Архив:

Миллион по знакомству. Инвалид из Барнаула после пяти лет борьбы готовится к переезду в новое жилье

Максим Богдан — инвалид I группы, у него нет обеих ног и парализована левая сторона тела. В силу обстоятельств 34-летний мужчина живет в доме-интернате, а его жена Любовь с младшей дочерью ютятся на 11 «квадратах», доставшихся ей в родительском доме. Они поженились пять лет назад, но видеться супруги могут, только когда жена приходит на работу в интернат. Все эти годы Максим безуспешно пытался получить жилье от государства, и теперь его мучениям положен конец. Мир не без добрых людей, и наш герой в этом убедился.

Откликнулась и не пожалела

Мы беседуем с Максимом в небольшой комнате на четверых человек в доме-интернате. Этот сильный духом человек перенес тяжелые испытания судьбы. В юности потерял мать, во время перестройки бежал из Казахстана. Несколько лет назад обморозился и лишился ног. Теперь вынужден жить в доме-интернате для инвалидов. Но Максим нашел в себе силы и желание жить дальше и развиваться. Он стал активным пользователем Интернета и соцсетей, где встретил немало друзей и единомышленников. Главная причина его ренессанса — Любовь. Нянечка интерната влюбилась в своего подопечного, и вот уже пять лет супруги счастливы в браке. Не хватает лишь собственного жилья.

…В юности парень искал работу, однако без «корочек» найти что-то высокооплачиваемое было сложно. Приходилось перебиваться случайными заработками на рынке. Однажды на него напали, неожиданно ударили сзади по голове. События того дня он помнит смутно, увечья получил серьезные: черепно-мозговая травма, левосторонняя парализация, амнезия, поражение речи, нарушение вестибулярного аппарата. После лечения в барнаульской больнице парень пытался восстановиться: разгадывал кроссворды, решал задачки, учил стихи, отгадывал головоломки и ребусы.

Пока лежал в больнице, какие-то вандалы разграбили его и без того небогатый дом. Максим вновь пришел на рынок, но здоровье было уже не то. За копейки перебирал овощи и фрукты, денег едва хватало. В доме не было отопления. В канун нового, 2010 года стояли 40-градусные морозы. Несмотря на ботинки и два одеяла парень обморозился, скорую вызвали слишком поздно, диагноз — прогрессирующая воздушная гангрена. Обе ноги ампутировали до колен…

…Пробыв в больнице девять месяцев, добился места в Центральном доме-интернате Барнаула для престарелых и инвалидов (родной дом за время его отсутствия разрушился). «Все это время пролежал, не вставая, в койке, помогла женщина, верующая, «случайно» пришедшая в больницу, ее звали Любовь. Она смогла добиться, чтобы меня определили в дом инвалидов», — вспоминает Максим.

С пенсии, из которой вычитается 75% за проживание, он сумел скопить на компьютер и рассказать свою историю в Интернете. Осенью 2010 года Максим познакомился с нянечкой интерната, которую также звали Любовь. После развода с мужем женщина ютилась на 11 квадратных метрах с дочкой. Уставшая от проблем, она уже было отчаялась встретить сильную опору, но тут появился он. Мужчина оказался очень интересным собеседником: давал ценные советы, читал стихи собственного сочинения о любви.

Постепенно взаимная симпатия переросла в нечто большее — настоящую любовь, на которую Люба, вопреки всем предрассудкам и стереотипам, откликнулась. И не пожалела. «18 августа 2011 года мы поженились, и в этом году отметим «деревянную» свадьбу, — радостно сообщает наш герой. – Уверен, что это случится уже в новом жилье».

Бюрократическая машина

Приходя по утрам на работу, Любовь рассказывает об успехах младшей дочери, которая стала для Максима приемной. Он делится своими новостями. Жить «на два дома» им с каждым днем все тяжелее. К тому же у Любы в доме складывается тяжелая криминогенная обстановка с соседями — специфическим контингентом. Чтобы встать в очередь на жилье, инвалиду предстояло собрать пакет документов. Это снова сделала Люба, выложив за каждую справку немалые деньги. Документы были приняты на рассмотрение в комитете ЖКХ администрации Барнаула, а через месяц пришел ответ — отказать.

«Написал письмо и разослал в московские верховные и регламентирующие структуры. В адрес администрации Барнаула из Москвы пришло поручение: деньги, затраченные на первый пакет документов, вернуть и поставить в очередь», — рассказывает Максим.

В 2012 году его внесли в список ожидающих жилье социального найма 113-м по счету. Через год стал 105-м. Перспектива получения квартиры лет через 15-20 молодого человека не воодушевила. Он стал изучать законы дальше и выяснил, что, согласно статье 17 Федерального закона № 160-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ», может быть внесен в «Сводный реестр граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий» как инвалид, которому предоставят жилье по договору социального найма общей площадью 28 кв. м. Чтобы это доказать, пришлось побороться с местной властью в судах.

После победы в трех процессах в 2014 году с помощью адвоката, работа которого тоже стоила денег, Максима внесли в Сводный реестр, поставив на очередь в качестве компенсации за упущенное время с 2012 года под № 12. Верной помощницей инвалида стала бывшая московская журналистка с богатым опытом работы, писательница Карина Мусаэлян (Аручеан). Помогая парню с далекого Алтая, она связывалась с юристами, выписывала законодательные акты, по которым можно было ориентироваться в решении вопросов, и консультировала Максима. Правда, с тех времен он так и остается 12-м в очереди.

«Один из чиновников предложил мне некий «компромисс» — переехать в другой интернат, — вспоминает Богдан. — Жить в одиночной комнате на 10 «квадратов». За это я должен платить 8 000 рублей, еще столько же моя жена — итого 16 тысяч. Причем она будет жить в комнате нелегально, как будто приходит в гости. Мол, это нарушение, но ради вас мы на него пойдем. Причем о дочке не сказали ни слова. Конечно, я отказался».

В марте 2014 года решением филиала № 1 ГУ Алтайского регионального отделения Фонда соцстрахования РФ Максима поставили на учет по обеспечению креслами-колясками с электроприводами (комнатной и прогулочной). Ему сложно управлять самостоятельно механическим средством передвижения. Прошел год, но он так и не получил ни одной. Лишь с помощью благотворительного фонда «Помоги.Орг» и вмешательства неравнодушных людей удалось приобрести современную коляску, управляемую без усилий.

Воздалось по трудам

Казалось бы, этим мучениям двух любящих людей не будет конца. Сколько копий еще нужно сломать в борьбе с бюрократической машиной, прежде чем инвалид получит нормальное жилье. Максим — глубоко верующий человек. В Интернете он не только изучает законодательство и пытается подработать, но и общается с православными христианами. В одно прекрасное утро его знакомая написала опешившему собеседнику, что продала бизнес и безвозмездно дарит ему миллион (!) рублей.

«Сначала позвонила и спрашивала, почему не могу снять жилье и жить с семьей, — уточняет наш герой. — Я ответил, что, как только уйду, нужно будет выписаться, а когда выпишусь, то тут же, по нашим «справедливым законам», меня снимут с очереди, на которую встал с таким трудом. Потом, после долгого разговора, она сказала, что пора положить конец моим страданиям и сообщила, что продала маленький бизнес, который немного поддерживал ее саму — инвалида второй группы, и дарит мне деньги на жилье. До этого спрашивала, можно ли за миллион купить жилье в Барнауле, тогда уже начали появляться мысли, но принять их я даже опасался. Это не просто человек с улицы, а моя сестра по вере из Москвы. Все последние пять лет она поддерживала меня, молилась, следила за моей борьбой».

Теперь перед Максимом и Любой встал новый вопрос. Миллион — это, конечно, много, но купить на него квартиру проблематично. К тому же нужно несколько минимальных условий. Лифт или первый этаж, пандус у подъезда, ведь любая ступенька или выступ — непреодолимая преграда.

«Нашли квартиру-студию на 26 «квадратов», будем жить там с женой и дочкой, — радостно делится планами Максим. — Цена — 1 150 000 рублей, 150 тысяч возьмем в кредит. Недавно узнал, что у меня есть право на субсидию в размере 600 тысяч, но собрать документы не успел, реестр уже набран, и нужно ждать еще год. Но больше ждать не можем, так хочется в новое, свое жилье. В банк еще не обращались, надеюсь, одобрят. Если бы не моя благодетельница, я бы до глубокой старости стоят в очереди. У меня есть и свой юрист, которая уже не практикует, но ради нас сделала исключение и будет помогать нам».

Любовь слушает мужа, скромно улыбаясь. Глядя на них, можно только искренне порадоваться, что у этих людей после стольких испытаний есть любящая вторая половинка и здоровое желание жить, а скоро будет свое жилье. «Сегодня поедем смотреть квартиру», — радостно сообщает Люба. Казалось, несчастья поставили крест на дальнейших жизненных перспективах Максима, но он не сломался, выдержал, благодаря характеру, вере и силе любви, преодолел уже почти все невзгоды и сумел выйти победителем.

Александр Захаров 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ