Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Прорвемся ведь, дочь?

С 19-летней Ирой Артюховой и ее мамой, Натальей Александровной, мы познакомились в Бауманском университете. Тогда новоиспеченные первокурсники и их родители впервые пообщались с деканом Головного учебно-исследовательского методического центра Бауманки Александром Станевским - напомню, в Бауманском ГУИМЦе высшее образование получают глухие и слабослышащие студенты.

...Наталья Александровна - директор небольшой юридической фирмы, и время у нее, конечно же, расписано по минутам. Но без мамы нам было не обойтись: Ирочка очень плохо слышит, мои вопросы она считывала по губам, если что непонятно - девушка поворачивалась к маме, и Наталья Александровна повторяла мой вопрос более внятно. Артикулированно, кажется, так правильно говорят? Вот и общались - втроем. (А ведь это, оказывается, тоже трудно: говорить так, чтобы тебя понял человек, который ничего не слышит...) История их, увы, простая. Когда Ире было три года, девочка заболела отитом.

Пошло осложнение, надо бы лечить, но... Люди в белых халатах объявили Наталье Александровне - бесполезно. Ведь бабушка и дедушка по маминой линии - глухонемые, значит, и девочке глухоты не избежать: наследственность! На этом лечение закончилось.

Мама Иры призналась - для нее это был шок. Какое-то время она даже игнорировала дочку. Мучило ощущение беспомощности, с ребенком случилась беда, и ничего с этим нельзя поделать.

Но шок отступил, и мама с дочкой засучили рукава. Наталья Александровна сказала тогда себе: ничем ее дочь от остальных детей не отличается, она такая же, как все остальные! Девочка пошла в коррекционный детский сад, потом в 52-ю коррекционную школу. И «коррекционка» очень помогла, тем более что у Натальи Александровны очень много времени занимает работа, а девочку надо и кормить, и одевать...

С утра мама отвозила дочку в школу, а забирала вечером, часов в девять. Днем, после занятий, Ира занималась танцами, настольным теннисом, ходила в кружок жестового пения...

- А какими танцами занималась? - спрашиваю Иру.

- Разными! - отвечает девушка после секундной заминки. Говорит она, кстати, очень хорошо, несмотря на недуг. - От классики до хип-хопа! Сейчас, правда, сноровку немного подрастеряла - практики давно не было...

После восьмого класса Ире пришлось прервать занятия - начались серьезные проблемы со здоровьем. У девочки скакало давление от ста до двухсот - в таком-то возрасте. А врачи... Что - врачи? Врачи, к сожалению, причину установить не смогли. Предположили, что у ребенка вегетососудистая дистония - после года скитаний по больницам и кучи медицинских обследований - и «успокоили», подождите, мол, само пройдет, годам к двадцати. А что до этого времени делать? Жить, пережидать.

- Так и живем, - усмехается Наталья Александровна и подмигивает дочке...

После коррекционной школы у Иры не было малейших сомнений относительно поступления в вуз - только Бауманка, только ГУИМЦ! И специальность уже выбрала - наметила себе «лазерную технику». Не женская, скажете?

- Достойнейшая специальность в достойнейшем вузе! - улыбается Ира.

- Насчет того, что женское, а что не женское... Вот недавно летом с классом в Карелии были, на катамаранах сплавлялись! Клуб «Приключение» знаете? Уже третий раз ездила, мы с ними еще и зимой на собаках катались! - хвастает Ира.

Ну как не знать-то! «Вечерка» уже не раз писала о клубе Дмитрия и Матвея Шпаро. Отец и сын - знаменитые путешественники - огромное внимание уделяют ребятам с ограниченными возможностями, как сейчас принято выражаться. Каждый год на Северный полюс ходят...

О, кстати:

- Ир, а к полюсу не ходила?

Ира наморщила лоб: видно, спросил слишком быстро. Ответила мама:

- Нет, к сожалению, пока не получилось. Но какие наши годы. Верно, Иринка?

...Ну а теперь самое «интересное». У Иры была четвертая степень тугоухости - тяжелейшая из возможных. Именно «была», в прошедшем времени. Вы подумали, что случилось чудо и девочку вылечили-таки? Ваши бы слова - да Богу в уши... Хотя «чудо» и в самом деле имело место: на районной и окружной комиссии доктора по результатам обследования установили инвалидность у девочки и отправили на комиссию городскую, на Ленинградский проспект. И вот там принимавшая маму с дочкой женщина-доктор объявила: все вы придумываете, ваш ребенок здоров. Хватит притворяться! Удар, что называется, ниже пояса. Но стойкости и характера Наталье Александровне не занимать:

- Спасибо, буду знать, что Ирочка здорова, - с этими словами они с дочерью вышли из кабинета.

Наши медкомиссии, ВТЭКи и прочие инвалидные инстанции - это статья особая, тема для отдельного разговора. И намеренно не хочу сейчас входить в тонкости и подробности этой ситуации. Тем более что в этом году Артюховы снова будут проходить городскую комиссию, документы уже собраны. Чем закончится дело? Мы договорились обязательно созвониться и вообще, как говорится, не терять друг друга из виду.

Единственное, что сейчас не дает покоя, не дает поставить точку, - так это почти детский, наивный до смешного всхлип: ну как же так можно, а? «Хватит притворяться...» Как язык-то повернулся? Где же ты, клятва Гиппократа?

И еще. Уже прощаясь с Артюховыми (ненадолго, «до связи»!), понял, что не могу не задать вопрос. Тяжелый, неудобный, но:

- Наталья Александровна, а у вас... Неполная семья, да?

- Да, - совершенно спокойно отвечает женщина. - Семья неполная, но папа материально помогает. Воспитание, правда, целиком и полностью на мне, но что ж тут такого? Раньше с Ирочкой прорывались и всегда прорвемся! Прорвемся ведь, дочь?

- Конечно, мам! - улыбнулась Ира.

Константин Мозговой

Источник: Газета «Вечерняя Москва»

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ