Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Таблетка - панацея от всех бед?

За десять лет в Британии потребление Родители "проблемных" детей живут в другом мировосприятии. Многие к моменту, когда на праздничном столе появляется пышный торт с пятью свечками, знают о болезни своего ребенка больше, чем доктора, пороги кабинетов которых они обивали все эти годы.

Они проводят в интернете долгие часы, выискивая новейшие методы лечения необычных болезней, о которых они еще несколько лет назад даже и не слышали. Эти родители смотрят на детей в парке, бассейне, спортивных залах другими глазами. Вот этот ходит все время на цыпочках, в глаза не смотрит, взгляд все время отводит, а этот на месте ни секунды не сидит, всех уже извел...

"Я ловлю себя на том, что постоянно ставлю диагноз детям, которых вижу на улице. Когда встречаешь кого-то с похожими на "твои" симптомами, хочется подойти и поделится опытом. Но я часто останавливаю себя, знаю, сколько у таких родителей советчиков", - рассказывает Лиз из Эдинбурга, мать 8-летнего Тома с диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности).

"Модные" болезни?

Что это - действительно новые болезни или новые диагнозы? Я вспоминаю свою школу, свой класс и не могу припомнить хотя бы одного аутиста. Впрочем, о чем это я? В Советском Союзе в то время "проблемные" дети до обычных школ не допускались. Где их можно было увидеть - в специальных интернатах, детдомах? Но всех все равно не спрячешь.

Легких форм различных психологических отклонений я тоже не припоминаю. Все дети разные, у всех были какие-то свои странности, но диагнозы им не ставили, многое списывалось на чудаковатость - с кем не бывает.

Но факт остается фактом, детей с гиперактивностью, аутизмом и другими "модными" сегодня болезнями стало, безусловно, больше. Почему?

"В Советском Союзе таких детей было около 4%. Сегодня точных цифр нет. Многие из этих болезней являются ответом головного мозга на внешние раздражители, которых стало в современном мире гораздо больше", - рассказывает детский невролог из Филатовской больницы в Москве Елена Жидкова.

О причинах, вызывающих неврологические болезни у детей светила медицины спорят уже не первый год. Споры эти иногда даже доходят до судебных разбирательств.

Один из самых громких скандалов в современной медицине был связан именно с исследованием причин, вызывающих аутизм. В 1998 году в уважаемом научном издании "Ланцет" вышла статья, в которой указывалось на возможную связь тройной прививки от кори, свинки и краснухи с развитием у детей аутизма.

Обнародование данного исследования (авторы которого позже были обвинены в нарушении медицинской этики) привело к резкому сокращению числа вакцинированных детей и росту случаев заболевания корью. Позже выводы этого исследования были неоднократно опровергнуты.

"Мы не знаем точных причин, вызывающих то или иное отклонение. Эти болезни существовали всегда, просто сегодня они больше проявляются. Ритм жизни другой, на ребенка оказывается гораздо больше давления, требования к детям в школах гораздо выше. Поэтому многие отклонения, которые раньше могли бы пройти незамеченными, сегодня выявляются и проявляются в более сложной форме", - рассказывает Елена Жидкова.

Плохое воспитание?

Когда видишь детей, которые не вписываются в рамки общепринятого поведения, задаешься иногда вопросом - где лежит грань между болезнью и обыкновенной детской распущенностью, отсутствием дисциплины?

Ни для кого не секрет, что в последние годы акцент семейных ценностей заметно сместился в сторону ребенка. Если раньше последнее слово было за родителями, а дети обязаны были следовать установленным правилам в доме, то сегодня зачастую правила диктуют именно дети.

"Безусловно, факт того, что у родителей сегодня меньше времени заниматься детьми, прибавляет негативной статистики. Детей переключают на телевизор, игровые приставки слишком рано, это все оказывает влияние на развитие мозга, что в свою очередь выявляет различные малые особенности, которые раньше бы не проявлялись", - рассказывает Елена Жидкова.

Где лежит грань между болезнью и отсутствием дисциплины?

Никто не спорит о положительном эффекте демократии, которая наделила детей дополнительными правами, защитила их от насилия, запретила использовать детский труд и многое другое. Однако вместе с этим появилось и более лояльное отношение к элементарной дисциплине, как в семье, так и в школе.

"Для ребенка очень важно иметь границы. Мы же останавливаем его, когда он тянется к горячему утюгу. Если раньше эти границы ставились очень четко родителями - что можно, что нельзя, то сегодня они размыты, - считает Елена Жидкова. - Это в свою очередь может оказать психологическую травму на ребенка".

Когда такая травма срабатывает в качестве триггера для начала болезни, перед родителями встает непростой выбор - лечить ребенка или нет, а если лечить, то как?

Теории заговора

Методы лечения неврологических отклонений у детей вызывают не менее жаркие споры, чем причины их возникновения. В последние годы стало очень популярно прописывать "проблемным" детям психостимуляторы.

В Британии, к примеру, в 1994 году на таблетках метилфенидат (одно из коммерческих названий - "Риталин") "сидели" 4 тысячи детей. Через десять лет эта цифра уже составляла 359 тысяч, в 90 раз больше. Стоит отметить, что США являются основной страной потребления "Риталина", на нее приходится более 80% потребления психостимуляторов. По некоторым оценкам, более 4 миллионов американских детей принимают сегодня подобные лекарства на постоянной основе.

Химическая формула

"Что касается количества прописываемых медикаментов, то во многом это связано с развитием фармакологии. К тому же, дать таблетку гораздо легче, чем заниматься ребенком длительное время. При альтернативном лечении эффекта можно добиваться годами, с таблеткой все проще - уже через неделю виден результат", - рассказывает Елена Жидкова.

Особо активные противники медикаментозного лечения неврологических отклонений усматривают в этой статистике различные теории заговора. Мол, эти лекарства лоббировались фармакологическими компаниями на уровне терапевтов, для того, чтобы заработать на новых диагнозах.

Некоторые симптомы СДВГ:

  • Легко отвлекается
  • Неспокойное поведение
  • Часто перебивает других
  • С трудом следует инструкциям
  • Трудно усидеть на месте
  • С трудом ждет своей очереди
  • Часто переключается с одной игры на другую
  • С трудом даются спокойные игры
  • Не понимает опасности

"Эти препараты работают. Но интересно, что процент детей, у которых остались проблемы во взрослом возрасте, среди принимавших таблетки и не принимавших приблизительно одинаков. Эти препараты не лечат саму болезнь, они рассчитаны на краткосрочный эффект. Они помогают пережить школьные годы, и не только детям, а и родителям тоже", - рассказывает Елена Жидкова.

Эмма из Лондона считает, что без "Риталина" они бы с проблемой не справились. Сыну Эммы, Кейлу, поставили диагноз гиперактивность, когда он пошел в школу. Учителя постоянно жаловались на его поведение. Кейл принимает "Риталин" уже восемь лет.

"Я не представляю, что бы я делала, если бы не таблетки. Я была на грани того, чтобы отдать сына под присмотр социальных служб, я просто не могла с ним справиться", - вспоминает Эмма.

Кейл чуть не поджог родительский дом, дрался с ребятами на улице, грубил взрослым, учителям, был неуправляем.

"Как только Кейл начал принимать таблетки, он превратился в нового ребенка", - рассказывает Эмма.

В поисках альтернативы

"Риталин" - это сильный стимулятор, который повышает концентрацию и продуктивность. Химическая формула "Риталина" схожа с формулой кокаина. Оба вещества повышают уровень допамина в организме (источник - Университет Юты, США). Эти факты во многом лежат в основе критики популярного в последнее время лекарства. В некоторых странах препарат и вовсе запрещен.

"У этих препаратов есть огромное количество побочных эффектов, они не всем подходят. Дети иногда теряют аппетит, сон. В США эти препараты используются уже очень давно, и, возможно, поэтому там они и прописываются гораздо легче. Но и в России тоже достаточно лишь того, чтобы врач выписал рецепт, никакой комиссии ребенок для этого не должен проходить", - объясняет Елена Жидкова.

"У меня дома в ящике с лекарствами до сих пор валяется упаковка "Риталина". Моему сыну прописали его, когда ему было семь лет. Мы его так и не попробовали. Я крутила эту банку в руках несколько вечеров подряд, но так и не решилась дать лекарство сыну", - вспоминает Лиз.

Вместо этого Лиз и ее муж Пол долгие годы занимались со своим сыном нейрокоррекцией. Они испробовали все возможные альтернативные методы. Какие-то работали, какие-то нет. Чтобы понять, какой метод эффективен, надо было потратить месяцы, ездить в другие города на консультации. К 12 годам Том выправился, практически все проблемы ушли.

"Это тяжелый труд. Думаю, у меня образовался большой пробел в том, что касается, фильмов или музыки за эти годы. Зато я хорошо разбираюсь в неврологии", - с улыбкой говорит Лиз, которая умудрилась совмещать эту свою новую "профессию" с ежедневной работой.

"Безусловно, альтернативные методы лучше, - говорит Елена Жидкова. - Нейрокоррекцией ты лечишь ребенка, выявляешь проблему и корректируешь ее, добиваясь устойчивого эффекта. Но эффекта этого приходится ждать иногда долгие годы".

Анна Висенс

Источник: bbc.co.uk