Архив:

Передвижение по средствам. На чем хотят ездить и на чем ездят инвалиды

В Русфонд довольно часто обращаются родители с просьбами помочь приобрести инвалидные коляски для их детей. Что в общем-то странно: государство через Фонд социального страхования (ФСС) должно обеспечивать техническими средствами реабилитации всех без исключения детей, которые в них нуждаются. Оно и обеспечивает. А просьбы к нам все идут и идут.

"Выдали коляску, но ребенку с ДЦП в ней неудобно сидеть. И мне неудобно: коляска тяжелая, громоздкая — ни в лифт, ни в автобус не входит",— говорит Оксана Сахарова, мама восьмилетнего Мирона. "У коляски фиксированные колеса, и чтобы повернуть, ее надо приподнять. Она у нас меньше года, а винты уже сломались, ручка отвалилась",— объясняет Анфиса Шереметьева, мама четырехлетней Насти, родившейся с поражением головного мозга. "Ремней безопасности нет, подголовники жесткие, от них у сына шея болит и позвоночник в постоянном напряжении",— жалуется Юлия Павлова, сын которой недавно перенес операцию на тазобедренном суставе. Это типичные отзывы родителей об отечественных и китайских колясках, которые государство предоставляет их детям.

Получению инвалидной коляски предшествуют медико-социальная экспертиза и оформление индивидуальной программы реабилитации. В этом документе записывается, какая именно коляска необходима ребенку. Но по факту люди получают нечто "среднее по больнице". Потому что государство закупает коляски у поставщиков, которые предлагают дешевые, но, как выясняется, далеко не всегда качественные изделия. И выбирать родителям детей-инвалидов приходится из того, что есть.

"В Москве на коляску выделяется около 32 тыс. руб.,— рассказывает сотрудница региональной общественной организации инвалидов "Перспектива" Мария Генделева.— За эти деньги можно приобрести только коляску плохого качества — китайскую или самую дешевую российскую. Служат они недолго, в эксплуатации неудобны. А цены хотя бы относительно неплохих отечественных колясок начинаются от 60 тыс. руб., хороших немецких — от 120 тыс. руб.".

По словам Марии Генделевой, суть проблемы — в обезличенном отношении чиновников к инвалидам: "У каждого инвалида свои особенности: то, что подойдет ребенку с ДЦП, не устроит ребенка с симптоматической эпилепсией. Купить для них одинаковые коляски все равно что всем выдать кроссовки одного размера".

В Фонде социального страхования говорят, что никто инвалидов не неволит, каждый вправе самостоятельно выбрать себе кондиционную коляску нужной модификации с необходимыми параметрами. А затраты на нее государство компенсирует. Но проблема в том, что эта компенсация не превышает цены, по которой закупались коляски на последних по времени торгах, то есть тех же 32 тыс. руб.

Каковы перспективы решения проблемы? Или и в будущем чиновники будут действовать по принципу "главное — обеспечить, а чем именно — неважно"? В прошлом году Всероссийское общество инвалидов потребовало изменить правила закупки протезов и инвалидных колясок: отойти от обязательных аукционов и закупать только то, что реально необходимо конкретным людям с их конкретными особенностями. ФСС согласился с этим предложением, пожаловался на недобросовестных подрядчиков, но на этом все и кончилось.

На специализированных интернет-форумах можно найти всевозможные инструкции, как добиться в ФСС, чтобы в программу реабилитации было вписано нужное средство, как правильно обращаться в прокуратуру, на какие законы и подзаконные акты ссылаться. Кто-то делится удачным опытом: наотрез отказался от коляски, предложенной в региональном отделении ФСС, обратился в прокуратуру, но тут чиновники пошли на попятный и купили дорогую коляску с электроприводом. Счастливчика поздравляют, консультируются. Но далеко не у всех есть силы выцарапывать у государства жизненно необходимую вещь. Тем более у людей с инвалидностью.

Артем Костюковский

Источник: Коммерсантъ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ