Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

На четвереньках из трамвая. Как в Новосибирске создают «Доступную среду»

Пока власти реализуют программу «Доступная среда», строители почему-то продолжают сдавать объекты без пандусов и грузовых лифтов. Почему инвалиды по-прежнему не пользуются пандусами в общественном транспорте, и как получилось, что новые детские сады сдаются без соблюдения требований доступности.

Времени жалко?

Программа «Доступная среда для инвалидов» в Новосибирске принята ещё в 2012 году. За это время удалось оборудовать многие социально значимые объекты пандусами и тактильными и цветовыми полосами для людей с плохим зрением. Пусть список этих мест не такой длинный, но он постепенно растёт. Уже сейчас по городу ходит 122 экипажа общественного транспорта с низким полом, в которые удобно заезжать на коляске. Конечно, чтобы попасть на них, нужно заранее рассчитывать время выхода из дома, и всё-таки это лучше, чем совсем ничего.

Между тем проблем по-прежнему много. «На днях мне пришлось стать свидетелем такой картины, – рассказал Влад Щедровицкий, житель Новосибирска. – Подъехал трамвай, из него выполз на четвереньках человек с ампутированными ниже колена конечностями. На улице шёл дождь, и на остановке собралась небольшая лужа. Он встал коленями прямо в эту лужу, а его жена тем временем выкатила инвалидную коляску. Мужчина ухватился руками за поручни коляски, ловко запрыгнул в неё, и они покатили дальше».

Мы поинтересовались у кондукторов, часто ли они опускают пандус, если с ними едет инвалид-колясочник. «Чтобы открутить пандус, нужно просить водителя, и мы простояли бы на этой остановке не меньше 15 минут. А возить пандус открученным нельзя, потому что тогда не закрываются двери», – рассказала кондуктор трамвая № 13.

Получается, на одной остановке нужно 15 минут, чтобы заехать, и на другой столько же, чтобы выехать. За это время позади трамвая соберётся паровозик из четырёх составов. Кондуктор призналась, что боится негативной реакции пассажиров на получасовую задержку.

Инвалиды и сами это прекрасно понимают и стараются как можно меньше пользоваться услугами общественного транспорта. «Я для себя решила, что это очень неудобно, и доступным этот транспорт является лишь на бумаге, – качает головой Мария Сапрыкина, жительница Новосибирска, которая несколько лет назад в автоаварии получила травму позвоночника. – Если мне нужно куда-то поехать, я стараюсь вызвать такси или прошу кого-то из знакомых подвезти меня».

А как – на верхние этажи?

Анна МУРАШКИНА, исполнительный директор НРООИК «ЦНЖ «ФИНИСТ»: Три года назад мы обращались в мэрию, и нам предоставили перечень из 53 образовательных учреждений, которые приспособлены для детей с инвалидностью. С тех пор этот список существенно вырос, но суть в другом. Мы со студентами НГАСУ обследовали эти адреса и выяснили, что на практике все они являются недоступными для колясочников. В лучшем случае попасть можно на первый этаж учреждения. Обычно там находится гардероб, столовая, спортзал, иногда – учебные классы для начальной школы. Я знаю девочку, которая пользуется инвалидной коляской. Четыре года она отучилась в школе, а теперь её класс переходит на верхние этажи. И ей приходится уходить на домашнее обучение, т. к. школа не может позволить себе учить её дальше. Для ребёнка это маленькая трагедия. Сейчас, конечно, многое меняется в лучшую сторону в плане отношения. Но недостаток финансирования, которое выделяют на создание доступной среды, приводит к тому, что усилия порой скатываются лишь к прикрученным пандусам в транспорте, которыми никто не пользуется. Если где-то и удаётся достигнуть серьёзных результатов, то, как правило, это заслуга руководителя учреждения.

Новые и недоступные

Что касается доступности общественных зданий – театров, кафе, больниц и других объектов социальной инфраструктуры, то здесь всё упирается в недостаток средств. Многие дома старого фонда приспособить для колясочников сложно и дорого. В Москве лифты иногда устанавливают снаружи здания, но там и новые станции метро строят гораздо чаще. А для Новосибирска всё это пока недоступные мечты.

Однако дело не только в деньгах. «По российскому законодательству с 1999 года нельзя вводить новые объекты социальной инфраструктуры – больницы, детские сады, школы, магазины, жильё – без соблюдения требований по доступности. Однако вводят, и даже в прошлом году так было!» – возмущается Игорь Гал-Савальский, председатель Новосибирской областной организации ВОИ.

Речь идёт о некоторых детских садах, построенных за последние 5 лет. Эту информацию подтверждает Ирина Мануйлова, депутат Госдумы РФ.

«Мы совсем недавно завершили большой проект: ввели много новых детских садов. К сожалению, не все эти учреждения соответствуют требованиям доступности. Скоро мы приступаем к строительству школ. Проект ещё более масштабный, планируем построить 52 новых здания и отремонтировать более 200 уже имеющихся. И важно не повторить эти ошибки», – продолжает депутат.

По словам Гал-Савальского, чтобы переделать одно здание в соответствии с необходимыми нормами, в среднем требуется около 15–18% от суммы, уже вложенной в его строительство. Но если обеспечивать доступность объектов на этапе проектирования и строительства, это будет дороже всего на 2–3% от сметной стоимости. Получается, если мы хотим быть бережливыми, делать это нужно на самых ранних этапах. Но пока строители экономят на спичках, власти разоряются на наружных лифтах и неудобных пандусах. 

Квест по доступности

Ольга Стволова, общественная активистка, создатель проекта «+1 Плюс один»: На все 100 процентов доступных организаций для инвалидов-колясочников в Новосибирске практически нет. Правда, 5 лет назад таких зданий вообще не было, так что прогресс всё-таки ощутим. Есть ещё проблемы: специализированные уборные не всегда открыты, парковки для инвалидов нередко занимают автолюбители с высоким уровнем здоровья. Если даже здание приспособлено для инвалидов, очень часто никто не думает о том, чтобы организовать к нему нормальный подъезд; по-прежнему нет маркировки доступных объектов, информацию об этом приходится получать чуть ли не методом проб и ошибок. Что касается общественного транспорта, то это очень грустная тема. Низкозольными троллейбусами и трамваями очень неудобно пользоваться, так как это отнимает много времени у остальных пассажиров, к тому же приходится просить о помощи водителя. В мегаполисе существует социальное такси, но им можно воспользоваться три раза в месяц до семи часов вечера и только в будние дни. При этом заказ нужно оставить заранее – за три дня. Метрополитен закупил в сущности ненужные и очень дорогостоящие ступенькоходы. На них можно установить далеко не каждое кресло, и они не подходят людям с ДЦП, для которых посещение метро почти также недоступно, как и для колясочников. Хотя я в последнее время поняла, что частичная доступность зданий для меня не проблема, т. к. я всегда нахожу людей, готовых мне помочь. И посещение недоступного заведения часто превращается в забавный квест, который знакомит меня с хорошими, интересными людьми.

Светлана Нечитайло

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ