: mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ