Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Вне зоны доступа. Волонтеры требуют прозрачности от закрытых социальных учреждений

Представители общественных организаций, Общественная палата РФ и президентский Совет по правам человека намерены создать механизм допуска волонтеров и общественных комиссий в закрытые социальные учреждения для обеспечения их большей прозрачности. Это должно остановить волну насильственных действий в детских домах, психоневрологических интернатах, домах престарелых.

К середине мая Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) планирует внести поправки в федеральный закон об "Общественном контроле", которые позволят, в частности, самому СПЧ участвовать в общественных проверках социальных учреждений. "Мы регулярно получаем информацию из регионов о нарушениях в детских интернатах, но эти учреждения закрытые, и, чтобы их посетить, нужно быть субъектом общественного контроля,— говорит ответственный секретарь СПЧ Яна Лантратова.— По закону субъектами общественного контроля являются Общественная палата и общественные советы при министерствах и ведомствах. Поэтому мы планируем внести поправки, которые расширят список субъектов общественного контроля".

Напомним, в конце марта заместителю директора по режиму Рефтинского специального профессионального училища закрытого типа N1 предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий и истязании несовершеннолетних. Следственный комитет (СК) России возбудил уголовное дело после обращения членов СПЧ, встретившихся с воспитанниками учреждения. По версии следствия, обвиняемый с февраля 2014 по ноябрь 2015 года систематически наносил побои несовершеннолетним воспитанникам учреждения. 28 апреля в СПЧ, по словам госпожи Лантратовой, пришло письмо из СК РФ, в котором говорится, что именно отсутствие общественного контроля привело к совершению преступлений в отношении воспитанников рефтинского училища. Таким образом, СК РФ косвенно поддержал инициативу общественников о создании механизма общественного контроля. По словам Яны Лантратовой, это не единственный случай, когда после обращения СПЧ в СК РФ о правонарушениях, обнаруженных волонтерами, возбуждалось уголовное дело: "Таким же образом всплыли случаи жестокого обращения в Забайкальском крае, в Марий-Эл, в Свердловской области".

Впрочем, расширение списка субъектов общественного контроля лишь частично решает проблему доступа в закрытые социальные учреждения. Сегодня даже представители Общественной палаты РФ (ОПРФ) не могут "внезапно" зайти в психоневрологический интернат (ПНИ) или детский дом-интернат для детей с умственной отсталостью: на практике им приходится согласовывать свои проверки с самими учреждениями или региональными министерствами и ведомствами. Но даже после согласования руководство непосредственного интерната может не впустить общественную комиссию. В январе этого года в московском ПНИ N30 совершила самоубийство жительница учреждения, запертая в изолятор на 18 дней, из этого же интерната ранее поступала информация и о других нарушениях прав проживающих там граждан. Член ОПРФ Елена Тополева-Солдунова инициировала общественную проверку учреждения, согласовав ее с департаментом соцзащиты населения города Москвы, но когда комиссия пришла в учреждение, администрация ПНИ не разрешила им начать проверку. Только спустя час, после звонков участников проверки руководителю департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Владимиру Петросяну директор ПНИ вынужден был ее разрешить. "В Общественную палату каждую неделю поступают сообщения о нарушениях прав в социальных учреждениях закрытого типа — о сексуальных домогательствах, угрозах, унижениях,— говорит член ОПРФ и директор Агентства социальной информации Елена Тополева-Солдунова.— Проблема в том, что по закону сейчас единоличным опекуном является само учреждение, и никакого внешнего контроля за ним нет. Попасть туда без предупреждения нельзя, нужно заранее присылать письмо, а значит, правонарушители успевают спрятать концы в воду".

В СПЧ полагают, что кроме расширения списка субъектов общественного контроля необходимо разработать и другие механизмы, которые сделают учреждения более открытыми. Так, Яна Лантратова предлагает создать реестр общественных инспекторов, которые получат доступ в любое социальное учреждение даже без предварительного запроса на посещение и согласования с чиновниками. Эти инспекторы смогут также участвовать в общественных проверках. Стать общественным инспектором может любой волонтер, прошедший обучение, методическая база которого сейчас разрабатывается рабочей группой СПЧ. Для каждого типа учреждения авторы идеи обещают создать свою инструкцию по общественному мониторингу.

В то же время на федеральном уровне до сих пор не решен вопрос о доступе волонтеров во все социальные учреждения стационарного типа. Представители общественных организаций констатируют, что сегодня волонтерская организация может попасть в социальное учреждение, только имея хорошие отношения с его руководством. "Бывают случаи, когда волонтеры ходят в учреждения, занимаются с детьми, выявляют какую-то проблему, и после этого, когда они предают проблему огласке, им полностью закрывают вход в это учреждение, и они уже не могут выяснить, что там происходит",— говорит Яна Лантратова.

По словам Елены Тополевой-Солдуновой, именно волонтер может увидеть нарушения в учреждениях и привлечь к ним внимание, но именно тем волонтерам, которые "заявляют о безобразии", администрация может запретить вход, а иногда и начать их преследовать. Общественные организации неоднократно говорили о необходимости принять нормативные акты, которые защищали бы волонтеров, но ни одна законодательная инициатива пока не касалась этой проблемы. Также нет никакого механизма, который обязывал бы руководство интернатов привлекать волонтеров, а в отсутствие такого механизма многие руководители, не желая иметь "лишние глаза и уши" в учреждении, говорят, что потребности в волонтерах у них нет.

В конце марта на заседании попечительского совета при правительстве РФ рассматривался законопроект о волонтерах в социальных учреждениях, разработанный Минтрудом. Он устанавливал право поставщиков социальных услуг сотрудничать с волонтерскими организациями и привлекать волонтеров к работе в учреждении на основании договора. Волонтерам, проработавшим в социальной сфере более 105 часов, законопроект предлагает право преимущественного зачисления в учебные заведения по специальностям, востребованным в социальной сфере: "социальная работа", "социальная педагогика", "социальная психология". Однако администрация президента РФ (АП), изучив законопроект, пришла к выводу, что в нем нет новизны: волонтерская деятельность возможна и в рамках действующего законодательства, а право преимущественного зачисления в учебные заведения предоставляется только льготным категориям граждан. По мнению АП, решить вопрос доступа волонтеров в учреждения соцзащиты можно на региональном уровне, не прибегая к изменению законодательства,— правительству достаточно обязать регионы разработать собственные нормативные акты, определяющие взаимодействие социальных учреждений с волонтерами. Такие нормативные акты есть, к примеру, в Москве, где все детские дома-интернаты для детей с умственной отсталостью в 2013 году заключили договоры с волонтерскими организациями: для доступа в учреждение волонтеру необходимо лишь сдать минимальный набор медицинских анализов.

Представители Союза волонтерских организаций и движений также полагают, что законопроект Минтруда нуждается в доработке: "Нам хотелось бы, чтобы на федеральном уровне обязали все госучреждения соцзащиты и здравоохранения сотрудничать с социально ориентированными НКО на предмет волонтерской помощи,— говорит руководитель добровольческого движения "Даниловцы" Юрий Белановский.— Но есть угроза, что интернаты таким образом будут решать просто проблемы нехватки рабочей силы, а если волонтеры станут отмечать нарушения прав проживающих там людей, их, как и раньше, попросят на выход. В этом смысле никаких гарантий для волонтеров новый законопроект не дает. Кроме этого, не надо забывать, что волонтерские организации бывают разные и необходим какой-то фильтр для того, чтобы в социальные учреждения не попали недобросовестные люди. Наконец, мы знаем, что некоторые учреждения выдвигают слишком жесткие требования к доступу волонтеров — так что это делает доступ добровольцев просто невозможным". По мнению господина Белановского, необходимо продолжить разработку схем доступа представителей гражданского общества в закрытые учреждения.

В свою очередь, и вице-премьер РФ Ольга Голодец не согласилась "свернуть" законопроект о волонтерах, а предложила Минтруду его доработать с учетом мнения экспертов и самих волонтерских организаций. По мнению вице-премьера, в социальных учреждениях для детей, инвалидов и престарелых происходит много нарушений и изменения там возможны, только если в эту систему придут извне неравнодушные люди.

В правительство ранее уже были внесены законопроекты, которые предлагали общественный контроль в закрытых учреждениях стационарного типа, напоминает Елена Тополева-Солдунова. Например, законопроект о пациентской службе, разработанный представителями НКО совместно с Минздравом, предполагал, в частности, беспрепятственный доступ в ПНИ и психиатрические больницы представителей профильных НКО. Однако проект "завис" из-за разногласий Минздрава с общественными организациями — Минздрав полагает невозможным доступ проверяющих в учреждение в ночное время, а представители НКО убеждены, что такой доступ должен быть организован в любое время, если из учреждения поступил сигнал тревоги. Осенью 2013 года в Звенигородском ПНИ были совершены насильственные действия сексуального характера в отношении молодого жителя интерната, о преступлении стало известно благодаря волонтерам, но в ночь, когда оно произошло, на территорию ПНИ не пропустили даже полицию. Проверка, инициированная ОПРФ, обнаружила множество грубых нарушений законодательства в учреждении, и региональные власти сменили руководство ПНИ. Таких случаев в закрытой системе ПНИ много, и законопроект имеет смысл, только если позволяет круглосуточный доступ представителей общественной пациентской службы в учреждение, отмечают общественники. "Кроме законопроекта о пациентской службе "завис" и законопроект о распределенной опеке, который дал бы возможность назначать недееспособным гражданам второго, внешнего опекуна, например, представителя родительских организаций и других НКО,— говорит Елена Тополева-Солдунова.— В этом случае руководство ПНИ перестало бы быть единоличным распорядителем жизни, прав и свобод подопечных граждан".

Ольга Алленова

Источник: Коммерсант.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ