Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Отпилите мне ногу». Зачем россияне добровольно становятся инвалидами?

«Помогите найти хирурга. Хочу отпилить ногу». Это не аннотация к фильму Хичкока. И не цитата из Стивена Кинга. Таковы реалии наших дней. Мода — величина непостоянная, товар скоропортящийся. Актуальные сегодня вещи уже завтра кажутся устаревшими. Это относится не только к одежде, макияжу, прическам. У модификаторов тела — мода тоже скоротечна. Татуировки и пирсинг — прошлый век. На смену им пришли протезы, импланты, разрезы. Уродства правят миром.

Если ты до сих пор живешь с нормальными ушами или вообще твои уши до сих пор на месте, если целы твои пальцы, руки, ноги, не разрезан язык — ты не в тренде. Такова психология экстремальных бодимодификаторов.

Откуда берутся добровольные инвалиды, почему хирурги отказываются ампутировать конечности таким пациентам, а психиатры не могут поставить им диагноз, и до чего доводит экстремальная модификация тела — в материале «МК».

411eb2cf2ecc58871a7750d7578fe9fb.jpg

Иван Крицер: «Мне было некомфортно в собственном теле, я искал совершенства. Началось все с татуировок, дальше — больше»

У татуировщика просьбы клиентов набить крошечное сердечко, звездочку, буковку в том месте, где ее даже видно не будет, вызывают отрицательные эмоции.

— Смысл? — искренне удивляется мастер. — Чепуха какая. Если уж решаться на модификацию, то глобальную, а не ради баловства.

Мастер знает, о чем говорит. В последние годы стало забавой не просто украшать себя тату, но и появилась тенденция к перекраиванию ушей, языка, конечностей, то есть идея изменения собственного тела приобрела поистине глобальные масштабы.

Пару лет назад в этом же тату-салоне я познакомилась с молодым человеком Иваном Крицером, который одним из первых в России решился на «заливку» глаз — окрасил белок глаза в черный цвет. Тогда странная мода только набирала обороты. Сейчас людей с розовыми, голубыми, алыми глазами — сотни. Дальше — больше. Иван раскроил на части язык, нарастил клыки, полностью покрыл тело и голову татуировками. Когда резать и красить стало нечего, юноша решил расстаться с ногой. Стучать железным модернизированным протезом по брусчатке ему показалось гораздо круче, чем тихо шуршать на своих двоих.

dc898de23e68c4930b9b50a30b57bb85.jpg

— Вообще он парень нормальный, просто ему по кайфу выделяться из толпы. Однажды он явился к нам со странной просьбой — удалить соски. Перед тем как идти на подобные эксперименты, мы долго общаемся с клиентом, нам необходимо услышать здравую мотивацию его поступка, чтобы потом по судам не затаскал.

— Услышали от него?

— Ваня хотел набить тату во всю грудь, и, как ему казалось, соски испортят рисунок. Убедил нас.

— И вы прямо здесь в салоне ему отрезали соски?

— Да, а что вас смущает? Это как раз ерундовая процедура. Обезболили, отрезали, зашили. Только результат не превзошел ожидания. Мы ведь не пластические хирурги. Не волшебники. Волосы на груди у Вани не перестали расти, вот они и топорщились из-под шрамов. Но как смогли, так и сделали.

— Теперь он хочет ампутировать ногу?

— Недавно он приходил к нам с этой просьбой. Так и сказал с порога: «Ребят, отрежьте мне ногу». У нас глаза на лоб вылезли. Естественно, здесь никакая мотивация не помогла бы. Отказали. Теперь он ищет спонсоров, которые бы оплатили ему всю процедуру — хирургическую операцию и сам протез. Вроде он где-то размещал объявление, что готов сняться в передаче, где бы полностью показали, как ему удаляют ногу, как проходит адаптация, как приживается протез. Пока тишина.

Приятель Ивана, питерский бодимодификатор Влад Бодмодов, поведал нам о новом веянии моды.

— На самом деле мода на экстремальную модификацию — ампутацию — до России еще толком не дошла. В Америке у меня есть несколько знакомых, кто добровольно отсек себе фаланги пальцев, мизинцы и уши. В Москве знаю только одного человека, который отрезал себе фаланги безымянных пальцев. Еще в Петербурге есть у меня такой странный друг. Но их увечья не связаны с протезами. Просто людям жизнь без пальцев показалась интереснее, комфортнее. По поводу ампутации конечностей — есть такое направление, когда люди мечтают стать инвалидами. Но это скорее вопрос к психиатрам. Что касается нашего Ивана, здесь другая тема. Дело в том, что он серьезно увлекается роботами. Половину тела вытатуировал под биомеханику, нарисовал себе механические части тела. Чтобы дополнить образ, ему необходим высокотехнологичный протез. Но вряд ли он найдет человека, который подпишется на подобную операцию. Те мои знакомые, которые отрезали себе что-то по мелочи, как правило, обходились подручными средствами. Ногу сам себе не отпилишь.

Сам Иван на эту тему отказался общаться: «Это пока закрытая тема, интервью по этому поводу не даю».

— Сглазить боится, наверное. Может, нашел спонсоров? — предполагает знакомый Ивана. — Вообще, тема протезов набирает популярность среди молодежи. У них свои кумиры на этой почве появились — помимо киношных персонажей с железными конечностями есть и реальные. Тот же южноафриканский бегун Оскар Писториус, вот на него многие хотят походить. Вы видели, как выглядит технологичный протез? Это ведь настоящая копия руки, ноги, только металлическая. Правда, стоимость таких «игрушек» зашкаливает. Минимальная цена протеза — от одного миллиона рублей.

«Судя по отзывам единомышленников, без руки жить сложнее. Поэтому отнял ногу»

Психическое расстройство, которое специалисты называют синдромом непринятия целостности собственного тела (НЦСТ), выражается в том, что человек сознательно старается ампутировать себе здоровую и функциональную конечность, потому что она кажется ему «лишней». Считается, что синдром НЦСТ в чем-то схож с анорексией (патологическое отсутствие аппетита) и дисморфофобией (одержимостью дефектами или особенностями собственной внешности), однако НЦСТ встречается довольно редко, поэтому ученые пока не знают механизмов его возникновения.

На хирургическую помощь в лицензированных клиниках такие пациенты рассчитывать не могут. Чаще всего они предпринимают попытку самостоятельного ампутирования «ненужных» конечностей. В помощь им — Интернет, где на специализированных форумах люди делятся друг с другом идеями о том, что и как можно сделать со своими конечностями. Кто-то советует подставить руку или ногу под колеса проезжающего поезда, прострелить, положить под пресс, отрезать пилой или поместить в емкость с сухим льдом, чтобы произошло отмирание конечностей.

3b6d614af3ce3253ebea273278c30378.jpg

У молодежи свои кумиры — помимо киношных персонажей с железными конечностями есть и реальные. Тот же бегун Оскар Писториус.

В Европе уже несколько лет обсуждаются подобные проблемы. В России эта тема под запретом. Тем не менее в соцсетях люди с такими проблемами находят единомышленников.

Рассказывает Антон Р., 30 лет. Несколько лет назад мужчина ампутировал здоровую ногу.

— Это очень распространенное явление сейчас, просто в России не афишируется. Потому что с такими желаниями мы легко можем оказаться в психушке. Я давно хотел иметь вместо здоровой ноги культю.

— Вы ампутировали ногу по медицинским показаниям?

— Скажу так: операцию мне проводили в обычной больнице профессиональные хирурги. Без обмана не обошлось. Мне сделали поддельную медкарту, нарисовали диагноз и ампутировали здоровую ногу.

— Какой же диагноз вам поставили?

— Серьезные проблемы с сосудами.

— И сколько это стоило?

— 150 тысяч рублей я заплатил. Но я живу не в Москве, у вас, наверное, дороже.

— Перед тем как ампутировать ногу, к психиатрам обращались?

— У нас нет специалистов, которые занимаются этой проблемой. Просто у меня было дикое желание изменить свое тело.

— Почему отняли ногу, а не руку?

— Судя по отзывам единомышленников, без руки жить сложнее, чем без ноги.

Вторая собеседница — Лариса К. Три года назад добровольно лишилась ноги.

— Есть люди, которым нравится украшать себя татуировками и пирсингом, а мне хотелось украсить себя красивым протезом, — начала рассказ женщина. — Я давно вынашивала эту идею. При удобном случае ходила на костылях и подвязывала здоровую ногу. Поначалу думала, что я одна такая сумасшедшая. А когда стала искать людей с такими же желаниями, оказалось, что нас немало. Все мы познакомились по соцсетям. Я не знаю, откуда у меня взялось это навязчивое желание. Психологи тоже разводят руками: неизученная тема. Помню, еще в детстве я увидела двух женщин. У одной были ноги разной длины, у второй и вовсе не было ноги. Эти образы запали мне в голову. А сейчас мне нравится, когда лишь одна нога обута в красивую обувь.

— Психологически страшно решиться на ампутацию здоровой конечности?

— Я сначала сама ампутировала себе два пальца на ноге — перетянула их жгутом и отрезала большим ножом. Процедуру проводила в домашних условиях. Весь необходимый антисептик был рядом. Перед этим проконсультировалась с друзьями-медиками. Потом мне показалось пальцев мало, и я решила распрощаться с ногой. Боялась, конечно, самой операции, последствий. Три года назад специально наколола ногу стеклом, к врачам не побежала, довела себя до ампутации. В итоге отняли ногу по медицинским показаниям. Мозг до сих пор помнит ногу. Иногда я просыпаюсь и забываю, что ее нет, чувствую, что чешется пятка.

6616133987a73216af2283db2a8bf9e3.jpg

«Я сначала ампутировала себе два пальца на ноге. Процедуру проводила в домашних условиях. Весь необходимый антисептик был рядом».

— А те люди, кому не удается по медпоказаниям избавиться от конечности, что делают?

— Я слышала, что за деньги можно найти хирургов, которые на дому проведут операцию. Но за такие услуги врачи запрашивают нереальные суммы. Не у всех есть деньги. Например, одна моя знакомая хочет укоротить ногу, ей кажется прикольно, когда нога в туфле свисает свободно. Для этого ей надо часть кости удалять, потом сшить вместе. Филигранная работа. Вот она как раз находится в поисках врача. Пластические хирурги ей отказали.

— Сколько стоят подпольные операции?

— Отрубить пальцы недорого, можно за 5–10 тысяч рублей найти так называемых специалистов. Совсем другие цифры, если речь идет об ампутации конечностей. Чем выше отрезаешь, тем сложнее операция — больше зашивать придется, и, естественно, дороже. Например, ампутировать бедро обойдется порядка 100–150 тысяч рублей. Но это цены по регионам.

— Вы пробовали общаться с психологами на эту тему?

— В России никто не может ничего посоветовать. И это неизлечимо. Это как транссексуалы, которые живут в чужом теле и страдают до тех пор, пока не сделают операцию по смене пола.

«Отсечем конечность. Дорого, надежно, легально, конфиденциально»

В тематических группах в соцсетях я нашла объявления, где человек предлагал быстро и безопасно ампутировать конечность: «Предлагаем вариант для сбычи мечт. Полный комплект услуг и документов. Поездка в Европу, визы и т.п. — за ваш счет. Относительно быстро. Дорого, но надежно, легально и конфиденциально. Имеется опыт подобных мероприятий. Без предоплаты, но обязательное условие: никаких попыток оплаты медицинской страховкой».

Мы связались с организатором услуги Дмитрием. Мужчина живет в Праге. Часть жизни он посвятил данной проблеме. В университете сдавал дипломный проект про людей, которые по собственной воле желают расстаться с конечностями.

— Если человек ампутирует себе уши, фаланги пальцев, соски — это одна история. Считайте, дань моде. Таких людей становится все больше, и в Европе они уже давно никого не удивляют, — начал собеседник. — Вторая категория — это, на мой взгляд, больные люди. Человек с синдромом НЦСТ не может нормально жить, пока не удалит конечность. Их часто сравнивают с транссексуалами. Но если транссексуализм уже изучен и операции по смене пола разрешены, то в случае с добровольными инвалидами выхода пока нет.

По словам Дмитрия, а последние годы медики активно изучают это жутковатое психическое отклонение, правда, до разработки эффективных способов его лечения пока далеко.

— Операции таким людям не проводят даже на Западе. Здесь артачатся социальные службы. Ведь ампутант — это инвалид, значит, ему положено пособие. Никакая страховая компания на это не пойдет. Следовательно, ни один госпиталь не примет такого пациента. Но я точно знаю, человек с таким навязчивым желанием все равно найдет выход из ситуации, только выход этот может оказаться не самым лучшим.

— Если вернуться к модным течениям — откуда пошел тренд на инвалидность?

— Эта тема сейчас популяризируется на Западе. Есть такая певица Виктория Мадеста — первая бионическая поп-певица. Ее лозунг: «То, что для других недостаток, для меня творческое преимущество». Виктория родилась с вывихом бедра и ноги, в возрасте 19 лет добровольно согласилась на ампутацию левой ноги ниже колена. Сейчас она кумир всех инвалидов. Мадеста носит на ноге протез и сигнализирует: «Смотрите, я горжусь собой, я нравлюсь себе». Она сделала карьеру модели, заключила контракты с мощными брендами, участвовала в показах миланской Недели моды. Виктория пропагандирует идею сексуальности и инвалидности. Именно она задала новую тональность экстремальной моде. Ее поклонники ошибочно думают: «Отрежу ногу — стану популярным».

d1b8f5c0911ca52b8df980a2f5bc2b25.jpg

Модель и певица Виктория Мадеста добровольно согласилась на ампутацию левой ноги ниже колена. Она задала новую тональность экстремальной моде. 

Между тем

30-летняя Джевел Шупинг из Северной Каролины мечтала ослепнуть. Девушка совершила самостоятельную попытку ослепнуть. Она закапала в глаза… средство для чистки водосточных труб. Полностью потеряла возможность видеть американка через 6 месяцев.

Американец Джош тщательно готовился к ампутации собственной левой руки, которую и совершил с помощью дисковой электропилы.

60-летняя Хлоя Дженнингс-Уайт из города Солт-Лейк-Сити, штат Юта, много лет живет жизнью инвалида. Она передвигается повсюду в инвалидном кресле и надевает на ноги специальные приспособления, которые блокируют коленные суставы, чтобы ей было удобнее ходить на костылях. При этом у Хлои нет проблем со здоровьем, ей просто нравится играть роль инвалида. Семь лет назад врачи диагностировали у нее синдром нарушения целостности восприятия тела и, чтобы женщина не решилась на крайние меры, предложили ей выход — пользоваться инвалидной коляской, будто она парализована, и носить тяжелые коленные приспособления.

— Официально на Западе нельзя провести подобную процедуру?

— Официальным путем в Европе найти врача невозможно. Никто не станет отрезать конечность без показаний. Неофициально — вопрос денег. Здесь это очень дорогая операция, если делать ее подпольно, — добавляет Дмитрий. — Зато в России, где-нибудь в сельской местности, любой мало-мальски образованный хирург за сто евро оттяпает в гараже болгаркой и ногу, и руку. Слышал я и такие истории. Ну, или можно отправиться в Буркина-Фасо, там за деньги тоже что угодно отрежут. Только после их наркоза можно и не проснуться. В Европе строгие законы — без медицинских показаний пациента даже слушать не станут. Если же доктор все-таки согласится на подобную операцию, то за такие действия врача могут привлечь к уголовной ответственности.

— Были такие случаи?

— У меня одного знакомого за такие дела посадили. Это частный случай. Но то, что такого доктора лишат лицензии, а его пациента поместят в психушку, — факт.

0804232b76971355c7e2eaec219318d4.jpg

— Вы встречали много людей с такими отклонениями?

— Я часто встречаю таких людей. Статистики по ним не ведется. Дело в том, что большинство не выпячивает эту проблему. Если вы встретите на улице инвалида без ноги, то он расскажет вам, что лишился ноги случайно или с рождения. Эти люди боятся неприятия и осуждения в обществе. Но процент добровольных ампутантов среди инвалидов огромен. Конечно, с ними должны проводить работу психиатры, но проблема в том, что специалистов по этой теме днем с огнем не сыщешь.

— А родственники таких персонажей в курсе их проблем?

Часто и родные не знают об их проблеме. Многие боятся признаться близким, что не такие, как все. Когда Пол Маккартни женился на одноногой девушке, все надеялись, что она станет пропагандировать эту тему. Ждали от нее признаний. Не дождались. Такие люди боятся, что их признают психами, поэтому и придумывают про себя разные трагические истории.

— Среди инвалидов попадаются мошенники, которые ради пособий калечат себя?

— Конечно, таких тоже хватает. Жулья полно. В России это особенно популярное явление. Знаю мужиков, которые отрезали себе ноги, чтобы получать пенсию по инвалидности. Зачем ему нога? Стакан поднять может, и хорошо.

— Человек сам себе может ампутировать ногу?

— Это очень тяжело. При такой операции требуется общий наркоз. И даже в этом случае никто не даст гарантий, что все пройдет успешно. Это не простая операция. Известны случаи летального исхода, если операцию проводят в плохой клинике.

— Если все-таки человек договорился с врачом, ногу-руку ему ампутировали, он учится жить заново?

— Сейчас на Западе инвалиды очень востребованы. Правда, сфера их деятельности, мягко говоря, сомнительная. Поймите, общество сейчас очень развращено. Ампутанты танцуют стриптиз, участвуют в театральных постановках. Европейцы ищут инвалидов в России, привозят их в Европу, где дают зарабатывать им приличные деньги.

«Происходит техногенное развитие общества, и нет ничего удивительного в том, что люди хотят стать роботами»

Стремление стать инвалидом кажется диким и противоречащим основным человеческим инстинктам. Что по этому поводу думают российские психиатры?

Мы связались с врачом-психиатром Михаилом Тетюшиным.

— Есть диагноз «дисморфомания» — это бредовое расстройство, при котором человек убежден, что у него присутствует какой-то неисправимый дефект и его необходимо удалить. Человек выздоравливает, когда осуществляет ликвидацию дефекта сам или с помощью хирургического вмешательства. Как правило, такие люди недовольны своим носом, глазами, ушами и отправляются к пластическому хирургу. То, о чем говорите вы, — я слышу впервые. Хотя мой стаж работы в психиатрии более 20 лет. Я могу предположить, что данное явление не на 100 процентов бредовое расстройство. Хотя, конечно, то, что люди себя увечат, — это психоэмоциональное расстройство, но не бредового уровня. Потребность в трансформации может наблюдаться и при депрессивном расстройте, когда человек ощущает дискомфорт и ему необходимо что-то изменить, дабы нормально себя чувствовать.

— То есть к дисморфомании это не имеет никакого отношения?

— Здесь речь о трансформации. Я не встречал еще людей, которые хотят превратиться в киборга или отнять ногу, потому что она ему не нравится. Более того, в российской психиатрии такие случаи тоже не описаны. Возможно, это новое явление, и материал еще не собран. Но в любом случае, если челов ек идет на такое членовредительство, ему для начала необходимо посетить психиатра. Возможно, это веяние времени. Ведь технологичные протезы тоже появились относительно недавно. Можно предположить, что по мере того, как происходит техногенное развитие общества, и фабула психических расстройств тоже претерпевает определенные изменения. Так что нет ничего удивительного в том, что люди хотят стать роботами. Если раньше больные дисморфоманией ограничивались операциями на ушах и носах, то сейчас этот же известный симптом трансформировался в новую форму, которая требует изучения, подбора материалов. И это была бы серьезная тема в психиатрии.

— Вы много общаетесь с врачами? На ваш взгляд, человек с таким желанием может найти хирурга, который поможет ему осуществить мечту?

— Если хирург придерживается стандартного лечения, правового поля, то он никогда не пойдет на это. Подобное запрещено в рамках официальной медицины. Если говорить о криминальной хирургии, то допускаю, что за деньги такую операцию можно произвести.

Психолог Инна Гаврилюк согласна с коллегой.

— Синдром непринятия целостности собственного тела не включен в диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям, поэтому пока у этих людей можно диагностировать лишь психическое расстройство. По мнению европейских медиков, число индивидуумов, страдающих таким синдромом, измеряется тысячами. Но, насколько я знаю, реальная цифра настолько высока, что заинтересованные стороны предпочитают хранить молчание.

Ирина Боброва

Источник: Мир24

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ