Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Такая, какая есть»

"Нас, спортсменов, пугают: говорят, что кофеин внесут в допинг, – шутит Наташа Рыхова, потягивая латте. – А я ведь страшный кофеман. От того что алкоголя нельзя ни капли – не страдаю, а без кофе жить не могу". Мы сидим в кофейне одного из торговых центров – только потому, что здесь через 40 минут у нее начнется тренировка. Наташа – мастер спорта по стрельбе из лука, чемпионка. Ей 32 года, хотя на вид не больше 18. Рядом с нашим столиком стоит инвалидное кресло...

Запись в трудовой: спортсмен

– Ты только не пиши обо мне, что я мужественно борюсь, что-то там преодолеваю, – не нужно этого пафоса. Я просто живу, такая, какая есть, изменить в себе что-то я не в силах, – Наташу на самом деле язык не повернется назвать инвалидом. Она и сама не любит это слово, говорит:

– Так же как совершивший ошибку – не обязательно дурак, так и тот, кто ограничен в возможностях, – не инвалид. Просто человек с инвалидностью.

О том, что она чем-то «ограничена», забываешь буквально через несколько минут разговора. Даже неловко писать, что тяжелейшая электротравма в 13 лет лишила ее возможности танцевать, как она любила в детстве. Можно было бы ожидать, что все – на этом нужно ставить точку. Но оказалось, что для нее это скорее пауза для нового старта.

72bdfdbef09da4490b9b459ef6d295b5.jpg

Жизнь не кончилась – изменились цели. В 15 лет Наташа переключилась на вокал и долгие годы профессионально пела классику, романсы, научилась прекрасно играть на гитаре, как исполнитель выигрывала федеральные конкурсы, потом сколотила свою рок-группу... О том, что это солистка с инвалидностью, знали немногие – Наташа выходила на сцену в протезах. Она считала: ее будущий муж Михаил не знал тогда, что с ней.

– Мы познакомились в общей компании, как многие пары. Ничего особенного, никакой романтики, даже похвастаться особо нечем, – улыбается она. – Мне долгие годы казалось, что Миша не знал тогда о моей инвалидности, и только недавно он признался: нет, был в курсе. И это его совершенно не смутило.

Оба на тот момент учились в политехническом институте. Потом было как у всех – свадьба, первенец. В роддоме, где Наташа лежала на сохранении, и сейчас, спустя 11 лет, ее помнят. Дело не только в том, что сама пациентка была необычной. Запомнилось отношение супруга – казалось, он готов был носить ее на руках, это был такой запас нежности и любви, что хватило бы с лихвой на половину отделения. Девчонки шепотом обсуждали это и даже тихонько завидовали.

Сын Кирилл уже в 4-м классе. С политехническим институтом у Наташи так и не сложилось, сейчас понятно, что это было к лучшему – внезапно жизненные планы поменялись. В 2012 году она начала заниматься спортом. Сначала, как говорит сама лучница, «несерьезно»: разве спорт – две тренировки в неделю по полтора часа? Но потом занятие, выросшее из реабилитации, стало для нее основной деятельностью.

– Серьезно я ушла в спорт два года назад. Могу сказать, именно тогда моя жизнь в очередной раз круто изменилась, – рассказывает она. – Сейчас в моей трудовой значится: спортсмен. Тренировки – по две ежедневно – стрельба, кроссфит, жесткий режим, по которому во время соревнований живет вся наша семья. Поступать буду в педагогический на «физическое воспитание».

Обязательных соревнований у лучников – четыре в год, летом и зимой. Летом лучшие результаты показывает Центральная Россия, зимой – сибиряки.

«Мои жизнелюбивые песни»

Рыжовы – необычная семья: так получилось, что вслед за Наташей в спорт потянулись близкие, хотя логичнее было бы ожидать, что все будет наоборот.

– У мужа болела спина, три года звала его в спортзал, но он много работает, и времени все не находилось, – вспоминает спортсменка. – И вот перед очередными сборами, когда у меня был строжайший режим, а у него опять проблемы, я вспылила – и отправила его в спортзал. И на этот раз он пошел.

027af13e90fff2ce368c5e463b21d69d.jpg

Одна из двух обязательных ежедневных тренировок для Наташи – кроссфит (считается, что это – убойная методика из функциональных и силовых упражнений). Теперь им занимаются еще и муж, сын, свекровь.

– Это направление дает силу, выносливость, – она на минуту задумывается, – но для меня не это главное. Важно, что каждый раз ты приходишь на тренировку и не знаешь, что тебя ждет – каждый раз занятия другие. Может, сегодня тренер скажет тебе, что нужно учиться ходить на руках. Я это хоть пока не умею, но уже пробую. Победа любая – не самоцель, хоть, не скрою, радует. Это путь к другому, но это уже очень личное.

Своих коллег-спортсменов Наталья считает семьей: в спортзале друг друга знают, лишних людей здесь не бывает – все сопереживают, стараются помочь и поддержать. Наташа занимается на кольцах, поднимает веса – и делает почти все, что может любой другой человек. Только с большим упорством. Не зря тренер по стрельбе из лука говорит: ее можно использовать как живой пример, мотивирующий работать более упорно, не жалея себя, выжимая максимум из своих возможностей. Какими бы они ни были.

Если кроссфит готовит к тому, что каждую секунду все может измениться, то стрельба из лука, по словам Наташи, учит спокойствию, умению слушать себя.

– Я человек, который всегда куда-то бежит, переживает, может психануть, – рассуждает она. – Мне трудно находиться в состоянии покоя, всегда нужно что-то делать. Вот когда я перетренировалась, мне дали больше месяца отпуска! Стало скучно – и я записала свой первый альбом.

Наталья шутит, что ее творческий кризис продолжался 30 лет: до этого возраста она песен не писала, хоть и была своя рок-группа с каверами, были стихи, но вот песен не получалось. Потом случилась очередная поездка в Новосибирск на рок-фестиваль, после которого группа распалась, а она начала писать.

– Там услышала одну рок-исполнительницу, у которой были очень нежные песни. Я их слушала – и в какой-то момент написала песню. Поняла: не нужно ничего из себя изображать, не нужно ждать сверхрезультата, нужно просто быть собой. И за полтора года у меня набралось песен 25, из них 10 вошли в мой альбом.

Выбрать было сложно, но на первом диске остались только легкие, оптимистичные, как сама Наташа говорит, жизнелюбивые песни. Ключевая песня сборника: «Если ты захочешь, лети!» В ней говорится о том, что хороши все дни – нужно только верить в себя, верить в чудо, и тогда все становится возможно. К исполнительнице уже обращались продюсеры с просьбой продать песни, она подумала и отказалась. Говорит, ей важно, кто и как будет их исполнять, а этого в точности никто гарантировать ей не смог.

«У нас тоже все меняется»

На тренировки спортсменка ездит на своей машине. Полтора месяца, которые ей пришлось прожить без личного транспорта, она до сих пор вспоминает с ужасом: городской общественный транспорт совершенно не приспособлен для коляски. Но в своем районе улицы Копылова передвигаться у нее получается без особых проблем, хоть ни на одно родительское собрание у сына за четыре года она пока так и не попала – пандус там установили только вот-вот.

– Была в Америке с проектом «Мы – равные», и я бы не сказала, что там идеальная доступная среда. Там тоже есть над чем работать. У нас потихоньку все меняется, но мы вступили на этот путь позже – поэтому все так и идет медленно.

Наташа уже несколько лет не носит протезы: говорит, они нужны ей только для того, чтобы подниматься по лестницам. Как именно выглядит, для нее не так уже и важно. Она почти не выступает на концертах – говорит, что в какой-то момент перестала видеть себя на сцене. Не хочется никому ничего доказывать – хочется просто жить и творить для своих родных. Хотя на самом деле ее семья – намного больше. Это и спортсмены, и музыканты, и просто друзья, которых этот человек ежедневно заражает оптимизмом. После общения с ней становится понятно: жизнь, какой бы она ни была, – в руках человека. И наши возможности зависят только от того, какими мы сами их видим. У этого человека они на самом деле безграничны.

Анна Павлова