Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Инвалидам не место в этом городе

Четверокурсница Екатеринбургского университета Мария Черноок в "Вечерней Казани" проходит практику. Живет на съемной квартире, передвигаться на общественном транспорте по Казани ей помогает карта. В общем, веселой, спортивной девушке в нашем городе вполне комфортно. Чего, к сожалению, не скажешь о казанских сверстниках Марии, прикованных к инвалидной коляске.

Первая проблема, с которой я столкнулась, - где взять коляску, если своей нет или она, например, сломалась. В медицинском центре "Реабилитация" мне сказали, что все коляски, которые можно взять напрокат, сданы в аренду. Сколько будет стоить прокат, зависит от модели. Отечественная обойдется в 450 рублей в месяц, и еще нужно оставить 3 тысячи в залог. Коляску пришлось искать по знакомым. Кстати, девушка, с которой я беседовала, записала мой телефон и обещала позвонить, как только коляска освободится. Прошло уже пять дней, из центра пока еще не звонили.
Назвать эксперимент чистым нельзя: по городу мы с фотокором Александром Герасимовым вынуждены были передвигаться на машине. Забраться с коляской в автобус или троллейбус я даже не пыталась. Спасибо Саше за то, что помогал там, где я не справлялась самостоятельно, а помощь требовалась на всех бордюрах и ступеньках.
...Эксперимент начался на улице Толстого. Представив себя абитуриенткой, я попробовала попасть в здания трех университетов: аграрного, КАИ и КХТИ. И поняла, что если захочу учиться в одном из этих вузов, то или мне придется отказаться от этой затеи, или администрация должна будет оборудовать вход так, чтобы я могла заехать внутрь.
Перед аграрным и КХТИ - небольшие ступеньки, подняться на которые я не смогла, несмотря на Сашины объяснения, как это можно сделать: "Ты центр тяжести назад перенеси, передние колеса приподними - и заезжай". На этот трюк я не решилась - побоялась упасть на спину. Поэтому страшно обрадовалась, увидев, что высокая лестница у 7-го корпуса КАИ оснащена рельсами и перилами. Но мои восторги закончились, как только я приблизилась к этим рельсам. Они оказались чуть шире, чем моя коляска. Впрочем, если бы они и подошли по ширине, попытка заехать по ним на крыльцо вуза превратилась бы в покорение горной вершины: настолько крутой там подъем.
Следующая остановка - площадь Свободы. К БКЗ и театру оперы и балета не подобраться - ступеньки. И даже чтобы доехать от одного здания до другого, нужно проявить изрядную сноровку: здесь есть спуски с тротуара на проезжую часть, но только с одной стороны. Съехать с тротуара у меня получилось легко, а вот подняться на него я не смогла, как ни пыталась. Казалось бы, мелочь, строительный недочет (или так и задумано?), но на десятисантиметровый бордюр самостоятельно не поднимешься. Зато порадовали водители: завидев меня у края проезжей части, они притормаживали и терпеливо ждали, пока я справлюсь с препятствием.
К зданию ратуши с двух сторон ведут длинные пандусы. Казалось бы, уж здесь-то проблем быть не должно. Ан нет. Подъем по этим пандусам может сравниться с основательной физкультурой: чтобы справиться с крутым подъемом, приходится изо всех сил налегать на колеса коляски. Спуск же превратился в экстремальный вид спорта: зазевавшись, кое-как успела остановить коляску, которая на этом спуске стала неуправляемой.
Расставшись с мечтами побывать на концерте или послушать оперу, я отправилась дальше. И доехала еще до одного университета. Понять, сможет ли посещать занятия в этом вузе инвалид, я не смогла, ведь КГФЭИ возвышается над улицей как неприступный замок. Подняться к нему по крутой лестнице трудно даже здоровому человеку, для инвалидов же не предусмотрены никакие приспособления. Так что, посмотрев на вуз снизу вверх и махнув рукой на высшее образование, отправляюсь в торговый центр "Кольцо". Здесь вход оборудован пандусом, но, чтобы найти его, мне пришлось объехать почти все здание - он оказался очень далеко от главного входа. Пандус удобный - широкий и пологий, а вот дверь в торговый центр узковата, пришлось буквально протискиваться в дверной проем. Так же осторожно я заезжала в лифт, он тоже неширок. В "Кольце" попробовала заплатить за телефон. Дотянуться до терминала удалось, но будь я на десять сантиметров ниже, пришлось бы приподниматься в коляске, чтобы увидеть экран. На третьем этаже подъехала к кассе кинотеатра:
- А можно на коляске кино посмотреть?
- Конечно! - заверил кассир. - Мы вам поможем в зал заехать, а там выбирайте: можете остаться в коляске в первом ряду, а можете попросить, и мы вам поможем пересесть в кресло.
После кино решила прогуляться по Баумана. Но выяснилось, что подземный переход под улицей Пушкина не для меня, спуститься туда я побоялась. А даже если бы набралась смелости, то в тесном переходе вряд ли справилась бы со своей коляской. Пришлось ехать метров тридцать до ближайшего светофора, преодолевая по дороге мелкие препятствия вроде тротуара с выбоинами и канавок от водосточных труб, на которых коляска угрожающе дергается и подпрыгивает.
- Давай я тебе помогу, - хватается за ручки коляски проходящая мимо женщина.
- Спасибо, я сама хочу... - пытаюсь отказаться я.
- Успеешь еще сама, - возражает женщина, но от коляски отходит.
Девиз "Я сама" приходится забыть на светофоре: перейти улицу Пушкина без помощи не получается - с обеих сторон высокие бордюры.
Неторопливая прогулка по Баумана доставляет удовольствие, если не отвлекаться на что-то еще. А вот попытка купить лекарство в аптеке серьезно портит настроение: перед ней небольшое крыльцо со ступенькой, слишком маленькое, чтобы на нем уместилась коляска. Снять деньги на лекарства в банкомате теоретически я могу: с коляски можно вставить карточку, дотянуться до кнопок и разглядеть экран. Только для этого мне придется вспорхнуть, чтобы преодолеть сразу две ступеньки.
Последняя точка моего путешествия - развлекательный комплекс "Ривьера". Позволить себе отдохнуть здесь может только очень обеспеченный человек на инвалидной коляске, зато он не встретит ни одного препятствия. В здание ведет длинный пологий пандус, внутри комплекса есть лифт. И "Ривьера" - единственное место, где мне помог обслуживающий персонал. На входе и на третьем этаже охранники придерживали двери, пока я маневрировала, пытаясь въехать в дверной проем, ничего не задев.
Довольная и почти окрыленная, из развлекательного комплекса направляюсь в аквапарк. Но там мне сказали, что я, конечно, могу поплавать и позагорать, но только на открытом пляже, а значит - летом. Зимой об отдыхе в аквапарке придется забыть: он просто не приспособлен для колясок.
- Вы поймите, мы вам не отказываем, - оправдывалась администратор. - К нам на самом деле еще никогда не обращались люди на колясках. И потом - колеса, они же грязные, их надо будет во что-то обернуть. Как вы это сделаете? А там дети маленькие бегают... Да даже если вы что-нибудь придумаете, вы потом намучаетесь в раздевалке, в душе. И вообще, вы там сможете только сидеть и смотреть, как другие развлекаются...
За три часа, что я потратила на этот эксперимент, мне не встретился ни один человек в инвалидной коляске. А ведь в Казани 1174 инвалида-колясочника (данные на 1 мая), сообщили мне в министерстве труда, занятости и социальной защиты. Но город мало приспособлен для нормального передвижения людей с ограниченными возможностями. А значит, человеку, который не может ходить, скорее всего придется сузить свой мир до размеров двора. Я-то после эксперимента встала на ноги и перестала замечать бесконечные ступени и пороги. Человек, прикованный к инвалидной коляске, этого сделать не может.

Автор: Мария Черноок
Источник: evening-kazan.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ