Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Мечта слепого Орфея

Жизнь била его и корёжила, но музыка помогла не сломаться. Пенсионер Николай Чёботов – инвалид по зрению с детства. Другой бы на его месте замкнулся или озлобился, а он стал учить слепых ребятишек играть на баяне.

Всем волкам назло

Коля Чёботов не видел практически ничего. Шесть процентов зрения, оставшихся у него, – это как шесть копеек с рубля. Вроде бы деньги, но что на них купишь?

Положение – хуже некуда, но Коля не думал сдаваться. Мальчик хотел учиться и ради этого рисковал жизнью. 

– Я родился в деревне Малиновка Тюкалинского района, – поясняет Николай Терентьевич. – У нас была лишь начальная школа, а пятый класс находился в соседнем селе.

Вроде бы ничего экстремального, если не знать, что до новой школы почти слепому ребенку приходилось шагать по 14 (!) километров. Причем через лес, полный волков.

– Бывало, зимой как запоют они, милые, на разные голоса – аж мурашки по коже, – вспоминает пенсионер. – До сих пор удивляюсь, что не съели меня, словно Красную Шапочку.

Когда в 1951 году один за другим скончались родители Коли, мальчика отправили в Омск. Так Чёботов оказался в школе для незрячих и слабовидящих детей, что находилась на улице Рабиновича, 77. Тогда же проявила себя и его тяга к музыке. У паренька оказался замечательный слух, и через три года Коля поехал учиться в Петропавловск. В то время там находилась музыкальная школа для незрячих детей.

Счастье быть нужным

Учеба давалась Чёботову легко. Как губка он впитывал знания, окончив школу без троек. И это при том, что в программе было 22 дисциплины. В том числе – музыкальные.

Некоторые за всю жизнь не могут освоить даже три простейших гитарных аккорда, а Коля за несколько лет научился играть на баяне и фортепьяно. Причем так, что его сразу назначили преподавателем в детскую музыкальную школу. Она находилась в городе Текели Талды-Курганской области.

Прибыв на место, Чёботов с головой окунулся в работу. Кроме своей родной школы, он преподавал и в обычной, где руководил детским хором и дирижировал сводным хором города. И всё это – одновременно. Коллеги, глядя на Николая, не понимали, откуда же он берет столько сил. А ему просто нравилось жить.

– В Текели я впервые почувствовал, что нужен людям, – говорит Николай Терентьевич. – И думал, что так же будет и в Омске, куда я вернулся в 1964 году.

Позабыт, позаброшен?

В нашем городе Чёботов тоже стал учить детей музыке.

– Я устроился на работу во вторую детскую музыкальную школу, – вспоминает Николай Терентьевич. – А чуть позже предложил нашему директору открыть филиал в омской школе для незрячих и слабовидящих детей. В той самой, где я и сам когда-то учился.

Со временем она превратилась в коррекционный интернат № 14. В прошлом году здесь отметили полувековой юбилей со дня рождения филиала второй городской музыкальной школы. Преподавателей поздравили ученики и выпускники школы. Среди них – депутат Государственной думы Олег Смолин, который когда-то учился у Николая Терентьевича. Но Чёботова на этом торжестве не было.

– Меня, основателя этого филиала, сократили еще в 1986 году, – говорит он. – Я думал, что обо мне вспомнят хотя бы в юбилей и, может быть, присвоят звание заслуженного работника культуры. Как оказалось, надеялся зря.

Но Николай Чёботов не привык роптать на судьбу. Да и не в званиях дело, а в памяти. Ученики же, которых он воспитал, своего педагога не забывают.

Вадим Дитковский

Источник: Вечерний Омск