Архив:

В Москве школьников-диабетиков отправляют делать уколы в туалет

Педагоги считают, что другие дети не должны видеть, как они вводят себе лекарство.  У первоклассницы Аси — диабет. Несколько раз в день, через четкие промежутки времени, ей нужно делать инъекцию инсулина. Но она не может получить нужный укол в кабинете медсестры. Администрация школы посоветовала семилетней девочке делать его себе... самой. В школьном туалете.

С инсулином - в медкабинет не пустим

- В школе №870, где Ася учится, мне заявили, что туалет — это самое стерильное место во всей школе, там же ежедневно моют! - возмущается мама девочки Екатерина Акатьева. - Говорят, что в классе укол делать нельзя, иначе учителю придется брать на себя всю ответственность. В медкабинете нельзя тем более, потому что медсестра по закону (тут голос мамы вообще срывается) не обязана отвечать за ученика-инвалида. На все вопросы у учителей ответ — скажите спасибо, что мы вас вообще впускаем в здание, чтобы вы сделали этот несчастный укол!

Справиться с уколами самостоятельно в таком возрасте дети еще не могут. У малышей просто не хватает рук, чтобы сделать все правильно, да и многие просто боятся инъекций. Да и память у первоклассников короткая.

- Подобное отношение кроме всего прочего ломает и Асину психику - она начинает думать, что ее уколы это что-то плохое, и начинает стесняться самой себя, - возмущается Екатерина.

- Да, она болеет, но она ни в коем случае ни чем не хуже других, здоровых детей! И считают, что моему ребеноку должны делать все необходимые процедуры в медкабинете под присмотром врача. Она не должна этим заниматься самостоятельно, прячась по углам и туалетам.

Странная, невероятная ситуация! Я решила выснить - неужели в школе такие черствые и бездушные руководители. Но в этот день, после того, как пост мамы появился в социальных сетях, пряталась уже сама директор школы 870, Наталья Копцева.

- Обратитесь в пресс-службу Департамента образования, без них комментарии не даем, - раз от разу отшивали меня в приемной директора.

Наталья Викторовна легкой тенью перемещалась между корпусами школы. Ее секретари играли мной в пинг-понг. И только после моего звонка в Департамент образования («Что скрывает ваш директор?» Копцева перезвонила сама:

- Это недоразумение! У нас в школе пять детишек с диабетом, и ни у кого таких проблем не было. Я уже позвонила маме и извинилась. Наши учителя прошли инструктаж, информация о таких детях есть у школьной медсестры и работников школы. При необходимости, мы обеспечиваем родителям возможность присутствовать в течение учебного дня в школе. Педагоги, у которых учится такой ребенок, знают, что ему нужно делать инъекцию инсулина и принимать пищу в определенное время.

- Почему же тогда девочку отправили в туалет?

- Мы предоставили маме девочки возможность присутствовать в школе во время завтрака и самой контролировать уровень сахара и питание дочери, делать инъекции, - зачитывает директор официальное объяснение. - Однако, при очередном посещении школы она столкнулась с некомпетентностью нашего сотрудника. Это был наш дежурный администратор, заведующий хозяйством. Не разобравшись в ситуации и превысив свои полномочия, он не разрешил маме пройти в медицинский кабинет. Сотрудник признал свою вину, принято решение об его увольнении.

Все. Инцидент исчерпан? Все в порядке? Увы, как бы не так. Пока я вылавливала Наталью Викторовну, успела пообщаться с мамами других детей-диабетиков. Их в московских школах тысячи. Просто не все родители готовы вывалить свою историю в Интернет.

Школьная еда до комы доведет

- В школе мне заявили: другие дети не должны видеть, как ваш сын делает уколы. У них слишком ранимая психика в этом возрасте! - вспоминает мама пятиклассника Светлана Пастухова.- Поэтому когда сын пошел в первый класс, мне пришлось бросить работу. Нужно было постоянно дежурить у входа, чтобы поставить на перемене укол, измерить уровень сахара в крови, покормить ребенка. И все тайком!

Еда из школьной столовой ребенка с таким заболеванием может вообще убить.

- Диабетикам нужно считать так называемые хлебные единицы — то есть, высчитывать количество углеводов в той или иной еде, - объясняет Елена, мама семиклассницы Сони. - Это делают взрослые, детям сложно высчитать это самим. Тем более, что школьные завтраки обычно переслащены, после них бывают повышенные показатели сахара. Так что дочери приходилось постоянно ходить со своей едой. В нашей школе это не приветствовалось.

Другая опасность, которая подстерегает диабетиков на уроках — это гипогликемия. Это когда сахар падает настолько, что у ребенка начинается дрожь и головная боль, путаются мысли. В тяжелых случаях он может даже упасть в обморок или впасть в кому. Чтобы этого избежать, нужно поднять уровень сахара — съесть яблоко или печеньку, выпить сладкого сока или колы.

Но... кто из неподготовленных учителей спокойно воспримет чавкающего во время урока ребенка? И кто знает, что нужно делать в экстренной ситуации?

- Нам пришлось поменять школу, - признается Светлана. - На новом месте мы сразу объяснили учителям, что к чему, принесли упаковку рафинада классному руководителю. Рассказали, что в случае обморока нужно срочно вызывать медсестру и скорую, а не совать под нос ватку с нашатырем. Меня потом даже несколько раз вызывали в школу, когда учительнице казалось, что ребенку плохо.

Болезнь - не поле для компромиссов

В случае с Асей все, кажется, закончилось более-менее благополучно. Пост с фотографиями первоклассницы, плачущей в школьном туалете со шприцом в руке, вызвал бурю праведного негодования.

- Директор пообещала, что вместе со мной обсудит как действовать дальше, - рассказывает Екатерина Акатьева. - Пока мне четко не сказали, где именно мы будем делать уколы и будет ли медсестра участвовать в наблюдении за состоянием здоровья Аси. Но директор очень просила нас не менять школу. Это невероятный прорыв. С нами готовы вести диалог, меня готовы слушать, а не затыкать рот и посылать в туалет.

Но положительный итог вышел почему-то только после того, как в ситуацию вмешались журналисты? И как быть родителям других нездоровых детей, которые не решаются бить в колокола в соцсетях и рассказывать свои истории в СМИ?

- Мы взяли под контроль эту ситуацию, - рассказала мне главный детский эндокринолог Минздрава Валентина Петеркова, директор Института детской эндокринологии. - Мама Аси пошла на поводу у эмоций. Обычно мы говорим родителям, что им нужно обязательно договориться с учителями и администрацией школы, найти общий язык. Конечно, кабинет медсестры должен быть всегда открыт для ребенка, не только для диабетика! Но вообще, мы и сами должны быть более терпимыми к детям с разными заболеваниями.

Раз уж даже в НИИ детской эндокринологии советуют просто "договариваться", значит, ни о какой систематической поддержке нездоровых ребят в школах и речи нет! Больной ребенок — неважно, диабетик или любой другой — и без того большое испытание для родителей. Почему они должны еще и "договариваться", выпрашивать разрешения у медсестер и педагогов?

Мнение эксперта

Александр Саверский, президент Лиги защиты пациентов:

- Медсестра — это не только тот человек, который должен предоставить возможности для детей-диабетиков в школе, но и как минимум проконтролировать их, а то и самой сделать укол. В любом случае за все, что происходит в ребенком на территории школы, несет ответственность учитель и директор. Так что не извиняться она должна была после скандала, а сразу же, 1 сентября, взять на учет всех детей с особенностями здоровья и продумать систему помощи им. Более того, ситуация с Асей может быть квалифицирована как противодействие оказанию медицинской помощи. А это уже статья 293 Уголовного кодекса- «Халатность». И она может быть применена к директору школы.

Цифры

По данным Всемирной организации здравоохранения, 3-5 процентов населения мира больны диабетом.

Взгляд с 6-го этажа

Могут ли учиться вместе здоровые и не очень здоровые дети?

Александр Милкус, редактор отдела образования и науки «КП»

Все это очень серьезно. Ребят с проблемами здоровья у нас не просто много, а очень много. Пару лет назад столичное образование взяло курс на инклюзию - совместное обучение здоровых ребят и инвалидов. Мол, дети с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья) должны социализироваться вместе со сверстниками. Это поможет и им не замыкаться в своих проблемах, и здоровым ребятам расти более внимательными, чуткими, умеющими общаться с разными людьми, в том числе и с особенными.

И вот какая, судя по письмам и звонками к нам в редакцию, выходит проблема: не все школы и учителя оказались готовы к работе с такими необычными ребятами. Тут ведь нужна дополнительная квалификация, знание особенностей заболевания и поведения ребенка с ОВЗ. А учитель и так с ног сбивается - попробуй научить 25 гавриков всему, что втиснуто в программу, отчитаться и еще все аттестации пройти. Прежде были классы для нездоровых ребятишек - у них и программа была более щадящая, и учителя прошли специальную подготовку. Теперь же считается, что современный педагог должен уметь работать с самыми разными учениками. Должен. А вот может?

Проблема эта гораздо шире, чем дикая история с малышкой-Асей. И «Комсомолка» будет к ней возвращаться еще не раз.

Ксения Конюхова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ