Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Комплекс Маресьева

В Танзании преследуют альбиносов, в Северной Корее — несогласных с идеями чучхе. В нашем мире дискриминация принимает самые разные формы. Белорусский закон «О социальной защите инвалидов» категорически запрещает дискриминацию инвалидов.

Но совсем скоро, в середине октября, вступит в силу новая редакция документа. Закон, по мнению главы Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников Сергея Дроздовского, станет менее категоричным, потому как просто будет гласить, что строится на принципах недискриминации, а не ясно и четко запрещать.

Посмотрим, как это отразится на реальной жизни. Пока дискриминация инвалидов в нашем обществе существует, несмотря на законы. Хотя еще в советские времена мы «канонизировали» по крайней мере двух инвалидов: летчика Алексея Маресьева и санитарку Зинаиду Туснолобову-Марченко. Вроде бы никакой дискриминации. Но только сами инвалиды о легендарных личностях вспоминают редко.

— Потому что у нас сформирован некий образ инвалида-героя, — считает Сергей Дроздовский. — Это сделали несознательно, но создается такое ощущение, что если инвалид не преодолевает себя постоянно, то вроде как это лишает его права считать себя равным всем остальным. Он должен быть героем. Вот Маресьев стал летать даже без ног, и его признали «нормальным парнем». А если какой-нибудь спортсмен получает тяжелейшую травму, становится инвалидом и впадает в депрессию, то многие говорят: «Он сломался».

— Так как же все-таки себя вести, чтобы вас не обидеть?

— Нужно опираться на объективные знания, а не на стереотипы, которые сложились в обществе. Например, считается: все инвалиды неопрятно одеты. А почему? Мол, потому, что у них нет работы, должного образования… И такие вот представления берутся на вооружение. Но они же далеко не всегда соответствуют действительности. Вообще окружающие нередко испытывают стресс, сталкиваясь с инвалидом.

— С чем это связано?

— Для человека совершенно нормально бояться инвалидности, бояться стать немощным, ненужным и одиноким. Отсюда и жалость, которую он начинает испытывать по отношению к инвалидам. Но она пропадает, когда возникает конкуренция. Кому предоставить рабочее место? Конечно, не инвалиду. Находится масса стереотипов, которые удобны для данной ситуации. У нас говорят: «У него нерабочая группа». Хотя такого уже нет. Это понятие из прошлой жизни, но в сознании оно осталось... С другой стороны, абсолютно все не могут обладать полной информацией по теме «инвалидность». Поэтому, действительно, общество должно усвоить хотя бы какие-то основные правила. Во-первых, как называть инвалидов?

— Кстати, часто слышу, что сам термин «инвалид» оскорбителен?

— Да. На эту тему все время спорят. На Западе invalid — как правило, что-то отрицательное.

— Потому что в переводе с латинского invalidus — недействительный, немощный...
— Но у нас же латынь никто не знает. Для нашего народа что «инвалид», что «чебурашка». Происхождение слова большинству абсолютно неизвестно. Термин ввели в эпоху Петра I как почетное звание для тех, кого покалечило во время войны. Инвалидом называли, подчеркивая: это не просто герой, а человек, пострадавший физически во время боя. Почитайте классическую русскую литературу, там слово «инвалид» встречается в таком значении. Впоследствии оно стало более общим термином. Но не оскорбительным. Конечно, какой-то негативный оттенок есть. Не в самом слове, а в отношении к инвалидам.

Просто появилась переводная литература, стало больше контактов с зарубежьем. Именно оттуда и пришли эвфемизмы типа «человек с ограниченными возможностями». Да все люди чем-то ограничены. Сейчас определенная мода на эти перифразы появилась. Но это часто бездумный перевод, который не учитывает особенности нашей истории и культуры. С другой стороны, иногда это вполне осознанно делается, чтобы размыть само понятие «инвалид», размыть проблему. Мол, все мы с ограничениями. Всем надо помогать. И без конкретной поддержки инвалиды начинают уходить в маргинальное состояние. Выпадают из общества…

— Статус инвалида достаточно специфичный, — продолжает Сергей, — и нужен в определенных ситуациях. Например, когда решается вопрос наследства. Но если я прихожу в парикмахерскую, и там говорят: «Пропустите вперед инвалида», это меня уже задевает. Приход туда никак не связан с моей инвалидностью. Не нужно вешать ярлык на человека и акцентировать внимание на том, что он инвалид.

Какой бы он ни был, один в коляске или незрячий с сопровождающим, обращаться нужно к нему, а не к помощнику или сурдопереводчику. Не нужно проявлять покровительство по отношению к колясочнику: класть руку на плечо или голову. Во время знакомства с инвалидом не лишним будет рукопожатие, даже если человек может подать только левую руку или носит протез. Главное не заострять внимание на том, что он — инвалид.

Артур Пехотный

Источник: expressnews.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ