Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Лицо – из пластика, вёдра – из жести

Я жму руку Остапу Бендеру, хлопаю по спине Василия Тёркина и поднимаюсь наверх в помещение Красноярской специальной библиотеки — центра социокультурной реабилитации инвалидов по зрению, где проходит библионочь. Я настроен ничему не удивляться. Тем более что Геннадий Вдовенко и Александр Шушков в костюмах литературных героев смотрятся весьма достоверно.

Библионочь проводилась не только для незрячих. Присутствовало много детей из разных школ, в том числе из коррекционных. Так как слабовидящие читатели стараются вернуться домой засветло, акцию было решено провести не ночью, а вечером. В этот вечер проходили мастер-классы, викторины о кино. Организаторы даже устроили небольшое лазерное шоу. Библионочь нынешнего года, Года кино в России, посвящена кинематографу. Церемония открытия так и назвалась: “Камера. Мотор. Читаем!”.

Я познакомился с интересным, увлечённым человеком, руководителем киногруппы при спецбиблиотеке Александром Дыбиным.

— Сейчас начнётся съёмка, — говорит Александр. — Мы намерены за час снять игровой ролик по мотивам сказки “По щучьему велению”. Я буду постоянно сновать по коридору между двух помещений, вы уж пытайтесь войти в наш ритм и “освещать” нашу деятельность. Дети у нас занимаются разные. Есть инвалиды, есть ребята из обычных школ. Кто-то играет, кто-то рисует, кто-то придумывает эпизоды к сюжетам, костюмы… Ребята осваивают съёмку, монтаж и озвучивание. Тут многое ложится на плечи Константина Яблокова.

Я вижу спину уходящего гуру детской студии Дыбина и переключаюсь на Константина.

— Я в студии уже несколько лет, при поддержке Александра Николаевича создаю свою группу, — рассказывает Константин. — Мы называемся “Moon cinema studio”, или “Лунная киностудия”. Ну и, само собой, я заканчиваю среднюю школу. Музыкальную школу закончил на отлично по классу скрипки и фортепиано. Мы сняли несколько фильмов: игровые и документальные ролики. Они о разном. Особенно ценю кино о нашей реальной жизни.

Тут начинается предсъёмочная лихорадка. Суета, как ни странно, происходит вокруг розетки. Выясняется, что в отведённом под кинопавильон помещении розетки обесточены. Директор библиотеки Павел Пермяков лично воодушевлял электрика на ликвидацию неисправности.

Съёмка идёт на автономном запасе энергии камер. Но монитор не включить, участники съёмки и посторонние, вроде меня, отснятый материал не видят. Сценарий, на мой взгляд, чуток странноват. Наталья Ерышева читает основной, творчески и с юмором переработанный текст сказки, а реплики персонажей одни и те же. Порой они идут невпопад, но это так задумано. Кинодейство напоминает застольное развлечение с прочтением записок из мешка. Весело, как в Новый год. Стучу костылём по полу и спрашиваю: “Каскадёр не нужен? А цензор?”

“Только не цензор, лучше уж каскадёр, — шутит Александр Елтышев, режиссёр. — У нас ещё ни один не дожил до конца съёмки!”

Киношники веселятся, а я отправляюсь на площадку, где идёт разговор о мироощущении незрячих, о городской среде и толерантности. Ведёт разговор сотрудник библиотеки Инна Толстихина. Присутствует много старшеклассников и студентов Красноярского педагогического университета имени Астафьева. Молодым людям предлагают завязать глаза. Почувствовать себя незрячим. Присутствующие пробуют узнавать привычные предметы на ощупь: ложка, кисточка, вороночка и… клизма! Рассказывают о своих ощущениях от предмета, даже пытаются определить цвет. Ребята узнают о том, как правильно сопровождать слепого, кто кого берёт под руку (что особо отрадно, некоторые это сами уже знают). Знакомятся с современными средствами тифлотехники, с книгами с брайлевской печатью… Особый интерес вызвали книги с барельефными иллюстрациями ручной работы. Автор представленных иллюстраций Екатерина Жукова прокомментировала особенности их изготовления:

— Основная задача таких книг — максимально точно передать тактильные ощущения от изображаемых на них предметах, — говорит мастер.— Например, вот персонаж из последней книги к юбилею Михаила Шолохова. Откроем страницу с иллюстрацией персонажа романа “Тихий Дон” Аксиньей. Лицо женщины гладкое. Оно из пластика. Костюм из ткани. Коромысло вызывает ощущение, что оно сделано из дерева, а вёдра вырезаны из настоящей жести.

В заключение ночи состоялось чествование библиоманов, активистов специальной библиотеки. Но, на мой лично взгляд, в таинстве общения человека с книгой нет побеждённых и победителей. И главное — библиотеки ждут своих читателей. 

Сергей Баршай

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ