Архив:

"Встать с коляски оказалось легче, чем найти общий язык с чиновниками"

В Херсоне разгорелся громкий скандал вокруг двукратной медалистки в беге на 100 и 200 метров Паралимпийских игр в Пекине Виктории Кравченко. Вторая мировая позиция - с таким результатом в сентябре прошлого года вернулась домой бегунья, которую без малейшего преувеличения здесь называют "Мересьевым в юбке". А уже через год, в самый разгар подготовки нового олимпийского цикла, девушка-инвалид попала в весьма непростую ситуацию...

"Каждое утро мы с женой шли в больницу, как на эшафот: врачи отводили глаза и молчали"

Говорят, профессиональный спорт делает из спортсменов инвалидов. У Виктории все наоборот: чтобы стать легкоатлеткой мирового класса, ей пришлось сначала превратиться в отрезанную от мира калеку.

- У серебряных медалей Виктории - золотой отлив, - утверждает Иван Мищенко, начальник Херсонского областного центра "Инваспорт", заслуженный тренер Украины. - Такая воля у девушки! Если б вы только знали, из какого состояния подняла она себя на олимпийский пьедестал!

Сама Вика не любит рассказывать о том, что с ней произошло. Анатолий Кравченко, отец девушки, тоже старается даже мысленно не возвращаться к тому времени, когда дочь оканчивала Херсонский педагогический университет и готовилась ехать в сельскую школу преподавать физкультуру.

- Сообщение, что дочка в коме в реанимации, прибило нас с женой, - тихо начинает Анатолий Александрович. - Больше месяца Вика не приходила в себя. Каждое утро шли в больницу, как на эшафот: еще жива? Врачи отводили глаза, повторяя без устали: "Нужно ждать".

- Папа у меня красавец был, чернявый такой, - вспоминает Вика. - Когда пришла в сознание, первым делом бросилась в глаза его седая шевелюра...

- Что с Викторией произошло, толком никто до сих пор не знает, хотя беда случилась давно, девять лет назад, - говорит Сергей Мягков, тренер паралимпийской призерки. - Или ограбить хотели, или чего похуже. Около десяти часов вечера она выходила из троллейбуса, когда сзади сильно ударили по голове. Потом бандиты затащили девушку на кладбище. А это зима, конец декабря. На следующее утро у могильного креста ее обнаружил случайный прохожий. Милиция так и не нашла преступников.

- Плохо искали, - уверена Вика. - Недели через две после нападения мама исходила вдоль и поперек кладбище - хотела увидеть место, куда меня выбросили, и набрела на "вещдок" - мой золотой перстенек. И это после официального осмотра места происшествия, проведенного следователем!

Выпускнице института предстояло вновь учиться ходить, говорить. Хотя сил на это не было совсем - она погрузилась в шоковое состояние.

- Вы не представляете, какой веселой, энергичной и пробивной она была! - рассказывает Сергей Мягков. - Виктории все удавалась. Я помню ее еще совсем маленькой. Позже мы занимались у одного тренера. И когда эта беда случилась, конечно, хотелось помочь - чтобы ожила, в себя поверила. Она еще лежала, позвоночник не работал, ноги не двигались, когда я неуклюже попытался приободрить: "Встанешь, приходи на стадион, будешь помогать тренировать детишек". Хотя прекрасно понимал: никуда не придет. Но Вика буквально через пару недель воспользовалась приглашением. "Напрасно я это сделал", - вот первая мысль, когда увидел ее в спортзале. Инвалид первой группы - это ведь не шутка! Но отступать было поздно.

"Медаль не главное, поедешь - хоть мир посмотришь", - утешала мама"

- Ходить я еще не могла, а бегать, как ни странно, уже получалось, - улыбается Виктория. - Правда, подпрыгивала в воздухе, как кенгуру. Со стороны очень смешно выглядело, поэтому, если кто-нибудь шел навстречу, останавливалась. Подожду чуть-чуть и опять скачу.

Она привыкла быть красавицей - пройдет, все прохожие вслед оглянутся. Теперь люди тоже оборачивались, но в их глазах читалось совсем другое: "Как такое могло случиться?"

- Поначалу не обращала внимания на эти взгляды и вздохи, потому что внутри еще была мертвая, - хмурится девушка. - Но постепенно выходить на улицу, появляться среди людей становилось все труднее: чувствовала себя настоящим уродом. Завидовала тем, кто родился калекой. Я-то ведь помнила себя другой!

Отвлечься от тяжелых мыслей не получалось еще и потому, что Вика пять лет встречалась с парнем, уже готовились к свадьбе, когда обрушилось это несчастье. Он не пришел ни разу.

- Однажды случайно встретила его на улице, - опускает глаза Вика. - Жених на велосипеде вез какую-то девушку. Знаете, показалось, будто меня вновь отволокли на то кладбище.

- На стадионе Вика просто училась ходить, о спорте никто даже не думал, - рассказывает тренер. - Не знаю, кому первому - мне или ей, пришла идея попробовать толкать ядро. Как-никак у девушки спортивный характер, и я очень надеялся, что тренировки помогут побороть депрессию. С первого же чемпионата Украины с участием людей с физическими недостатками она привезла "серебро".

- Вроде бы успех, но чувствовала: ядро - не мое, - вспоминает девушка. - И продолжала учиться бегать.

Уже через полтора года Кравченко показала в беге один из лучших результатов в Украине, однако на Паралимпийские игры в Афинах ее не взяли, так как она не имела медицинской квалификации.

- Когда выезжаешь на международные соревнования, врачи оценивают твои физические недостатки и соответственно присваивают класс, - втолковывает мне бегунья. - Но мне в то время вполне хватало занятий на родном стадионе. Хотя мои тогдашние результаты - на уровне афинского "золота". Позже, попав в национальную паралимпийскую сборную, поразилась: там почти нет спортсменов, родившихся инвалидами! Почти все - жертвы несчастного случая.

Помню, прошлым летом перед самым Пекином не получился у меня контрольный забег. А завтра ехать! Собираю вещи, а на душе кошки скребут. "Не переживай, - обнимает мама. - Медаль не главное. Ты же еще нигде не была, хоть мир увидишь". Как пощечину получила: "Мам, я так не хочу!" Она тогда задний ход дала: "Буду молиться. Может, Боженька нам хоть какую-то маленькую "бронзу" пошлет".

И вот Паралимпиада! Забег в классе "опорников" (спортсмены с нарушениями опорно-двигательного аппарата. - Авт.). На меня смотрят

80 тысяч зрителей - руки дрожат, сердце выпрыгивает. Я всегда бегу, будто в узком темном коридоре, по сторонам не смотрю. На финише поднимаю глаза и не верю! На табло высветилось: "Украина, Кравченко, второй результат".

- Вике еще не такое по плечу! - убежден ее тренер. - Потенциал огромный! Бегунью на родине встречали, как супер-звезду, - слава, цветы, журналисты. Но уже на следующий день она отправилась на стадион. Викторию все время приходится останавливать. Говорю ей: "Ты завтра не приходи, отдыхай", а в ответ слышу: "Ну, может, с утра чуть-чуть? Пару кругов".

- Она не щадит ни себя, ни тренера, - подтверждает Иван Мищенко. - Хотя каждая пробежка ох как нелегко дается таким людям! Но у Кравченко принцип: раз пошла в большой спорт, нужно побеждать. В ее подгруппе "бронзу" в Пекине завоевала 17-летняя девчушка, а Вике все-таки уже 30. Молодежь на пятки наступает, поэтому и приходится увеличивать нагрузки - пробегать за день десятки километров, еще и с автомобильной шиной на спине. Кроме всего, она тренирует ребятишек-инвалидов из Цюрупинского дома-интерната. "Вика, - прошу, - не распыляйся, ты на малышей тратишь последнюю энергию. Займешься этим после Паралимпийских Игр 2012 года в Лондоне". А у нее слезы в глазах: "Не забирайте их у меня, это такая отдушина!"

"Вот вам документы, изучайте, разве мы прячемся?"

В минувшем году впервые в истории Украины наше государство выплатило призерам Паралимпийских игр денежные премии, сопоставимые с теми, которые получили и олимпийцы. Гонорар за "серебро" составил 500 тысяч гривен. Что и говорить, век спортсмена недолог, и люди хотят обеспечить себя. Тем более люди с ограниченными возможностями. Но в последние годы регионы тоже стараются стимулировать свою спортивную элиту - в Херсоне местная власть покупает для известных рекордсменов квартиры.

- У меня не было жилья, - рассказывает Виктория. - Когда осенью прошлого года сессия областного совета постановила приобрести мне квартиру, хоть и не в Херсоне, а в Цюрупинске, я радовалась, как ребенок.

Но радоваться было рано, вскоре вокруг подарка разгорелся громкий скандал, а Викина фамилия опять попала в заголовки газет. Мало того, что жилплощадь квартиры для Кравченко составила всего 11,5 квадратных метра (санитарная норма предусматривает 13,65 квадратных метра на человека), так еще будущую хозяйку лишили права участвовать в ее выборе.

- Я в шоке! - сокрушается спортсменка. - Из областного бюджета мне выделили 150 тысяч гривен, на эти деньги приличного жилья не найдешь. А свой гонорар "за Пекин" (500 тысяч гривен ) я разместила на депозитном счете в банке "Родовiд", но там введена временная администрация и наложен мораторий на выплаты вкладчикам (как уже сообщали "ФАКТЫ", Нацбанк планирует до 15 октября снять мораторий на выдачу депозитных вкладов в банке "Родовiд". - Авт.). Договорилась занять денег, предложила местным властям свое долевое участие в приобретении более-менее нормальной квартиры, но мне отказали. Купили кота в мешке: мало того, что оформление покупки затянулось на целый год, так летом "подарочек" еще и залило - обои упали, стены покрылись плесенью, на ремонт и замену сантехники требуется сумма, равная стоимости жилья. Одним словом, без своего угла жить плохо, а с таким - еще хуже. Теперь бегаю не на стадион, а по инстанциям и жэкам.

Тем временем в прессе по этому поводу разгорелась настоящая полемика: одни утверждают, что спортсмены многих стран, в том числе Канады, Швеции, Норвегии, сражаются за престиж страны и могут рассчитывать только на памятные значки, в нищей же Украине медалисты своими победами просто-таки разоряют государственную казну. Квартиру купили - какую смогли, дареному коню в зубы не смотрят.

Другие стоят на том, что паралимпийцы - это люди, которые уже одним своим участием в спортивных соревнованиях столь высокого ранга заслуживают того, чтобы Родина озолотила их. Ведь речь не только в том, что Виктория в Китае блестяще пробежала. Она показала всем, кто обижен судьбой, как войти в общество здоровых людей. А тут на тебе - сунули "подарок", как собаке кость, - ни съесть, ни выплюнуть. Журналисты в свою очередь заподозрили херсонских чиновников в том, что те греют руки на таких операциях - приобретают "убитые" малосемейки в общежитиях, реальная цена которых значительно ниже сумм, выделенных спортсменам из бюджета.

- Не успеешь сделать доброе дело, как на тебя тут же налепят клеймо казнокрада, - комментирует ситуацию Виктор Трамбовецкий, начальник управления молодежи, семьи и спорта Херсонской областной государственной администрации, которое, собственно, и приобрело злополучную квартиру. - Деньги для Кравченко были выделены в ноябре прошлого года. Конечно, мы очень торопились с покупкой, ведь бюджетный кодекс требует освоить средства до конца года, иначе пропадут. Квартиру можно было купить и подороже - к примеру, за 200 тысяч гривен (150 из областного совета, а 50 - Виктории). То есть три четвертых жилья - облсовета, одна четвертая - спортсменки. И как оформить такую сделку у нотариуса? После поднятой в прессе шумихи наше управление проверяла прокуратура, никаких нарушений нет. Я всем журналистам говорю: вот вам документы, изучайте, разве мы прячемся?!

Виктории эти аргументы известны.

- Хотели как лучше, а вышло... - разочарованно машет рукой девушка. - Не проще ли было отдать мне выделенные областным советом деньги в виде премии, раз уж хотели поощрить? Но на каждое мое "почему" у чиновников есть железный ответ: "Не положено". Подняться с инвалидного кресла и попасть на Паралимпиаду оказалось легче, чем найти с ними общий язык. Но что поделаешь. Главное - тренироваться есть где. Ведь из Лондона я намерена привезти домой "золото". Я теперь хочу не просто медаль, а чтобы флаг и гимн над стадионом! Все остальное - ерунда...

Людмила Трибушная

Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ