Архив:

Иван Забегаев – человек в коляске, делает успешную карьеру в телебизнесе

Сценарист сериалов «Папины дочки» и «Воронины», в 17 лет получил тяжелую травму и оказался прикован к инвалидной коляске. В интервью Inkazan Иван Забегаев рассказал о производстве сериалов и жизни маломобильного человека в Казани.

О трагедии

Это случилось после 1 курса в спорт лагере КФЭИ на Казанке. Я просто нырял. Как потом выяснилось, это постоянная травма ныряльщиков — прыгать в воду, не зная дна. Люди на пляже вызвали скорую. Меня сразу увезли в травматологию на Горького. Сейчас её уже там нет, она переехала. В тот день мне повезло, дежурил хороший врач – нейрохирург (Виктор Николаевич Падиряков), который меня, можно сказать, спас. Потому что процент выживания при такой травме очень невысокий.

О восстановлении

Врачам сразу стало ясно, мне уже потом. Никто не пришел и прямо не сказал, что я буду парализован всю жизнь. Говорили, что нужно заниматься, будет потихоньку восстанавливаться. У меня по началу-то и руки практически не двигались, и сидеть не мог. Да вообще, полгода я просто лежал. Но после того, как со мной занимался инструктор, через какое-то время я смог сесть, кое что смог восстановить. Полтора года был прогресс, но потом к сожалению все застопорилось.

Из больницы меня выписали после того, как я устроил пожар. Не специально, конечно. На Горького я в итоге пролежал семь месяцев. И к этому времени я уже там обжился, обустроил так сказать, себе быт и комфорт. В палате были и микроволновка , и телевизор, и видеомагнитофон. Всё через удлинитель в одну розетку. Она-то, в конце концов, и загорелась. Пожарные во время тушения все залили, после этого, естественно, в палате оставаться было невозможно. Мы и так думали, что пора выписываться, а тут как раз случай помог.

52c17bbbb3316907322eeef489ee1ffc.jpg

Об учебе в институте.

В 1994 году я вернулся из США. Учился там целый год в средней школе по программе обмена, в штате Теннеси, в пригороде Мемфиса. На момент возвращения еще был жив отец, он работал в банке на хорошей должности. Поэтому я решил поступать в финансовый. Думал, что пойду по проторенной дорожке. И так как у меня была серебряная медаль, я сдавал только один экзамен – математику. Мама у меня как раз преподавала математику, занималась со мной и сама, и репетитора наняла, поэтому экзамен сдал на 5 без особых проблем.

После травмы я на год был вынужден уйти в академку. Мама помимо того, что постоянно за мной ухаживала, смогла договориться с институтом о том, чтобы меня восстановили на дневное обучение. Был в свое время в КФЭИ один замечательный человек — Игошкин Виктор Семенович, который помогал всем КВНщикам, фестивальщикам в учебе. А в студклубовском движении я уже успел принят участие на 1 курсе. В общем мама и Виктор Семенович пошли к ректору и договорились, что на сессию преподаватели будут приезжать ко мне домой. К сожалению, финансовый институт совершенно не приспособлен для людей на инвалидных колясках, поэтому

приезжать на занятия каждый день было невозможно. В общем так – семестр за семестром, в 2000 году я и закончил институт.

О КВН

Есть у меня хороший друг Артем Логинов. Мы с ним учились и в школе в одном классе, и в одной группе в институте. К тому времени он уже несколько несколько лет занимался КВН. И как-то он мне сказал: «Ты вроде не сильно занят, попробуй написать шутки для сценария». Я попробовал. Что-то было мимо, что-то сносно. В общем, в итоге какие-то шутки пригодились. Это меня обнадежило, я стал пробовать писать дальше. Какое-то время делал это один, дома. Артем меня редактировал, советовал, направлял.

Потом Артем свел меня с командой КВН «КоФЭИн». Это было в 2000 году. Они играли в то время в лиге «Республика». Им нужен был автор, а мне команда. Мы достаточно быстро сработались. Уже в 2001 году играли в финале лиги Республика. А в 2002 стали чемпионами. После этого я 11 лет в разной степени помогал командам КФЭИ как автор. Мы потом еще раз были чемпионами в сезоне 2004 года с «5 элементом». Примерно в это же время в республике собрали вторую сборную «Четыре татарина», большая часть КФЭИшников тоже вошла в ее состав. В 2003 году мы выиграли первую лигу, которая проходила в Казани, а в 2004 году поехали в Сочи и попали в Высшую лигу. Отыграли мы там два сезона — в первом дошли до полуфинала, а во втором дошли до финала и завоевали серебряные медали.

Я всегда участвовал в авторских сборах. Раньше они проходили в бывшем ресторане «Акчарлак» на четвертом этаже. В то время там находился театр КВН. А в саму Москву мы с командой выезжали дней за 10 до игры, продолжая писать, а актеры уже репетировать. Жаль только, что в Юрмалу так ни разу и не съездил. Там были трудности и с дорогой – нужно было делать пересадку, и с проживанием.

7f627e2755016af4c3b67a6409851df8.jpg

О поддержке государства

Я живу в специальном доме для инвалидов на Дубравной. Государство выделило мне эту квартиру на правах пожизненной аренды. То есть, она не в собственности. После того, как в нашем доме умирает кто-то из жильцов, его квартиру передают следующему в очереди. По моей информации, такой дом в Казани один. И конечно, на всех желающих квартир не хватает. И я не слышал, чтобы в Казани строили новые дома для инвалидов-колясочников.

Я получаю пенсию по инвалидности, около 17 тысяч. Это небольшие деньги. Они хотя и индексируются, но инфляция значительно опережает индексацию.

Раз в 6 лет я получаю комнатную коляску. Раз в 5 лет электрическую, на аккумуляторах. Естественно кризис коснулся и этой отрасли. Раньше выделяли голландские коляски, а сейчас китайские, качество которых оставляет желать лучшего. Хватает таких колясок ненадолго – сломаться может и электроника и металлические детали. А так как я их много эксплуатирую – постоянные поездки, подъемы на этажи, приходится покупать коляски на свои деньги.

О поездках

20 лет назад, конечно, был ужас. Да, ездил в санатории и по 2 раза в год, но это всегда было близко к подвигу. Сейчас многое изменилось в лучшую сторону – и самый большой плюс для меня — это вокзалы. Самолетом я практически не летаю – так как с учетом дороги до аэропорта и

от аэропорта – это длительное время надо сидеть, а в поезд заехал и сразу лег. Вокзал в Казани в плане доступности сейчас удобный, есть подземная парковка с лифтом, лифты в переходах между платформами. Раньше и подъехать нельзя было, и через пути меня на руках переносили. Единственное неудобство – расположение платформ: в Москве перрон и вход в вагон на одном уровне, а в Казани уровень пола поезда выше и дальше от платформы. Видимо, ошибка проектирования — когда делали насыпь под железнодорожные пути, не учли.

Еще одна проблема, с которой я сталкиваюсь при разъездах – это заказ билетов. Дело в том, что в поездах для инвалидов есть отдельные купе. Так вот главная беда в том, что нельзя купить билет на поезд онлайн. Требуют специальные документы — справку об инвалидности. А ее можно предъявить только в кассу. То есть здесь некое противоречие здравому смыслу – здоровые люди могут купить билет, не выходя из дома, а неходячие не могут. Я уже поднимал этот вопрос, писал в объединенный народный фронт (ОНФ). Они даже написали об этом у себя на сайте.

О мобильности инвалидов

Я считаю, что все зависит от человека. Если есть желание, найдется и возможность. У меня товарищ, тоже инвалид, своим ходом на коляске ездит на «Казань Арену» на футбол, в Татнефть арену на концерты. Ездит он на метро, с пересадками на автобусе. Один. В Казани есть автобусы с низким полом, откидным трапом. Но они ходят по расписанию, нужно заранее узнавать их график. Еще в моем доме живут ребята, которые играют в баскетбольной команде на колясках. Это спортивные парни, у них сильные руки. С этой командой они ездят по России на баскетбольные чемпионаты. Даже в Швеции были. В общем, мое мнение — в нашем положении важно быть занятым, не сидеть дома.

1346e5e87d0bbf589710e705926dcfd2.jpg

О доступной среде

Конечно, есть, куда расти. Но в последнее время стало намного лучше. Если сравнивать с Москвой, то у нас в чем-то даже лучше. Например, больше кинотеатров для инвалидов. В Москве я только один нашел, куда можно заехать и удобно встать, и то в зале IMAX. В Казани я хожу в «Корстон» — там есть плавный заезд, и можно встать посередине зала. Относительно удобно в «Сувар Плазе». Там сбоку приходится стоять, но нет ступенек. Я не везде был. Знаю, что в «Сити-Центре» и «Южном» неудобно. В «Кольце» только под самым экраном можно встать. В «XL» нужно целый этаж пешком подниматься. В плане кафе и ресторанов в Казани тоже далеко не все доступно.

«Казань Арена», конечно, это супер стадион. Там все удобно. Есть парковка для инвалидов. Есть лифт, на котором поднимаешься на саму площадку. Есть специальные места для инвалидов, ты смотришь футбол с места, откуда центральные камеры снимают. В «Татнефть Арене» я только на концерт ходил. Смотрел из партера. Соседи, кто ходят на хоккей, говорят, что удобно. В «Баскет-холле» мне тоже нравится.

Сейчас стало больше мест, где можно просто погулять — например по набережной, в обновленном парке Горького. На многих улицах, особенно в центре стараются делать скосы на поребриках для удобства заезда. Но к сожалению, это не везде.

О работе над сериалами

В 2007 году Артем Логинов, в то время уже работающий в этой сфере, предложил писать сценарии для сериалов. Тогда это был сериал «Кадетство». Артем сам брал несколько серий, сам писал их, а потом дал мне шанс тоже попробовать написать диалоги в несколько сцен. Ну, понятно, что с первого раза не получилось, были ошибки первого порядка. Но и было, за что зацепиться. Так что сотрудничество продолжилось.

В конце 2007 года появились «Папины дочки». Их мы писали уже в соавторстве с Дмитрием Белавиным. Сначала нам доверили писать только диалоги. В работе сценаристов диалоги – это начальный этап, наименее квалифицированный труд. Потом через несколько получившихся эпизодов мы брали серии писать уже под ключ. Сначала все писалось очень долго, первые серии месяц, потом все меньше и меньше. Постепенно серии «Папиных дочек»у нас стали получаться меньше, чем за неделю.

«Папины дочки» писались несколькими группами, была группа из Белоруссии, Москвы и т д. За 2 с лишним года мы нашей группой написали больше 40 серий.

О сериале «Воронины»

В 2008 году создалась компания «ГудСтори Медиа», и первым проектом этой компании как раз были «Воронины». В начале мы адаптировали американские серии. (Американская версия «Ворониных» называется «Everybody Loves Raymond») Нужно было написать 40 серий. Эти серии вышли очень с хорошим рейтингом, и канал СТС сразу заказал ещё 100 серий «Ворониных». Вот на этих сериях мы уже стали шеф-редакторами. В 2011 закончились серии, которые можно было адаптировать. А всего их было 199. 9 американских сезонов «спалили» за два года. Некоторые думают, адаптация — это легко, практически перевел серию и все. Но это не так. Встречаются сложные моменты, в основном из-за разницы культур, быта и менталитета. Например, в Америке в доме несколько туалетов, у нас один, а на этом построен конфликт серии. Надо что-то придумать. Или серия про сугубо американские праздники, где трогаются понятные только американцу темы. Тоже нужно выкручиваться.

9b2fa826938de3fd462be2f4a199ed62.jpg

Когда закончились адаптации, мы начали придумывать свои, оригинальные серии. Уже собираясь большим количеством авторов в одной комнате. И придумали за 3 года еще 117 серий. Всего, получается, мы писали Ворониных пять лет.

Если сравнивать наши серии и американские, то наверно, все-таки у них было все чуть интереснее, качественнее. То есть, если брать лучшие серии в американской версии, то они были лучше, чем лучшие серии, придуманные нами. Но у нас было очень много хороших серий, и они не испортили бы американский сериал. Но тут не стоит забывать, что в Америке пишут 24 серии в год, и снимают одну серию в неделю, с репетициями, читками актеров и так далее. Особенности нашего сериалопроизводства – это то, что у нас сезон в 20 серий показывается практически за месяц – по 4 серии в неделю. Из-за этого приходится и снимать быстрее и быстрее писать.

d0c429b5424337691b15632a82369718.jpg

О работе с Джереми Стивенсом

С самого начала съемок, а когда мы приступили к написанию оригинальных серий и в авторской комнате, с нами был американец Джереми Стивенс. Он работал на «Everybody Loves Raymond» все 9 сезонов. В Россию его прислала компания Sony, владелец прав на формат, как консультанта. Эти 5 лет он прожил в России, лишь раз в год уезжая домой, чтобы продлить визу. Когда мы в

первый раз с ним познакомились, ему было 73 года. Это, пожалуй, самый позитивный человек, из всех, кого я встречал. Оптимист до мозга костей. Ему все нравилось – русская еда, русские люди, даже погода. Насколько он восхищался Москвой, а когда мы четыре месяца работали в Казани, то наш город привел его еще в больший восторг. Конечно, он жил в центре и не пользовался общественным транспортом, но все же… И это было, кстати, еще до того, как прошла универсиада.

О производстве сериалов в России

Да, нам, конечно, далеко до лучших американских сериалов. Но в то же время наша индустрия тоже не стоит на месте. Все прогрессирует, всё движется вперед. Наша сериальная индустрия, по сравнению с американской, моложе в разы. Там снимаются сериалы с 50-ых годов, у них поколения людей работали в этой сфере, этот опыт передавался, совершенствовался. Развитость индустрии позволяет привлекать в сериалы бюджеты, а значит и кадры. За миллион долларов в США снимаются 24-минутные серии ситкома. И то, наверное, не топового.

Потом, у них больше каналов, на которых выходит развлекательный контент. Причем, всё лучшее сейчас на Западе выходит на платных каналах. HBO, Showtime, FX… А у нас пока такой культуры нет. Поэтому там и конкуренция выше. В США ежегодно пишется 10000 пилотов (пилот — первая серия сериала, после которой решается вопрос о трансляции), а после эфира на второй сезон продлевается два или три из них. Конкуренция, как известно, рождает качество. У нас в процентном отношении выживаемость пилотов выше. Но и требования к качеству из года в год растут.

Скорее всего, когда-то и мы догоним американские сериалы по качеству. Если будем постоянно расти, будут приходить и большие деньги. Потом, должны вырасти кадры. В первую очередь, это шоу-раннеры, продюсеры. Шоу-раннеры — это люди, которые отвечают за весь проект от сценария до финансов.

Продюсеры есть разные. Те, кто отвечают за творчество, креативные продюсеры. За производство — исполнительные продюсеры, они отвечают за то, чтобы все вовремя на площадку пришли, вовремя приехали, камеры все работали.

О любимых сериалах

Нет сериалов, которые я смотрю только для работы. Стараюсь смотреть больше пилотов. Юмористические сериалы, стараюсь смотреть все, хотя бы по одной серии.

Для удовольствия из драм смотрю «Игру престолов», «Форс-мажоры», «Карточный домик». «Фарго» посмотрел, оба сезона. Ситкомов много смотрю. В основном, на английском.

77484eb9cdb6eb9975cba73b7fdf9609.jpg

О новом проекте

Сейчас мы работает над совершенно новым оригинальным проектом. Это долгий процесс, занимает больше года. Чтобы написать сериал с нуля, нужно ответить на миллион вопросов. Нужно понять, чем этот сериал будет интересен, почему мы выбираем этот мир, почему про него рассказываем. Когда отвечаешь на этот вопрос, встает вопрос – каких персонажей мы хотим поместить в этот мир. При том, что на сегодняшний момент придумано столько уже всего. И ты стараешься создать что-то оригинальное и, конечно, смешное. Это большой труд. Потом, история, которую ты хочешь рассказать, должна быть сериальной. С открытым финалом. Чтобы она не заканчивалась, а можно было придумывать дальше.

Следующий этап – это написание пилотной серии. От поэпизодного плана до диалогов. Из пилота должно быть понятно, что это за история, что за мир, кто такие герои, чего от них ждать дальше. Все это очень непросто. Но это очень интересный новый опыт. Конечно, я считаю, что мне повезло с профессией.

Сейчас работа связана с проживанием в Москве. В Москве на выходные стараюсь куда-то выбираться. Здесь есть интересны места, где можно погулять и время провести, одни только театры чего стоят. Но родной Москва мне не стала. У меня там ощущение, что я не дома. На каникулы всегда возвращаюсь в Казань. Я люблю Казань. Считаю его родным городом

Источник: Инказан.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ