Архив:

Арт-терапия как способ общения, или как лечат искусством

Она любит сказки и рисует маслом, ей нравится говорить о том, что в душе, и радовать детей. А сейчас она сидит рядом, пьет свой кофе и рассказывает о том, что художник – это образ жизни. Вообще, она очень красивая. Настолько, что иногда хочется посмотреть на картину, где изображена она сама. Ольга Рехачева – преподаватель в центре дневного пребывания людей с ограниченными возможностями в Архангельске. Она вдохновляет детей и взрослых рисовать.

Ольга родилась художником: «Я любила рисовать с раннего детства, родители это заметили и отдали в художественную школу». Она до сих пор пишет картины. Что такое картина для художника?

48dbb502661a5e8b8eb27abf987a6142.jpg

Ну, вот человек живет, и ему хочется что-то рассказать… Почему бы не сделать это красками? Каждая картина содержит в себе событие. Корреспондент, например, может сказать словами, может написать статью. В живописи то же самое, только не словами, а цветами, пластически, то есть. Живопись – это язык.

– Вам больше нравятся теплые цвета или холодные?

– Зависит от настроения или задач. Все цвета могут быть прекрасны. Это как комедию пишешь или трагедию, везде свой цвет.

– Бывает так, что вы идете, например, по улице, видите какой-то сюжет и думаете: «О! Это будет выглядеть очень здорово. Я хочу об этом написать картину!»?

– В молодости было что-то эмоциональное, какой-то порыв, сейчас это прошло. Теперь это как профессия: я должна что-то нарисовать. Постоянно идет работа в голове, я собираю материал из жизни, откуда-то еще. В конце концов, это во что-то выливается. Иногда бывают удачно, иногда – нет. Все люди ведь чем-то занимаются, это моя жизнь, это мое занятие. Даже если я не пишу на холсте, то постоянно пишу глазами. Иногда вижу сюжет и понимаю, как это будет смотреться на картине.

– А бывали моменты застоя? Когда ничего не хочется делать, когда депрессия?

– Есть модное выражение: не тот упал, кто упал, а тот упал, кто не встал. У всех бывают моменты отчаяния, когда человек упал, но побеждает тот, кто встает. У меня тоже такое было. Нужен смысл жизни. Любой человек может найти его. Нужно просто его искать. Искать возможности, а не причины. Если ты в депрессии, то попробуй прогуляться по воздуху, съездить на природу, послушать музыку. Реанимировать себя придется самому. Мне во многом помогло мое занятие живописью, потому что даже поездки на природу, они послужат цели. Вот, ты съездил на природу, и что дальше? Зачем? У меня это в любом случае опыт и эмоции для следующей картины. А если нет занятия, целей в жизни, то все бессмысленно. Так у многих людей. А можно чем-то взять и заняться. Необязательно это живопись. Может, это поэзия или организаторская работа – у каждого свое. Все что угодно можно придумать. Нужно понять, что тебе ближе, и начать этим заниматься. Чем-то обязательно надо.

– В какой момент вы занялись преподавательской деятельностью? Как так случилось?

– Я очень люблю детей. Мне нравится с ними общаться! Они меня понимают, они не заостряют внимание на моих каких-то проблемах. Конечно, иногда они обращают на это внимание, но для них это не так важно. Они говорят о том, о чем я хочу говорить – о душе. Взрослые часто акцентируют внимание не второстепенных вещах.

– Это как у Экзюпери в «Маленьком принце»: «Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда тебя не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: «А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?». Они спрашивают: «Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?». И после этого воображают, что узнали человека.

– Да! Как точно сказано! Поэтому работа с детьми – это не способ зарабатывания денег. Сначала я занималась со здоровыми детьми, потом с больными, у которых задержка в развитии, родовые травмы или ДЦП, теперь и со взрослыми. Среди моих ребят есть и талантливые, и обычные. Но я отношусь ко всем в равной степени хорошо, как к друзьям. Они пишут «вконтакте», посылают картинки, которые им нравятся. Это процесс общения. Это очень важная часть моей жизни, потому что я могу осознавать, что не только мне люди помогают, но и я могу чем-то помочь хоть немножко. Мне от этого радостно.

– Если бы вам предложили нарисовать планету, то какой бы она была? Кто бы на ней жил?

– Это была бы земля с морями, лесами и цветами. На ней жили бы здоровые и счастливые люди.

– То есть такая, какая она сейчас?

– Нет, такая, какой ее хотел видеть Создатель, – счастливая.

– Что такое арт-терапия? Какой она дает результат?

- У меня есть программа по ИЗО, которую я написала сама. Долго составляла ее, изучала арт-терапию, за счет чего и как происходит развитие. На этом курсе ребятки развивают мелкую моторику, которая хорошо влияет на речевые центры и способствует развитию мышления. Для людей с ограниченными возможностями этот процесс должен быть непрерывным. Нужно все время себя поддерживать в форме, нужно себя развивать – этот процесс никогда не кончается, как не кончается жизнь. Каждое занятие нужно продумать так, чтобы успех был непременно, чтобы не разочаровать больных детишек, чтобы у них не было отторжения от этой деятельности. Самое простое: если ребенок заполняет лист красками, то это модель освоения социального пространства. Дети, с которыми я занимаюсь, абсолютно неадаптированы в обществе, им нужно уметь вписаться в общество. Им надо найти себя. Арт-терапия помогает им сделать это. Идет развитие, как у обычных детей, только тут надо несколько раз повторять, очень постепенно усложнять. У каждого ребенка свои проблемы, и арт-терапия помогает справляться с ними. Иногда нужно развивать руку, ее нужно «поставить», научить ребенка делать определенное движение кистью. Большое достижение уже то, что они находят себя в рисовании. Даже если они просто находят то, что им нравится. Какую-то радость в жизни находят.

– Есть ли ребята, для которых рисование, живопись станет частью их жизни?

– У меня очень тяжелые дети, они просто… немножечко вырваны из творческой жизни, потому что у них проблемы выживания, у них проблемы адаптации и много других проблем. Я не могу с ними поговорить о том, станет ли это делом их жизни. Они даже не думают об этом. Но они радуются, когда мы делаем что-то вместе, и уже поэтому занятия важны. Дети сдружились между собой, они очень добрые. Я у них учусь этому светлому отношению друг к другу, любви учусь. Они умеют друг друга любить. Они знают, что такое дружба. При этом, для них дружба – это очень серьезно. Они очень тяжело переживают внутренние неполадки, ссоры, конфликты.

– Как дети реагируют на то, что им нужно сесть и нарисовать что-то?

– Здоровые дети и здоровые люди приходят сами к тому, что они хотят рисовать. Они хотят, их нужно научить только основам рисунка, основам живописи. А больные люди, с которыми я занимаюсь… их надо вдохновить. Надо объяснить несколько раз. Да, сложнее, но когда видишь результат, когда видишь, что у них что-то получается, то сразу столько радости! Они сами очень радуются. Когда я занималась с детьми в музыкальной школе, то мы ездили на фестиваль «Шаг навстречу» для детей-инвалидов, это был конкурс живописи, мы там себя хорошо проявили. Хотя это было сложно: дети у меня с тяжелой инвалидностью.

– А вы сами вдохновляетесь?

– Мне радостно, что им радостно. Мне радостно, что я могу им чем-то помочь, как-то скрасить их жизнь, помочь им в развитии. Жаль, что успехи детей настолько незаметны, как успехи обычных развивающихся детей. Прорыв может произойти не сразу, это может произойти в обычной жизни, но занятия все равно будут причиной этого. Но я не концентрируюсь на этом, я просто занимаюсь, просто живу. Стараюсь, чтобы жизнь была менее скучной, забитой и очень интересной.

– Как вы связаны с «Островком надежды» в Радово?

– Мы сотрудничаем. Они лечат детишек общением с животными. У них тоже есть серьезные результаты. Есть специально обученные собаки, которые очень хорошо влияют на детей, помогают избавиться от множества заболеваний. Дети, не говорящие годами, заговаривают за месяц. Это большая загадка, как так происходит.

Для меня загадка, как Ольга находит на это все время и силы. Она такая же, как мы все, только есть одно маленькое отличие. У нее нет ног, сахарный диабет и ей уже пятьдесят. Об этом всем забывается, когда начинаешь с ней разговаривать о повседневности и искусстве, в ее жизни они так крепко переплетаются. Потом ты вспомнишь об этом, когда подашь художнице руку, чтобы помочь ей встать.

– У нас, как и везде, ничего нет для того, чтобы развиваться людям с ограниченными возможностями. Но у нас люди хорошие, поэтому я состоялась именно здесь, а не в Москве, Питере или другом городе. У нас люди боле искренние. Я бы не смогла жить там, где правит меркантильность, соревнование кто-кого лучше. Инвалиду трудно выживать, в такой атмосфере. В Архангельске атмосфера безмятежности. Она помогла мне не зацикливаться на своей тяжелой проблеме, а включить здоровый пофигизм: да, я вот такой человек, ну и что? Что это меняет?

Справка

Арт-терапия проводится на Тимме,17, в Центре дневного пребывания людей с ограниченными возможностями. Занятия бесплатные.

«Островок надежды», где всегда нужна какая-то помощь животным, находится в Радово.

Марина Мохнаткина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ