Архив:

Крутой марафон Мэри Бушуевой

Марафон - спорт особенный и для особенных людей. Самый древний, из античности пришел он к нам. В марафоне нужны особый характер и особая воля к победе. Но какой нужен характер, чтобы участвовать в марафоне на... протезе?! Мэри Бушуева смогла это, она первая женщина-инвалид, которой покорилась марафонская дистанция в России.

Удары судьбы

Она родилась в небогатой многодетной семье, в уютном домике неподалеку от моря в грузинском городе Зугдиди. Кроме нее, у родителей было еще пять братьев. Мэри росла скромной, даже робкой девушкой, о спортивных достижениях даже не мечтала, верхом своих возможностей в этой области считала положительную оценку на уроке физкультуры. Закончила школу, поступила в тбилисский институт, ничто не предвещало ей всемирную известность.

Но однажды случилась беда: загорелся их дом, такой уютный и родной. Всем - ничего, пострадала только девятнадцатилетняя Мэри...

Ожог пришелся на ноги - почти 70 процентов поверхности кожи. И началось скитание по больницам. В московском ожоговом центре она перенесла 18 операций на левой ноге и 31 на правой, а в списке доноров, который она хранит до сих пор, - 80 фамилий. Мэри выжила, продолжила учиться, хоть и на заочном отделении, пошла работать - стала начальником отдела кадров станции техобслуживания в родном Зугдиди. Но судьбе было мало одной трагедии, она посылает молодой женщине еще одно испытание.

В тот день во дворе их дома шли проводы в армию: множество народа, неподражаемое грузинское застолье, песни, тосты! И вдруг на всей скорости во двор влетел грузовик, люди метнулись в стороны, Мэри оказалась посередине и просто не успела отскочить. В грузовике что-то случилось, водитель не смог затормозить, остановиться...

В общем, единственной из той полсотни человек, что гуляли во дворе, оказалась она, Мэри. Несчастные, многострадальные ноги зажало между цоколем родного дома и колесами.

...Этот момент она отчетливо помнит и сейчас, хотя прошло почти сорок лет: все кричат, бегают, вокруг паника, во всеобщем шуме она слышит только вопль матери «Поднимите ее!»

А Мэри лежит и думает: умерла она, или нет? Она видела, что ноги больше нет - она ее совсем не чувствовала. Но почему-то смотрела и не могла отвести глаз от своего нового брючного костюма, зажатого машиной. Как ни странно, думала только об одном: как бы не расплакаться, чтобы не испортить очень хороший макияж...

Это называется: шок.

Московский витязь в тигровой шкуре

Она осталась жива. Без ноги, но жива. И вновь больницы, палаты, врачи, операционные. Второй раз за спасение жизни девушки взялись бороться медики Москвы.

Здесь, в столице, она встретила свою любовь. Симпатичный парень, обаятельный таксист, - он возил девушку из дома до больницы. По дороге он рассказывал о себе, шутил, болтал. И что особенно поразило девушку, этот москвич сыпал цитатами из грузинского эпоса «Витязь в тигровой шкуре»! Ей, грузинке, читал Шота Руставели!

Ну что это, как не судьба, не ее перст?!

Стали встречаться, через полгода поженились. Регистрировались в Москве, а свадьбу справляли у нее на родине. Триста человек пришли поздравить молодых! Был март, в Москве еще лежал снег, а в Зугдиди уже вовсю цвели цветы, запах цветущих мандариновых деревьев стоял повсюду....

Первые годы после рождения дочери Маши они провели в Грузии. Мэри с головой ушла в воспитание ребенка, но было еще одно дело, в котором еще раз проявились ее бойцовские качества. Она в течение пяти лет добивалась восстановления на работу, с которой ее уволили, как только там стало известно о том, что ей ампутировали ногу. Бороться с чиновничьей машиной было тяжело, практически невозможно, но хрупкая женщина-инвалид победила. Последней каплей стало письмо с ее партийным билетом, отправленное Шеварднадзе. В нем она отказывалась быть членом партии, которая не может защитить беспомощных людей. И ей удалось невозможное - она, инвалид первой группы, была восстановлена на работе. Следующей взятой «крепостью» стал... протез.

Протез-«мерседес»

Протезов у нее за эти годы было множество и разных. Ходила на российских, грузинских, украинских искусственных ногах, но, как говорит сама Мэри, всегда хотелось иметь «мерседес» - импортный фирменный протез. Стоил он безумно дорого и единственным способом его добыть было участие в спортивных соревнованиях.

Когда Валентин Дикуль посоветовал заняться марафоном, Мэри подумала, что ослышалась. Она до остановки автобуса еле ковыляла, а тут... 42 километра!

Но другого пути к желанному протезу не было, и она начала тренировки. Первые шаги давались с жутким, кошмарным трудом - отечественные протезы безбожно натирали и наминали, одышка - последствие перенесенного инфаркта - не давала шагу шагнуть, но она шла, глотала слезы и шла, шла, шла!

Два раза в неделю Мэри Бушуева ездила с проспекта Мира в Крылатское на тренировки и ходила, ходила, ходила, превозмогая боль и усталость, на старых протезах, опираясь на костыли. Ее заметили и в 90-м году пригласили участвовать в Нью-Йоркском марафоне. В тот раз она смогла пройти только половину пути, но ее мечта исполнилась - благодаря этому участию ее заметили, оценили и... через два года у нее уже был импортный протез. В 1993 году была вторая попытка пройти марафонскую дистанцию и снова неудача. В третий раз в 1994 году Мэри выдвинула условие - поеду, но только с русскоговорящим волонтером, который не будет ее снимать с дистанции, не объяснив внятно зачем и почему. Мэри категорически не хотела возвращаться без медали, она была уверена, что русские волонтеры ее защитят и помогут дойти до финиша. И она дошла. Финишировала через 20 часов в 2 часа ночи в Центральном парке Нью-Йорка. Пока дошла до финиша, Мэри успела промокнуть четыре раза под дождем, четыре раза высохла, останавливалась только, чтобы попить, сходить в туалет и поменять чулки под протезом, а сколько раз ей хотелось сойти с дистанции, но дотерпела, смогла, и волонтеры помогли, не дали расслабиться.

Сванетия, Королев, Париж, Сидней...

С той победы началась полоса успеха. В 1996 году Мэри Бушуева организовала и прошла марафон в Грузии, в горах Сванетии. А после этого подумала: почему бы не организовать марафон в России?

«Местом встречи» стал подмосковный город Королев. На этот марафон она возлагала особые надежды, думала, что дома результат будет лучше, как минимум 15 часов, тем более что поддержка была колоссальная. Но... вмешался наш непредсказуемый климат: ведь дистанцию шли и днем, и ночью, а температура от плюс 15 градусов, до минус 8. Обморожений, увы, избежать не удалось - но она дошла! Дошла до финиша через 24 часа, и это была победа!

...С того момента Бушуева стала первой и пока единственной женщиной, которая смогла на протезе пройти в России марафонскую дистанцию. И в этом же году опять в Королеве она стала призером карнавального марафона с дистанцией 10 километров. Соревнования проходили перед самым Новым годом, в конце декабря, мороз был 25 градусов, шли на выносливость. Но для Мэри этот марафон был праздником, открытием. Трасса проходила по загородному лесу. За всю свою многострадальную жизнь она ни разу не видела русский лес зимой. Нет, конечно, на открытках, картинах, в фильмах-сказках зимние пейзажи встречаются, но разве они способны передать те впечатления, которые захватывают тебя, когда ты вступаешь на лесную дорогу? Она впервые воочую увидела русский лес и... влюбилась!

А еще был марафон Москва-Париж-Сидней. Каждый день Мэри проходила по 10 километров и по завершении последней дистанции приняла участие в открытии и закрытии Сиднейской паралимпиады. Потом были суточный марафон в Москве на стадионе «Искра», марафон по Тбилиси, по Золотому кольцу России... И почти всегда маму сопровождала дочь Машенька, и муж с пониманием относился к делу жены.

...Тяжело, больно, безумно сложно дотерпеть, дойти до финиша. Но для нее, Мэри Бушуевой, спорт стал смыслом жизни, ее судьбой, ее счастьем. Этим счастьем так хочется поделиться с другими! Мэри не только стала организатором нескольких марафонов, она привлекла к спорту множество людей, которые и не могли мечтать о спортивной карьере. Сейчас Мэри Бушуева помогает многим инвалидам, в том числе бывшим военнослужащим. Она привлекла к спорту Сергея Бурлакова с ампутированными руками и ногами, Сергея Савинова, потерявшего при взрыве зрение, слух, руку и пальцы другой руки, Игоря Задорожного, лишившегося обеих ног и правой руки и многих других, потерявших здоровье, защищая Родину...

И сейчас, перенеся сложную онкологическую операцию, она продолжает быть капитаном и организатором команды российских марафонцев. Она не собирается сдаваться и мечтает о новых дистанциях, новых победах - если даже не для себя, то для многих своих друзей, коллег по несчастью, которым спорт открыл новую дорогу в жизнь...

Кстати

Первой прошла Нью-Йоркский марафон в 1989 году русская девушка-инвалид из Челябинска - Татьяна Кузнецова.

Прямая речь

Мэри Бушуева:

- Я преклоняюсь перед московскими врачами, они сохранили мне жизнь. Жизнь выше всего. Когда мы красивые, руки-ноги на месте, мы этого не понимаем, нам кажется, что так и должно быть. А когда смерть смотрит на тебя и хочет забрать, так хочется жить, так не хочется расставаться со всем этим....

...Никогда не думала, что развалится Советский Союз и все мы будем жить через границу. Для меня, для моей семьи это трагедия! Один мой брат окончил Московский Плехановский институт, другой - Петрозаводский университет, исторический факультет, третий - Донецкий политехнический институт, другой остался в Грузии - нас разбросало по всему Советскому Союзу...

И все это было наше! В 2003 году мы участвовали в марафоне Москва-Тбилиси, в котором я бежала под флагом России, мой брат - под флагом Украины, а третий брат - под грузинским флагом - так одна семья представляла разные государства.

...Я не могу не любить Россию. Меня привезли в Москву в ожоговый центр после пожара. Сколько людей пришло мне на помощь! А одна девушка отдала мне кожу. Она лежала рядом со смной в больнице, ее состояние было намного легче, и она решила мне помочь. Ей срезали кусок кожи и пересадили мне.

Как я могу не любить русских людей?!

Наталья Козырева

Источник: Газета «Вечерняя Москва»

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ