Архив:

Общество с ограниченными возможностями. Как инвалиду защитить свои права

Люди с инвалидностью постоянно сталкиваются с непринятием со стороны общества. В июле этого года Ирину Ясину, общественного деятеля с инвалидностью, в Перми не хотели пускать на самолет. В августе в Краснодарском крае человеку с ДЦП запретили тренироваться в спортзале, а девушку на инвалидной коляске не пустили в ночной клуб Иркутска. В сентябре в Москве юноше с аутизмом не продлили карту фитнес-клуба X-Fit, а казанский ЗАГС отказался регистрировать брак слепого мужчины. Правозащитники и юристы рассказали «Йоду», как инвалиду защитить свои права.

Не пустили «из-за признаков травматизма»

Уголовное дело об оскорблении сестры Натальи Водяновой Оксаны прекратили после примирения сторон. 11 августа сотрудник кафе «Фламинго» потребовал, чтобы Оксана, у которой аутизм и ДЦП, покинула заведение, и сказал: «Сначала вылечись, а потом ходи по кафе». Девушку вместе с няней силой выпроводили охранники. Эта история получила широкую огласку в СМИ. СКР возбудил уголовное дело по статье «Унижение человеческого достоинства с применением насилия». Недавно Наталья Водянова встретилась с директором и персоналом кафе, где она сказала, что не держит на них обиды, а такая реакция типична для России.

Никита Сорокин, руководитель правозащитного движения «Честный петербург» и инвалид 2-й группы:

"Большинство инвалидов постоянно сталкиваются с дискриминацией в сфере услуг. Владельцы развлекательных учреждений не считают нужным оборудовать заведения с учетом потребностей инвалидов и просто отказывают нам в обслуживании. Надежды, что государство начнет защищать права инвалидов, нет, поэтому ситуацию надо менять собственными силами."

Сейчас Никита Сорокин готовит судебный иск на владельцев ночного клуба «Нил» города Рыбинска Ярославской области. Несколько месяцев назад охранники клуба не разрешили Сорокину, который передвигается с помощью опорных тростей, войти внутрь. «Я приехал из Петербурга в родной город и решил вместе с родителями отдохнуть в одном из лучших клубов. На входе меня остановили секьюрити и заявили, что инвалидам здесь не место. Они не хамили, наоборот, смущались, опускали глаза и ссылались на некое распоряжение руководства клуба», — рассказывает Сорокин. Молодой человек отправил письмо в администрацию Рыбинска с просьбой разобраться в ситуации и получил ответ, что его не пустили в клуб «из-за признаков травматизма». Генеральный директор ночного клуба «Нил» Александр Колодочка сказал «Йоду», что произошло недоразумение, охранники действовали по собственной воле, а «свою голову им не поставишь» и он готов принести Сорокину извинения. На вопрос, почему он не сделал этого до сих пор, предприниматель ответил, что у него нет контактов Сорокина.

«За три месяца я не получил от руководства клуба никакого ответа. Они не удосужились со мной связаться, так что я буду писать в прокуратуру и судиться, тем более что опыт у меня уже есть», — говорит Сорокин.

9a90ea8ea9de2dcaefa73fb855fad48c.jpg

Год назад Сорокину не разрешили войти в кафе «Такао» на Невском проспекте. Администратор кафе сообщил, что может предложить Сорокину только столик у прохода, рядом с выходом. «Я сказал, что хочу занять удобное место на втором этаже — я прекрасно поднимаюсь по лестнице. Но мне ответили, что не собираются нести материальную ответственность, если я вдруг упаду», — говорит Сорокин. Молодой человек попросил позвать директора ресторана, но ему отказали.

Сорокин написал заявление в прокуратуру, и через некоторое время его вызвал к себе директор ресторана. Он принес свои извинения, подарил скидочную карту и обещал, что в ближайшее время оборудует заведение для людей с инвалидностью. Сорокин так и не узнал, было ли выполнено обещание. «С тех пор я там ни разу не был. Остался неприятный осадок, несмотря на извинения», — поделился Сорокин. Руководители ресторана «Такао» оперативный комментарий «Йоду» не предоставили.

Пиррова победа

Юрист Алексей Алёшин говорит, что подобные действия являются нарушением закона «О социальной защите инвалидов в РФ» и Конвенции о правах инвалидов, которую Россия ратифицировала. В 2014 году Алёшин купил билеты на концерт Милен Фармер, который проходил в спорткомплексе «Олимпийский». Алёшин передвигается на инвалидной коляске, о чем предупредил организаторов концерта, ему обещали оказать помощь. Перед началом шоу Алёшина попросили по лестнице подняться наверх. На инвалидной коляске сделать это было очень трудно. На балкон его тоже не пустили и заставили спускаться вниз. В результате инвалида загнали на танцпол: «Там собралось очень много людей, они падали на меня, и я с трудом выбрался живым. До сих пор после этого концерта восстанавливаю здоровье». Алёшин подал на спорткомплекс «Олимпийский» и организаторов концерта в суд и потребовал компенсацию за причинение морального ущерба и вреда здоровью. Суд присудил спорткомплексу выплатить пострадавшему 60 тысяч рублей. «На лечение после концерта я потратил намного больше денег. „Олимпийский“ по-прежнему опасен для инвалидов. Так что это была пиррова победа, но все равно надо отстаивать свои права и быть активными», — считает Алёшин.

«Важно, чтобы поступки недобросовестных предпринимателей стали широко известны и они понимали, что дискриминация инвалидов вызывает протест»

Юрист советует человеку с инвалидностью, если его не пускают в коммерческое заведение, вызывать полицию и фиксировать факт нарушения закона и Конвенции о правах инвалидов, делать видео- и фотосъемку.

Закон и бойкот

«Если инвалида не пустили в какое-то заведение, нужно написать претензию на имя генерального директора в организацию, которая подвергла человека с инвалидностью дискриминации, получить ответ и с ним уже обращаться в прокуратуру и суд», — рекомендует Павел Обиух, инвалид по зрению и руководитель незрячих тренеров компании «Диалоги в темноте».

Обиух добавляет, что в законе «О социальной защите инвалидов в РФ» не написано, какое наказание предусмотрено за его нарушение.

Павел Обиух, инвалид по зрению и руководитель незрячих тренеров компании «Диалоги в темноте»:

"Суммы, которые присуждают за нарушение прав инвалидов, небольшие. И даже если вдруг инвалид отсудит миллион рублей, это не повлияет на ситуацию в целом. Система права в России не прецедентная. В законе, защищающем права инвалидов, нужно прописать санкционирование. А пока получается, как с парковками: почти везде выделены парковки для инвалидов, но машины там ставят все подряд. Штраф за это у нас небольшой. А в Европе за такое правонарушение придется заплатить 700 евро. Так что закон мало помогает изменить отношение общества к инвалидам."

Он советует инвалидам для защиты своих прав задействовать общественное мнение. «Важно, чтобы поступки недобросовестных предпринимателей стали широко известны и они понимали, что дискриминация инвалидов вызывает протест со стороны общества. Инвалид, у которого нет сестры топ-модели, может привлечь внимание общественности к своей проблеме: поднимайте шум в социальных сетях, связывайтесь с журналистами», — говорит Обиух.

«Жду своей очереди у банкомата в норковой шубе, а люди, которые выходят из банка, кидают мне монеты»

В 2012 году жителя Екатеринбурга инвалида-колясочника Александра Мокина не пустили в кафе «Галерея», где он собирался праздновать свой день рождения. Арт-директор сказала Мокину, что своим видом он испортит аппетит. Жители Екатеринбурга узнали о диком случае из соцсетей, призывали бойкотировать ресторан, устраивали пикеты в поддержку Мокина. В результате заведение закрыли из-за банкротства.

Администрация президента и консул Германии

Надежда Белькова, председатель совета Межрегиональной общественной организации инвалидов «Пилигрим», рассказывает, что большинство театров, кинотеатров, музеев не приспособлены для инвалидов:

«Развлекательные учреждения не готовы к тому, что среди посетителей могут быть люди с ограниченными возможностями. Однажды в нашу организацию приехала из Германии делегация инвалидов-колясочников. Мы хотели показать им Большой театр. Предупредили администрацию театра заранее. Но нам ответили, что могут пустить на спектакль только шесть человек, половину нашей группы. Тогда нам удалось решить проблему только с помощью Администрации президента».

d8e55a58dad73e9e6635aa4953f0b939.jpg

Белькова вспоминает, что несколько лет назад сотрудников правозащитных организаций не пустили на рейс Airberlin: представитель авиакомпании заявил, что на борт могут взять только двух инвалидов на колясках, таковы внутренние правила. «Мы позвонили консулу, он тут же с нами связался, принес извинения и обещал, что подобное не повторится. У германских чиновников даже сомнений не было, что отказывать брать на борт инвалида — дикость. Для нашей власти такое отношение к инвалидам скорее исключение, чем правило», — отмечает Белькова.

Принимают за нищих

Руководитель проектов в общественной организации для людей с инвалидностью «Перспектива» Мария Генделева говорит, что жалоб на дискриминацию как потребителей со стороны людей с ограниченными возможностями становится больше. «Инвалиды стали чаще выходить из дома, они хотят посещать публичные места, но общество к этому не готово. Бизнесмены до сих пор не понимают, что люди с инвалидностью — перспективные клиенты. Они могут покупать дорогую одежду, посещать хорошие рестораны. В нашем обществе есть стереотип: человек на коляске не работает, живет на пенсию — значит, он нищий. Мне, например, на улице периодически милостыню подают. Представьте, я жду своей очереди у банкомата в норковой шубе, а люди, которые выходят из банка, кидают мне монеты», — говорит Генделева. Она уверена, что бизнесу уже давно пора отказаться от таких устаревших предрассудков. Люди с инвалидностью могут быть перспективными и выгодными клиентами.

Дарина Шевченко

Источник: Йод

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ