Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Живет такой парень...

Он, как и все мы, разговаривает по мобильному телефону, смотрит телевизор, слушает музыку и выходит в интернет, чтобы не пропустить наисвежайшие новости... Между прочим, он ест. И даже немножечко курит. И мечтает...
...Сим сообщаю: Паша Бокта жив и даже очень неплохо выглядит.

А совсем недавно он зарегистрировал новую общественную организацию.
Узнав об этом, я стал напрашиваться к Паше в гости.
- Приезжайте, конечно, - услышал я в трубке его донельзя смущенный журналистским вниманием голос. - Только надо как-то договориться о времени. Я попробую выбросить вам ключ от входной двери в окно...
...Нет, я не стану с первых же строк рассказывать о том, что приковало Павла Бокту к инвалидному креслу. Все это вы обязательно найдете приблизительно в середине текста, если, конечно, дочитаете его до середины...
Главное же, что и я, и Паша захотели вам сообщить, будет звучать в самом начале повествования и вряд ли ошарашит какой-нибудь невообразимой новизной - скорее, оно покажется вам и банальным, и не добивающим до глубин души, ну а передать самое сильное и самое «добивающее» - выражение Пашиных глаз в тот момент, когда он мне все это говорил, увы, я не в состоянии...
- Мне повезло. У меня есть очень хорошие друзья, которые постоянно меня навещают, выносят на прогулку во двор, с которыми можно трепаться обо всем подряд и которые готовы прийти по первому зову. У меня есть замечательный старший брат, и у меня есть моя мама.
Однако далеко не каждый инвалид может похвастаться таким вот огромным человеческим богатством.
Подавляющее большинство из них годами сидит по домам и вообще не может никуда выбраться. А ведь все они очень хотели бы побывать и в музеях, и по Латвии покататься, шашлычка на пикнике покушать, исторические места посмотреть. Латвия-то у нас безумно красива! Только большинству инвалидов ее красота недоступна.
Вот и лежат они запертые в четырех стенах, лежат, да на потолок свой несчастный смотрят.
Времена у нас наступили, конечно, жесткие. Тут и обычным людям тяжеловато стало. А представьте себе, каково теперь им - инвалидам!
Паша все время говорит об инвалидах в третьем лице: «они», «им», «для них». Словно бы сам не до конца свыкся с мыслью о принадлежности к этой части общества.
Правда, прокалывается...
Потому что куда ему теперь от всего этого уйти? И когда Бокта вынужден произнести про себя самого «инвалид», его голос становится мягче и тише, и я чувствую, как ему передо мной неудобно. Вроде как «ну простите, пожалуйста, я ведь не собирался тревожить ваш слух, это как-то само получилось».
- И тогда мы решили с одним пареньком из-под Валмиеры, таким же (Павел сглатывает набежавшую бог весть откуда слюну, голос его становится тихим, почти извиняющимся)... инвалидом... (и дальше уже громче, набрав в легкие свежую порцию воздуха), что надо самим исправлять создавшуюся ситуацию.
В общем, если говорить официальным языком, то Бокта и его валмиерский товарищ решили создать и возглавить собственную организацию для людей «с ограниченными возможностями движения».
- Так, наверное, я теперь благозвучно называюсь, если перевести это определение с государственного на русский, - снова как бы извиняется передо мной Паша.
...Да ему в сто тысяч первый раз повезло! Потому что когда-то он подружился с ребятами из поисково-спасательного отряда «Орден» и ездил с ними на раскопки затерявшихся в латвийских лесах и случайно обнаруженных поисковиками могил времен Великой Отечественной - ребята аккуратно изымали из земли останки советских солдат и перезахоранивали их на воинском братском кладбище.
Сегодня ребята из «Ордена» по-прежнему берут Павла с собой на раскопки.
- Они идут в лес, я сижу на опушке возле машины и жду их возвращения. Недавно руководство отряда наградило меня собственным отрядным «орденом», за ту помощь, которую я оказал им в розыске одного советского воина. Не рыл землю, конечно, но делал то, что мог: связывался с родственниками, уточнял информацию.
Да, мы хотим сами действовать, а не ждать откуда-то милости. Хотим сами организовывать досуг: арендовать автобус, устроить экскурсии для инвалидов, поездки. Да, в Латвии есть некоторые подобные организации, но инвалидов гораздо больше, да и я не хочу быть простым зрителем или экскурсантом, а хочу сам все это делать, потому что любое движение - это шаг к цели. Это раз.
Во-вторых, мы хотим организовать для инвалидов учебные курсы.
Например, того же латышского языка. Государственные курсы по профессиональной подготовке для инвалидов существуют и на них можно получить какую-то новую специальность, но... Курсы эти проходят на латышском языке и очень многие инвалиды просто не в состоянии на них учиться - языка не знают. Мы могли бы им в этом помочь.
Есть и еще один проект, связанный с обучением такой специальности, как психолог. Между прочим, в развитых странах довольно большое количество инвалидов работает психоаналитиками: человек, который сам сумел успешно пройти через полосу психологических препятствий, может принести товарищу по несчастью огромную пользу.
В-третьих, и это тоже очень важно, мы хотим приобрести для нашей общественной организации специальные тренажеры, с помощью которых можно и нужно разрабатывать онемевшие суставы.
Выглядит такой тренажер очень просто - велосипед. Только не ты педали ногами крутишь, а педали в заданном режиме «размораживают» твои ноги, возвращая всему организму память о движении.
Были бы деньги, моя общественная организация приобрела бы несколько подобных аппаратов и доставляла бы их нуждающимся на дом - от одного к другому. Сегодня же, насколько я слышал, в Латвии есть только один такой тренажер. В Вайвари.
Стоят же такие тренажеры в Германии 1200 евро. Это не каждый может себе позволить. Тем более инвалид.
А если немного подробнее? Как, например, выглядит твой ежемесячный бюджет? Из чего он складывается?
Вижу, как этим простым вопросом буквально опускаю Пашу с небес на землю. Но что поделать - работа у меня такая.
- Мой лично? Ну... У меня ситуация еще не самая печальная, потому что у старшего брата пока есть работа, он строитель, и фирма, на которой он трудится, получила последний заказ еще до начала кризиса. В общем, брат мне очень серьезно помогает.
- И все-таки? Какова сейчас пенсия у инвалида 1-й группы?
- 112 латов на руки. Плюс, государство пока еще оказывает дополнительную материальную поддержку за помощь при уходе за инвалидом в размере 100 латов. Значит, можно считать 212 латов. Однако это у меня, потому что у меня имеется кое-какой рабочий стаж. А у скольких инвалидов его нет! Пенсия им не положена, они получают от государства пособие, величина которого не превышает 50 латов в месяц.
Из этих средств надо покупать медикаменты, оплачивать квартиру, питаться. А поскольку у меня есть маленький сын - 1 сентября пойдет в 1-й класс, надо и ему тоже помогать.
...Мне показалось, что я ослышался. Сын? Сколько же тебе лет, мой дорогой Паша? На вид ну никак не более двадцати двух. Так сколько же?
- Тридцать один.
...Павел подтягивает себя поближе к компьютеру, включает (пальцы рук для этого бесполезны, но Бокта настропалился как набирать телефонный номер, так и работать на клавиатуре компьютера короткими тычками к счастью оставшейся непарализованной правой руки) и на дисплее появляется изображение.
- Вот он... Валера. Сейчас ему семь лет. Совсем взрослый мужчина! Подмога маме и папе!
- Действительно помогает?
- Конечно. Когда приезжает ко мне в гости. Вместе мы уже не живем.
Только не подумайте ничего такого, я очень благодарен своей супруге! Уж кто-кто, а это именно она сидела у моей постели в самые тяжелые времена, когда я был полностью парализован, с ложки меня кормила. Конечно, я ей очень и очень благодарен. Видимся изредка, когда она Валеру ко мне привозит. Ну что теперь поделаешь. Не все так легко бывает в этой жизни.
...В этот момент как-то мы оба с Пашей немного загрустили, каждый о чем-то своем.
- Ну да ничего! - произнес наконец инвалид Павел Бокта и от души рассмеялся. - Все еще у нас с вами впереди! Я так, например, надеюсь в будущем жениться, а может быть, и не раз! Только, конечно, если по любви!
- Паша, ты говорил о психологической подготовке. Тебе кто-то помогал перестроиться на жизнь в инвалидном кресле?
- Я, наверное, сам себе психолог. Хотя... Бывает, конечно, находит и на меня. И тяжело становится, и плакать хочется. (Голос Пашин снова стал тише.) А потом себе говоришь: ну, блин, если раскисать, то тогда действительно наступит труба! А ведь надо же еще самому себе доказать, что корявые люди тоже что-то могут.
Потому и зарегистрировал организацию, чтобы доказать: корявые люди - могут!
...Долго думал: написать об этом или оставить читателя в неведении. Кто-то из вас сейчас удовлетворенно воскликнет: «О! Я прямо-таки чувствовала: карма, карма!», кто-то просто вспомнит старую русскую поговорку: «Беда не приходит одна», чем и ограничится. Но рассказ мой был бы все-таки не полным, если бы я умолчал.
- Папу я потерял ровно через полтора года после той своей собственной истории. Как-то нелепо все получилось. Рано утром отец пошел на работу. Вышел к остановке транспорта. И прямо там, на остановке, его сбила машина. Водитель на скорости ударил в зад затормозивший троллейбус и вылетел на тротуар.
Сначала папе ампутировали ногу. А примерно через полгода он умер.
...Сам Павел Бокта, если можно так выразиться, инвалид еще начинающий. Стаж каких-то три года.
- Шею себе сломал.
Всего три года тому назад Паша ничем не отличался от большинства своих одногодок: счастливый молодой отец, выпускник железнодорожного училища, работник фирмы, занимающейся установкой и обслуживанием автоматических ворот, любящий, да и чего греха таить, - любимый, - муж («Брак, правда, у нас с супругой был, как это называется, неоформленным, гражданским).
Поехали как-то они с коллегами по работе на спортивный праздник. В Сигулду. Лето, вода в озере теплая.
- Неудачно нырнул.
- Головой о дно? О камень?
- Нет. Просто как-то неудачно вошел в воду. Дело в том, что примерно за год до этого мне довелось побывать в аварии - рабочая машина перевернулась. К врачу не пошел, месяца два отходил с болью в шее. Возможно, получил тогда трещину, которая в итоге довела до перелома. Но надо было работать, деньги зарабатывать, не до врачей было.
В итоге: нырнул и... Дальнейшее описать очень трудно. Руки и ноги словно повисли. Чувствую, вода меня выталкивает на поверхность, спина уже всплыла. Понимаю: рядом куча народа купается, думаю, хоть бы кто-нибудь обратил на меня внимание да перевернул, чтобы я мог воздуха вдохнуть! Ничего, говорю себе, сейчас кто-то из моих должен сообразить, что я куда-то задевался. Говорю себе: ладно, захлебнусь, но ведь все равно через минуту или две кто-нибудь обратит на меня внимание да и вынесет на берег, а потом откачают!
В общем, когда воздух закончился, именно с этими мыслями я и утонул...
А очнулся на берегу. После того как откачали.
- Кто-то все-таки начал искать тебя в воде?
- Моя жена. Она же и вытащила из озера.
Надо сказать, что начиная с этого момента Паша больше никогда не терял сознание. Однако полностью утратил способность двигаться.
Это сегодня он может уже и дышать в половину груди, и поднять руку. А до этого был месяц в реанимации, курс реабилитации в санатории «Вайвари», он заново учился сидеть, держать спину.
- Что врачи говорят? Есть надежда вернуться в строй благодаря какой-нибудь успешной операции?
- Нет. Врачи ничего хорошего сказать мне не могут, поэтому ничего и не говорят. Чтобы не питал иллюзий.
Но я сам знаю, что в подобных случаях на ноги ставят только сила духа и собственный мозг. Как известно, все болезни кроются у нас в голове, а значит, надо их оттуда вытрясти!
Да, я знаю про феномен Дикуля. Но он после падения все-таки мог шевелить хотя бы кончиками пальцев. А если совсем ничего не шевелится? Большая разница. Но надо, надо только настроить свой собственный мозг. Например, я очень верю в то, что когда-нибудь я встану. И это дело времени.
...В июне 2009 года Павел Бокта получил диплом специалиста по коммерческим работам.
- Посещал в Юрмале курсы для инвалидов, учился, теперь вот имею специальность.
- Ну и что с этим дипломом и этой специальностью можно делать?
Пауза... Паша задумывается, но ненадолго. Опять виновато улыбается.
- Могу устроиться в какую-нибудь фирму, вести конторскую деятельность.
- Возьмут?
- Сейчас, пожалуй, действительно никто не возьмет. Безработица. Но коли государство дало нам возможность бесплатно получить специальность, то странно было этим не воспользоваться. Просто так два года дома сидеть? Что-то же делать мне надо было! Да и зря учеба, как мне кажется, не прошла: и немножко мозгов поднабрал, а в результате дошел до идеи регистрации этой общественной организации.
Как-то ведь надо жить! Видеть какую-то перспективу надо же!

Автор: Мал Злотник
Источник: chas-daily.com