Архив:

Сад солнечных людей. Как общение с природой помогает инвалидам и пожилым людям вновь поверить в себя

Первомайский психоневрологический интернат расположен в 20 км от Костромы. Скромную табличку–указатель на трассе заметишь не сразу. В официальном названии указано: «учреждение закрытого типа». Случайных гостей здесь не бывает. Каждый, кто сворачивает направо с трассы, ведущей на Нерехту, знает, что там, за забором, — отдельный мир, созданный для трех сотен людей. Мир, сузившийся до нескольких гектаров за металлическим забором…

И потому столь велико удивление тех, кто ступает на территорию впервые. Здание утопает в яблоневом цвету. На белом фоне как яркие пятна — желтые деревянные кораблики, голубые домики, красные чашки, давшие вторую жизнь автомобильным покрышкам. А еще — добродушные гномики, ослики, пчелки.

– Кто-то говорит, что у нас тут детский сад, — улыбается встречающий меня воспитатель. — Это их дело. Нам очень нравится. Да что там, нравится. Некоторых так к жизни возвращают.

– Правильно называть наших пациентов проживающими, — говорит директор интерната Михаил Ирейкин. — Но мне больше по душе слово «клиенты».

«Клиентов» здесь 265 человек. Большинство — пенсионеры с непростыми диагнозами: умственная отсталость, старческое слабоумие, обширные физические недостатки. Не все способны передвигаться и даже вставать с кровати без посторонней помощи. Живут в интернате и молодые, и даже совсем молодые люди.

– Почти у всех есть дети, братья, сестры, мамы, папы, — рассказывает Михаил Яковлевич. — Сейчас любой гражданин может направить в социозащитное учреждение недееспособного родственника. Достаточно доказать государству, что обеспечить надлежащий уход и лечение в домашних условиях нет возможности. Кто-то уходит на работу и боится, что больной человек затопит соседей или подожжет квартиру. Кто-то не хочет тратиться на врачей и сиделок. А кто-то спасает право на свободную жизнь (пауза). Мы не судьи. У нас другая задача — помогать жить. Жить, каким бы тяжелым ни был диагноз. Вытаскиваем больных из состояния полной подавленности. Разрушаем монотонность жизни и пытаемся наполнить ее смыслом.

4065667acc8a115c633b48bf7bfbaf07.jpg

За годы существования интерната здесь накопили богатейший опыт «возвращения» людей в общество. Почетное место в списке методов адаптации и реабилитации занимает трудотерапия. Пенсионеры и молодежь вместе шьют, рисуют, лепят из глины, пилят поделки из дерева, красят бордюры, копают грядки. Все то, что здоровые люди воспринимают, как неизбежную необходимость, здесь дает особые результаты.

– Труд положительно влияет на общее состояние здоровья, — подчеркивает заместитель директора по социально–реабилитационной работе Любовь Берегова. — Пациенты видят результаты, у них появляется удовлетворение от успеха, от того, что их поблагодарили, похвалили. Вырастил человек, например, яркий цветок. Смотрит на него и радуется. Меняется даже внешний вид. Кстати, общение с природой отлично сглаживает эмоциональные всплески. Мы переключаем внимание пациентов на труд и, тем самым, отвлекаем их от нехороших мыслей.

Ощутимая связь между садоводческой деятельностью человека и его психическим здоровьем сделала гарденотерапию (от англ. garden — сад. — Примеч. РП) одним из передовых методов реабилитации. В теории эта область психологии и медицины изучена мало. Действуют врачи и воспитатели, как правило, интуитивно, тем не менее, добиваясь желаемых результатов.

– У многих наших пациентов ослаблена память, — рассказывает заведующая социально–медицинским отделением Александра Кузихина. — Мы им даем информацию дозированно. Рассказываем о видах растений, особенностях, правилах ухода. Изо дня в день повторяем одно и то же. В конце концов, они запоминают. Пытаются применить знания на практике. Различные цвета, внешний вид, запахи растений развивают сенсорные чувства. Работа с семенами и саженцами улучшает мелкую моторику, а она напрямую связана с мозговой активностью. Отсюда и память лучше, и внимание.

В стенах кабинета все это кажется невероятным. Словно понимая это, врачи и воспитатели предлагают прогуляться по территории интерната. Теплый солнечный день. Во дворе — аншлаг. За каждым нашим шагом пристально следят десятки любопытных глаз.

– Наши пациенты боятся незнакомых людей, — поясняет Александра Дмитриевна. — Подход нужен. Те, кто в интернате недавно, часто испытывают дискомфорт из-за физических недостатков. Они замыкаются, перестают воспринимать окружающих, отказываются от помощи. Этот психоэмоциональный барьер мы снимаем как раз посредством контакта с природой. Люди начинают заниматься садоводством. Сначала концентрируются только на своей клумбе. А потом постепенно знакомятся, раскрываются, рассказывают об успехах, делятся проблемами, спрашивают совета. Постепенно человек перестает себя стесняться, забывает о болячках. Да, Слава?

Доктор окликает молодого человека на инвалидной коляске, который что-то увлеченно рассказывает компании ребят.

– Слушаю вас, Александра Дмитриевна, — откликается Слава.

– Это Слава Ермолин, — объясняет доктор. — Наш главный копарь, пахарь и садовод. Он все знает: куда посадить, что прополоть, когда полить. Он с грядок не вылезает целыми днями. Продолжает диалог: «Слав, расскажи, что тут у тебя растет?».

– Здесь кабачки, там капуста и вот в том углу тоже капуста. В понедельник буду картошку сажать, чеснок, лук и огурцы. Что? Уже посадили? (Оборачивается назад. — Примеч. РП) Видите, огурцы посадили без меня, негодники!

– Слав, можно я сфотографирую вас рядом с вашими зелеными питомцами? — спрашиваю я.

– Без проблем, — отвечает Слава. Легким движением соскакивает с инвалидной коляски и шустро движется между грядками клубники, опираясь на руки. Заметив в моих глазах немой вопрос, добавляет: «Думаете, если я ходить не могу, значит, я ни на что не годен? Ничего подобного. Я грядки сам копаю, никому не доверю. Вон в том году капусту вырастил с футбольный мяч. И клубники было море».

– Слава в детском доме с рождения, — рассказывает Александра Кузихина, продолжая экскурсию. — Был замкнутым, почти не разговаривал. Жил в каком-то своем мире. Сейчас в это сложно поверить.

dec9b5945268c5d0e282182c5b8ebfde.jpg

– Смотрите, смотрите, это я все сделал, сам покрасил и вскопал, — прерывает диалог голос из-за спины. Оборачиваюсь. Оказывается, за нами следует другой молодой человек — тоже на коляске, который изо всех сил пытается обратить наше внимание на клумбы справа.

– Это Валера, поясняет доктор. Другой наш садовод. Валер, расскажи, как ты копаешь?

– Так на коленках! — отвечает Валера. С уверенностью, что была бы у любого здорового человека, задай ему тот же вопрос.

– А мы теплицу доделали, — врывается в нашу беседу голос на пару десятков децибел громче предыдущего.

– Молодец, Зинаида Владимировна, — улыбается Александра Дмитриевна. И поясняет: На этих грядках у нас Зина и Лена — главные. Сажают, поливают, пропалывают. Ну, и урожай собирают. С товарищами охотно делятся, даже банки на зиму закатывают все вместе.

– Огород — это только часть нашего общения с природой, — продолжает беседу воспитатель Светлана Коноплева. — Мы высаживаем цветы, оформляем клумбы. У нас здесь растут петуньи, бархатцы, астры, примулы, садовые ландыши и даже розы. Цветы вырабатывают привязанность. Человек чувствует ответственность за растение, которому он дал жизнь. Он заботится о нем, ухаживает. Успехи здорово повышают самооценку, дарят уверенность в своих силах и мотивируют на активную жизнь. У людей исчезают тревоги, приступы агрессии или, наоборот, апатии. Именно с полезной деятельности начинается возвращение человека к полноценной жизни.

Практику гарденотерапии широко распространяют и в других интернатах и центрах социальной помощи региона. Глядя на эти светлые лица, сияющие добротой глаза и искренние улыбки, ни капли не сомневаешься, что здесь, на трех гектарах земли сложилось общество, не менее полноценное, чем то, что за воротами. «Человек — дитя природы», — любят повторять многие, часто не подозревая, какие чудеса она способна творить. 

Ольга Князева

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ