Архив:

Вне зоны доступа

В Прикамье принята новая программа реабилитации инвалидов, но пока тысячи пермяков выключены из общества. В крае создается система комплексной реабилитации, которая позволит людям с ограниченными возможностями максимально безболезненно интегрироваться в общую среду.

Один из элементов системы - доступ инвалидов к объектам социальной инфраструктуры.

Негладкая дорожка

Инвалиды­"колясочники" и "опорники" редко выезжают на улицы. Городская среда для них даже летом, без снежных заносов и гололеда, - сплошной барьер. И это помимо того, что для любого человека с ограниченными возможностями сама жизнь - не гладкая дорожка.

У пермяка Андрея Сереброва вследствие травмы парализованы ноги и частично руки. Как это получилось, он рассказывает неохотно, не стремясь вызвать чужую жалость. Сиганул-то в речку сам, расстроенный размолвкой с любимой девушкой. Моряк, отслуживший три года на Тихом океане, отличный ныряльщик, сломал позвоночник во время прыжка в воду. Там оказалось мелководье.

Потом - несколько операций, инвалидное кресло. Для любой мелочи требовалась помощь другого человека. Когда Андрей устал быть зависимым от посторонней помощи, он попросил родственников разменять квартиру и остался почти один. Сначала создал для себя индивидуальную систему жизнеобеспечения - придумал конструкцию кровати с потолочными блоками. Из блока спускаются петли, изготовленные из парашютных строп. Он продевает руку в петлю и, подтягиваясь, меняет положение.

Очень многого из того, что планировал, когда начал жить самостоятельно, Андрей добился. Поменял водопроводные трубы. Купил отличную бытовую технику. Провел Интернет, методом "тыка" освоил компьютер. У него два городских телефона, не считая мобильного с двумя сим­картами. Офис у Сереброва дома, в кровати. А чтобы блаженствовать после трудов праведных, поставил в ванной джакузи.

Но постоянно лежать, не видеть людей, небо, не слышать шум улицы - физически невыносимо. Рассчитывать на чужую помощь порой опасно: однажды знакомые привезли Андрея в летнее кафе и забыли. А коляска у него в те времена была без мотора.

Тогда он и понял, что пора брать новый "барьер" - выехать на улицы. Правда, для этого пришлось сначала заработать денег и построить выезд прямо из своей квартиры.

Мысли у бордюра

"Колясочники" и "опорники", как правило, перемещаются с сопровождающим. Каждому из них нужен помощник, и государство содержит обоих, оплачивая проезд, льготы. По идее, устранение барьеров снимет необходимость сопровождения и снизит государственные расходы.

Андрей Серебров катается один только около своего дома. В город выбирается с женой, потому как через бордюры, переезды на коляске с электромотором не перевалить: "Я не могу заехать в кафе, магазин, банк. Даже в поликлинику. Если пандус есть, часто порожек слишком высокий. Бывает, угол наклона слишком завышен". Председатель Пермского краевого отделения Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) Вера Шишкина подтверждает это: "Колясочника", как правило, в какое-либо помещение затаскивают".

Еще в 2007 году сотрудники ВОИ обследовали 216 объектов социального назначения Пермского края: бюро медицинской экспертизы, отделения Фонда социального страхования и Пенсионного фонда, отделы соцзащиты, местные администрации, больницы и поликлиники. Оказалось, что доступны всего 23 объекта. Частично доступны 59.

В этом году ВОИ изучило недавно построенные в Перми и сданные в эксплуатацию автовокзал "Южный" и спорткомплекс "Нефтяник". Первый объект попадает в зону ответственности муниципалитета. Второй строила краевая власть. Но и тот, и другой далеки от норм: на автовокзале пандусы построены неправильно, без поручней. В туалеты колясочникам не заехать, а на парковке нет места для автомобилей инвалидов.

В спорткомплексе примерно те же самые нарушения в проекте. Казалось бы, мелочи - в гардеробе слишком высокая стойка, в зрительном зале для спортивных матчей нет заезда с пандусом, - но каждая из них превращает здание в огромный барьер. Проблема чисто техническая: еще на стадии проекта не учитываются все государственные СНИПы. Правда, застройщики спорткомплекса и автовокзала приняли во внимание все замечания, многое успели переделать, где-то сломав каменную кладку. Третий корпус "Нефтяника" построят по всем нормам.

Неподъемная коляска

Из положительных примеров - Пермский аэропорт: создана почти идеальная система для пребывания и прохождения инвалидами регистрации. Единственный недостающий элемент - это специальная коляска для посадки в самолет, но аэровокзал уже ищет изготовителя.

А вот железнодорожный вокзал Пермь-II, по выводам Пермской транспортной прокуратуры, "нарушает федеральные нормы по доступности для маломобильных групп населения". В марте 2009 года Дзержинский районный суд Перми потребовал от железнодорожников исправить недостатки. Пока всего лишь перенесли телефоны-автоматы, повесили пиктограммы. Сама же реконструкция, то есть строительство нового вокзального комплекса с обустройством прилегающей территории, продлится несколько лет. Концепция реконструкции появится лишь в мае 2010 года - к разработке проекта подключены немецкие специалисты. Расходы на проектирование и реконструкцию железнодорожного вокзала Пермский край и РЖД разделят пополам.

Частично железнодорожные вагоны, курсирующие в составе поездов дальнего следования, уже оборудованы специально для перевозки инвалидов. Но вот парадокс: проводники не всегда знают, как этим оборудованием пользоваться. Например, Андрей Серебров этим летом, возвращаясь с черноморского курорта, купил билет на поезд "Пермь-Симферополь" в купе для "колясочников". Провод­ница не знала, как включать подъемник, так что погрузились с грехом пополам.

Личный маршрут

Письмо с докладом об исследовании социальных объектов Всероссийское общество инвалидов направило в краевое правительство. Вывод: безбарьерная среда для людей с ограниченными возможностями в Пермском крае пока существует только местами. Поэтому важно довести до проектировщиков и строителей информацию о существующих нормативах, назначить ответственных за контроль на всех стадиях строительства и определить санкции за нарушения.

К сожалению, многие чиновники до сих пор не понимают: важно не столько облегчить жизнь инвалидам, сколько дать им возможность включиться в общество наравне с остальными. Сотрудники некоторых муниципалитетов воспринимают свою роль слишком превратно.

Скажем, администрация села Сива предложила ВОИ свой вариант помощи инвалидам: "Давайте, мы будем приносить продукты нашим подопечным на дом?" "Нет. Стройте пандусы. И "колясочник", и "опорник" должны сами прийти в магазин", - ответила руководитель общества Вера Шишкина. Воспитание самостоятельности самих инвалидов - вопрос принципиальный. Они должны осваивать пространство, прокладывать личные маршруты в жизни.

Анна Катаева

Источник: www.rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ