Архив:

Посттравматический доход. Сколько зарабатывают на реабилитационной медицине

Курс реабилитации после инсульта — 100 тыс. руб. и выше, терапевтическая медицина в фитнес-центрах — от 3 тыс. за сеанс, вузы открывают факультеты адаптивной реабилитации. Государство практически ушло из реабилитационной медицины, зато в нее пошел частный бизнес. Новые проекты появляются десятками, но рынок они пока обеспечивают не больше чем на 2%.

Основатель "Надо-фитнеса" Алексей Кузнецов открыл свой клуб рядом с ДК ЗИЛ на Автозаводской в конце 2015 года. Владелец клуба — некий бизнесмен, которого Кузнецов когда-то вылечил от сильных посттравматических болей,— впечатлившись результатом лечения и дав денег на оборудование, в дальнейшее развитие бизнеса обещал некоторое время не вмешиваться. В клубе цены от 1,5 тыс. до 3 тыс. руб. за занятие на специальном оборудовании и с тренерами, руководящими восстановлением после травм.

На сайте "Надо-фитнеса" указано, что это первый медицинский фитнес-центр в Москве, хотя на самом деле, конечно, центров, предлагающих с помощью физических нагрузок на специальных тренажерах лечить заболевания опорно-двигательного аппарата, к 2015 году было уже достаточно. Первый центр Сергея Бубновского, которого считают разработчиком современной кинезитерапии, был открыт в 1996-м, а сейчас их по всему миру более сотни (в основном — франшиза). Там цикл из 12 занятий стоит в зависимости от города 20-30 тыс. руб. Существуют три центра Валентина Дикуля (12 занятий — около 20 тыс. руб.), похожие центры есть у Бобыря, Васильевой и пр. Впрочем, количество конкурентов основателя "Надо-фитнеса" не смущает: на его взгляд, ниша, которую государство освободило для частного бизнеса, еще только начала заполняться. По мнению Алексея Кузнецова, государство фактически ушло из реабилитационной медицины в 2004 году, кардинально сократив дотации на санаторно-курортную и профилакторную деятельность, и количество проектов, появившихся с тех пор в этой сфере, не покрывает спрос даже на треть.

Частная ответственность

Когда в 2013 году сети клиник "Медси" передали в рамках частно-государственного партнерства санаторий "Отрадное", в компании уже знали, как сделать из убыточного предприятия прибыльный бизнес. "Санаторий — это море, или минеральные воды, или горы, а не здание в шести километрах от Москвы,— объясняет директор департамента медицинской реабилитации АО "Группа компаний "Медси"" Елена Гусакова.— А вот ниша медицинской реабилитации была в России практически пуста, и мы решили занять ее с качественным продуктом". Сегодня различные программы реабилитации в "Отрадном" (в кардиологии, нейрологии и ортопедии) стоят от 10 до 16 тыс. руб. в день — все зависит от диагноза и тяжести состояния пациента.

Свои ниши частные реабилитационные центры выбирают там, где государство справляется хуже всего. "Сейчас в первую очередь высок спрос на услуги частных реабилитационных центров для лечения последствий инсультов и травм, на втором месте — кардиологическая и онкологическая реабилитация",— перечисляет руководитель программы "МВА — Управление медицинским бизнесом" Института МИРБИС Дмитрий Пискунов. Кроме того, частные центры берут пациентов, от кого государственные стараются отказаться,— тяжелых больных и тех, за кем нужен постоянный уход. "Чем тяжелее заболевание, тем выше спрос на услуги частных реабилитационных центров. По сути, российские частные реабилитационные центры — это еще больница, в то время как в госструктурах под реабилитацией долгое время понимали что-то вроде санатория, когда пациент сам себя обслуживает",— рассказывает сооснователь реабилитационного центра "Три сестры" Анна Симакова.

В 2010 году ради этого бизнеса она оставила успешную карьеру в "Северстали" и вместе с Дмитрием Саниным — бывшим замгендиректора "Северстали" — занялась строительством центра. Потратили около 300 млн руб., главным образом кредитных. Дорого обошлось строительство специального бассейна, медицинское реабилитационное оборудование и пр. Но после того как центр увеличит вместимость с 35 мест до 60 (это должно произойти к осени), бизнес выйдет на "приличную", как говорит Анна, рентабельность: ожидается, что она может повыситься до 25%. Сейчас, по словам Симаковой, рентабельность не превышает 10-15%: лечение одного пациента в среднем обходится центру в 10-15 тыс. руб. в день, стоимость пребывания начинается от 10-12 тыс. в день. В планах "Трех сестер" — заняться детской реабилитацией, под это отводят часть нового корпуса.

Примерно так же — по принципу самой пустой ниши — выбрал свою специализацию и частный центр "Преодоление". С 2007 года сюда берут пациентов с тяжелыми спинальными травмами. Сейчас у таких больных есть выбор куда пойти, но в середине нулевых реабилитации для них не было в принципе. С нишей не прогадали: начинали с 6-8 человек, но скоро увеличили количество коек до 25 — число желающих пройти реабилитацию росло. Сейчас "Преодоление" вмещает 68 пациентов, в основном тяжелых.

Появление нового вида бизнеса заставило вузы задуматься о подготовке кадров для него: до того все тренеры в реабилитации были, по сути, самоучками. Факультеты адаптивной реабилитации открылись относительно недавно сразу в нескольких вузах — в МПГУ, РУДН, Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени академика И. П. Павлова и некоторых других. Проректор МПГУ Алексей Коршунов утверждает, что спрос на этих специалистов такой, что студентов забирают буквально со студенческой скамьи.

Восстановление противопоказано

Управляющий партнер сети медицинских центров "Клиника "Семейная"" Константин Симкин полагает, что 50 тыс. пациентов в России ежегодно недополучают необходимую им по состоянию здоровья реабилитацию. Еще около 30 тыс. детей каждый год нуждаются в услугах реабилитационных центров. В одной Москве в год регистрируются больше 30 тыс. инсультов, а это в подавляющем большинстве случаев означает необходимость серьезной реабилитации. "Достаточно сказать, что примерно 90% всех пациентов российских реабилитационных центров, как частных, так и государственных, перенесли инсульт",— утверждает Симкин.

68e2e137df3e809c64a8d49edf57feda.jpg

В государственных клиниках подход к восстановлению чаще всего ограничивается отдельными советами, как себя вести после выписки, а в большинстве случаев — даже тяжелых — в реабилитации просто не видят необходимости. "Онкологическая реабилитация в стране практически отсутствует, на мой взгляд. Людей просто выписывают после операций домой, и они зачастую находятся без медицинского наблюдения. А все потому, что у нас очень долгое время онкологи считали: их больным противопоказаны все физические факторы воздействия — аппаратная физиотерапия, массажи и т. д. Только в последние три года появились российские научные публикации, где наши онкологи признают необходимость реабилитации. Что-то появляется в диспансерах — специальный массаж, в том числе лимфодренажный, какая-то терапия, но комплексного подхода в госклиниках в России пока нет нигде",— объясняет Елена Гусакова, имеющая большой опыт работы в Российском научном центре медицинской реабилитации и курортологии.

Впрочем, государственные реабилитационные центры все же существуют. Многие из них на слуху — это, например, отделение реабилитации НМХЦ им. Н. И. Пирогова, Лечебно-реабилитационный центр на Иваньковском шоссе, многопрофильный реабилитационный центр "Голубое" и др. Для получения помощи там нужно выбить квоты. А затем ждать, когда подойдет очередь,— как правило, несколько месяцев. И еще один нюанс: в связи с недостатком персонала в государственных клиниках пациентам обычно приходится нанимать сиделку (в Москве — от 1 тыс. руб. в день) и оплачивать некоторые дополнительные услуги. Предоставляются в государственных реабилитационных центрах и платные услуги, цены сопоставимы с частными центрами — 10-20 тыс. руб. в день в зависимости от заболевания,— и опять же придется доплачивать за сиделок и многое другое.

Для восстановления пациентов важно, чтобы реабилитация началась как можно скорее, и выбивать квоты, ждать в очередях для них небезопасно. "После инсульта около 80% утраченных функций можно вернуть человеку в течение полугода. Дальше — уже сложно. Если долго обездвижена рука, например, начинают атрофироваться мышцы, человек слабеет на глазах",— говорит частный инструктор по реабилитации Юрий Иванов.

Государство создало всего один современный, соответствующий мировым стандартам детский реабилитационный центр для онкобольных и фактически оставило без восстановительной помощи лежачих взрослых — людей после тяжелых операций или страдающих самыми серьезными заболеваниями. Реабилитация государства работает только для тех, кто может сам себя обслуживать, а остальным приходится либо платить, либо лежать, не рассчитывая на помощь государства.

Часто даже добраться до реабилитационного центра больным сложно, потому что такие учреждения сконцентрированы в Москве и ее окрестностях. Так, единственный настоящий детский реабилитационный центр для онкологических, гематологических и иммунологических больных "Русское поле" (Московская область) рассчитан на 150 мест для детей плюс еще столько же мест для их родителей. Но в феврале, например, там было всего 40 детей. Не все могут приехать из регионов — это тяжело, дорого и не всегда возможно. Важно и то, что в центре пока нет школы, поэтому детей иногда просто не хотят привозить, чтобы не отрывать от учебы.

В регионах между тем ничего сопоставимого с "Русским полем" не создали. Есть, скажем, в Приморье локальный и маленький центр, однако всей необходимой инфраструктуры там нет, по крайней мере, с "Русским полем" он несравним. Есть еще один в Питере, но он тоже не такой, как лучшие мировые аналоги. И даже если брать эти примеры, получается всего три хороших центра такого профиля на всю страну плюс единичные санатории, способные хоть в какой-то мере заниматься реабилитацией таких детей.

Частные квоты

Частные клиники, несмотря на рост этого бизнеса, пока покрывают только 2% от потребностей в реабилитации в России. По оценкам экспертов, ежегодно около 80 тыс. пациентов нуждаются в реабилитации, частники принимают меньше тысячи. Агентства, специализирующиеся на выездном медицинском туризме, фиксируют некоторый рост спроса российских пациентов на услуги реабилитационных центров в странах Прибалтики, а также в традиционных для российского спроса Германии и Израиле: там клиники оказываются конкурентоспособны по цене (особенно в Литве и Эстонии). Но восстановление за границей доступно только для тех, кого можно перевозить, остальным приходится довольствоваться скудным российским предложением. "Надо понимать и то, что большая часть рынка платных реабилитационных услуг приходится на платные отделения федеральных и ведомственных клиник, где часто страдает оперативность предоставления услуг, а также их качество. Но даже их катастрофически не хватает. В нейрореабилитации и ортопедической реабилитации обеспечивается только 10-15% потребностей, оставляя огромное количество пациентов без своевременной качественной помощи",— подсчитывает Константин Симкин. Поэтому предприниматели уверены, что их бизнес в этом сегменте и дальше будет приносить хорошие деньги.

Уверенности придает и то, что государство само уже передает часть больных частным клиникам — во многих появляются бюджетные места. Особенно это развито в Москве. Департамент социальной защиты города уже несколько лет заключает контракты на проведение реабилитации горожан с частными клиниками. Ежегодно общая сумма этих договоров превышает 200 млн руб. У клиники "Преодоление", например, даже на сайте подчеркивается, что есть возможность получить помощь бесплатно, и представлен список необходимых документов — действительно, значительная часть пациентов лечится там по квотам. В "Трех сестрах" примерно треть пациентов проходят лечение на бюджетной основе. Что характерно, частники успешно конкурируют с государственными клиниками за квоты, часто выигрывая у них даже по цене, говорят специалисты.

На такой шаг чиновники идут не только оттого, что в государственных клиниках нет мест, но и потому, что многие понимают: экономия на этом может дорого стоить и самому государству — когда реабилитация начинается слишком поздно, пациенты могут получить инвалидность на всю жизнь. "Для государства это хуже, чем потратить деньги на реабилитацию таких людей",— предупреждает Елена Гусакова.

Илья Дашковский

Источник: Коммерсант.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ