Архив:

"Не бойся, я не буйная!"

Тихое осеннее утро. По территории Павловской больницы снуют люди в белых халатах, санитарки возят тяжелые тележки, пациенты метут листья и собирают их в корзины. На детской площадке медсестра занимается с группой ребят - бесхитростная подвижная игра. Дети как дети, тихие и спокойные. Некоторые из них с трудом произносят слова, но при этом строгого медработника слушаются безоговорочно.

Ко мне подходит женщина лет пятидесяти. Она только что вышла из маршрутки и несет в больницу огромные сумки:

- Девушка, дай закурить! - просит она.

- Я не курю, - отвечаю спокойно.

- Жалко... - жалобно тянет женщина. - А то девчонки так просят принести сигареты в палату, так просят. Их ведь не всех выпускают, а табачок нынче дорог. Многим и купить-то их не за что.

И вдруг собеседница начинает плакать и при этом искренне, горячо рассказывать о себе.

- Ты меня не бойся, я не буйная, - продолжает она. - Я когда-то фельдшером на скорой помощи работала. Многое повидала. Меня Галя зовут и у меня МДП.

- А что это? - спрашиваю ее.

- Маниакально-депрессивный психоз, - рассказывает Галина. - Недавно я из сильной депрессии вышла, а сейчас «маниакалю». К тебе вот пристаю. Сейчас насильно в больнице никого не держат. Хочешь - иди себе гуляй, хочешь - лечись. Я сама вот пришла. Дома лежала три недели, с постели не вставала, не ела ничего, не готовила, не спала почти. Меня соседи сюда отправили, спасибо им! В больнице хорошо: кормят три раза в день, курицу дают с гарниром. И лекарства тут бесплатные. Но если хочешь получать хорошие, то нужно самим их покупать. Вообще тут все заботливые, добрые, - почему-то шепотом уже говорит женщина.

- А в палате сколько человек?

- Десять, - отвечает Галина.

- Не много ли?

- Да нет, нормально. Зато нескучно, - улыбается сквозь слезы моя собеседница. - Я ведь болею из-за сына. Наркоман он, а теперь в тюрьме сидит. Вот у меня «крыша» и поехала.

Дойдя до своего больничного корпуса, собеседница ставит на землю сумки и машет мне рукой на прощание.

От этого не умирают

Вот что рассказала «ВВ» доктор медицинских наук, профессор-суицидолог Галина Пилягина:

- Психиатрия всегда финансировалась по остаточному принципу. Относительно новые корпуса «Павловки» были построены в семидесятые годы прошлого века. А вообще больнице вот уже больше двухсот лет. По большому счету, нужно давно все здесь перестраивать. Но в медицине элементарно не хватает денег. Что касается психотропных препаратов, то они довольно дорогие, а принимать многие из них нашим больным нужно пожизненно. Все лекарства пациенты у нас получают бесплатно. Но хорошие антидепрессанты, нейролептики в основном импортного производства, по тендеру их нечасто закупают. Лечатся у нас в основном малообеспеченные граждане, ведь работать большинство из них не может. Хорошо, если есть родственники. А если нет? Таким нужна качественная реабилитация, ведь вернуться в обычную жизнь им непросто, - грустно говорит Галина Яковлевна. - Считается, что от психических заболеваний не умирают, но это не совсем верно. Ведь только суицидов в стране происходит более десяти тысяч в год. Цифра устрашающая.

Вернуть больного в социум нелегко

- На Западе люди с проблемами психики давно живут в условиях так называемой безбарьерности, - рассказывает заведующий кафедрой детской психиатрии Национальной медицинской академии последипломного образования имени Л. Шупика, профессор Анатолий Чуприков. - К примеру, дети с синдромом Дауна часто учатся в обычных школах. А у нас таких граждан принято чураться, их неохотно берут на работу, ограничивают в правах, хотя по закону они ничем не отличаются от пациентов с язвой желудка, например. Но для того, чтобы привить нашему обществу толерантность и уважение к ним, должны пройти годы. Нужна серьезная работа медиков, социальных работников и психологов. Чтобы вернуть психически больного в социум, закон должен работать не на бумаге, а на деле.

Сегодня, как это ни грустно, практически распалась система трудотерапии при больнице. Разорились и прекратили свое существование многочисленные мастерские, в которых работали пациенты. В условиях рынка их продукция никому не нужна, такие производства нерентабельны, занять больных практически нечем. Вот они и метут листья на территории клиники. А ведь могли бы приобретать нужные практические навыки, - констатирует Анатолий Павлович.

Галина Лебединская

«Нам не хватает медсестер»

- В новой, постсоветской психиатрии есть такое понятие, как «презумпция психического заболевания», - объясняет главный врач больницы Вячеслав Мишиев. - Пациенты могут находиться под наблюдением специалиста, но не всегда состоят на учете в диспансерах. Никто не имеет права поставить подобный диагноз без обязательного осмотра профильного специалиста. Человек может не лечиться, но это будет его выбор. А вот если больной становится опасным для самого себя и окружающих, его берут на учет и, если нужно, госпитализируют.

По мнению большинства медиков, новый закон в психиатрии, принятый еще в 2000 году, хоть и соответствует мировым требованиям, несовершенен. И то обстоятельство, что страдающий расстройством психики самостоятельно выбирает, проходить терапию или нет, может неблагоприятно отразиться на его здоровье. В настоящее время на психиатрическом учете в столице находятся почти 55 тысяч человек. Однако эта статистика условна, поскольку далеко не все больные обращаются за помощью к врачам, многие просто не хотят признать у себя психическое расстройство.

Вячеслав Мишиев поведал, что обычно пациентов держат в стационаре не более трех недель, а затем выписывают долечиваться амбулаторно. Пребывание в больнице бесплатное. В тоже время действует система благотворительной помощи: родственников просят сделать взнос в кассу медучреждения, но никогда не настаивают на этом.

- В прошлом году были проблемы с финансированием (в начале кризиса, но сейчас их нет), - говорит доктор. - Довольно остро стоит вопрос кадров: нам очень не хватает младшего и среднего персонала. Медсестрами работают преимущественно жительницы пригородов, но им стало накладно ездить сюда за зарплату в 1000 гривен. У нас есть уникальный центр реабилитации больных, где с пациентами работают психологи, художники, мастера прикладного искусства. На базе больницы даже существует свой театр. Но, если говорить откровенно, в психиатрию нужны серьезные инвестиции.

Справка

Согласно последнему докладу ВОЗ, в 2009-м в мире более 150 миллионов человек страдают депрессией, 50 миллионов - эпилепсией, 25 миллионов - шизофренией, 24 миллиона - болезнью Альцгеймера. Более 115 миллионов человек имеют отклонения в поведении.

P.S. Как известно, психическими болезнями страдали многие великие, в том числе писатели Николай Гоголь, Ги де Мопассан, Фридрих Ницше, композитор Модест Мусоргский, художники Ван Гог, Сальватор Дали, Эдвард Мунк. А в киевской больнице лечился от шизофрении знаменитый Михаил Врубель, который расписал фресками находящуюся на ее территории Кирилловскую церковь.

Все эти люди внесли огромный вклад в мировую культуру, без них литература и искусство были бы намного беднее.

Источник: vvnews.info

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ